Сегодня среда, 14 ноября 2018 года

Газета издавалась с 1838 года по 1918 год.
Издание возобновлено 29 декабря 1990 года.

Василий Дубовский

Пора собирать стёкла

Стеклянный завод в Малой Вишере. Почтовая открытка начала XX века. Фото предоставлены Еленой Сироткиной

Стеклянный завод в Малой Вишере. Почтовая открытка начала XX века. Фото предоставлены Еленой Сироткиной

В XIX веке купцы Курженковы создали Малой Вишере задел на сто лет вперёд

Хорошая новость: на этой неделе Маловишерский стекольный завод планирует запустить стекловаренную печь непрерывного действия для изготовления трубочного стекла. Есть заказ из Новосибирска на изготовление стеклотрубки для приборов ночного видения.

Не так давно автор этих строк был на предприятии. Впечатления остались не самые радужные. Хотя в цеха я не попал, заглянув только в административную часть.

— О чем говорить? — директору ООО «Светлана — Маловишерский стекольный завод» Ивану СТЕПАНОВУ было не до интервью. — А вот когда заработаем...

Хотя до былых объемов далековато будет. Когда-то больше трех тысяч человек трудились на заводе. Осталось — в десятки раз меньше. Но заработали, и это уже хорошо.

Честно сказать, заглянул на завод попутно, интересуясь не настоящим, а прошлым. Причем не производственно благополучным советским, памятником которому преимущественно и является сегодняшнее предприятие. Подтверждением тому — большая фотоподборка «Заброшенный завод», выложенная в «ВКонтакте». На одной из фотографий — лозунг «Да здравствует великое, нерушимое единство партии и народа». Когда это было...

Жаль. Потому что стекольное производство для Малой Вишеры — что называется из коренных. В конце XIX века на нынешней территории района насчитывалось пять стеклодельных производств. Самым крупным из них была фабрика братьев Павла и Михаила Курженковых в Малой Вишере.

Юрий Курженков с супругой Фото предоставлены Еленой Сироткиной

Говорю об этом не в пику районным властям, пытающимся раскрутить туризм под брендом лесного человека Авдошки и поставившим на центральной площади памятник ему, а не людям, создававшим промышленную Малую Вишеру. Всего лишь особенность переживаемого периода. А каким будет вектор развития — это время покажет. Словом, победил йети, но ничего еще не проиграл купец.

С Божией помощью в сочельник

Есть такая профессия — краевед. Это может быть дипломированный специалист, все-таки историческому краеведению у нас учат. Но нередко всё зависит от состояния души человека пытливого, любящего то место, где он живет.
«Краеведение вносит в окружение человека высокую степень духовности, без которой человек не может осмысленно существовать», — считал академик Дмитрий Лихачев. Ведь даже «когда мы узнаем, кто жил в том или ином доме, какая жизнь протекала в нем, что в нем было создано, дом этот для нас уже особый. Он наполняется духовным содержанием, преобразуется».

Потому-то и трудно переоценить деятельность (практически бескорыстную) тех неугомонных людей, которые исследуют историю города или поселения. Чем их больше, тем полнее и объективнее будет информация. Можно сомневаться в их выводах — нечто подобное я ощутил в маловишерской районной администрации в отношении журналиста и краеведа Елены СИРОТКИНОЙ, но историю рода купцов и промышленников Курженковых «раскопала» главным образом она.

Елене Николаевне удалось выпустить два исторических путеводителя, посвященных этой семье, ее наследию.

«Курженковы были настоящими хозяевами Малой Вишеры и окрестных деревень, — пишет она. — Они сформировали экономику с заделом на сто лет вперед — столько просуществовали их стекольные заводы»

А также «Курженковы председательствовали, попечительствовали, членствовали», «были одними из ярых сторонников превращения посада в город».

— С Божией помощью, — говорит Елена Сироткина, — ведь это случилось в Рождественский сочельник, через Интернет я нашла старейшего потомка Курженковых — Юрия Константиновича. Мы встретились, я взяла у него интервью.
«Мы долго скрывали наше происхождение», — это было едва ли не первым, что он рассказал

Помни имя своё

Отец Юрия Курженкова Константин Павлович — офицер, участник Первой мировой войны, кавалер Георгиевского креста, после революции работал в Петрограде на кожевенном заводе, по вечерам преподавал математику. В 1937-м был арестован и расстрелян.

Юрия Курженкова как сына «врага народа» не принимали в комсомол, на работу, очень трудно было поступить в вуз. Но он не отказался от своей фамилии, как ему предлагали поступить. Он прошел всю Великую Отечественную войну. С августа 1941 года (в партизанском отряде) по май 1945-го. Весть о победе застала старшину Курженкова в Чехословакии. Награжден орденом Отечественной войны и пятнадцатью медалями. После демобилизации преподавал физику и математику в 1-й средней женской школе в Боровичах. В 1957-м был переведен в Ленинградскую область, был завучем, директором. Очень любил школу и детей. Когда в 1990-е в школе деревни Кузьмолово некому стало преподавать, его снова пригласили на работу, и он это воспринял как подарок судьбы.

— А когда дедушке пришлось уйти, дети в классе плакали, — вспоминает внучка Юрия Константиновича Мария ТОМКОВИЧ.

Мария станет составлять генеалогическое древо Курженковых. Увлеклась еще в школе, продолжила в институте.

— Я горжусь тем, что у меня такие предки, — говорит она.

Потом было знакомство через Интернет с Еленой Сироткиной. Потом — приезд в Малую Вишеру, встреча в районной администрации, располагающейся в здании, построенном одним из сыновей Павла Курженкова — Иваном. Красивейшее здание, к слову сказать. Без него центр города просто обеднел бы. Еще поставили крест и ограду на могиле Павла Семеновича и Александры Федоровны Курженковых, что на кладбище, разоренном в 1930-х.

Видела Мария и стекольный завод.

— У меня после этого даже возникло желание посетить головное предприятие «Светланы» в Санкт-Петербурге. Но что я им скажу? Как химик, сотрудник НИИ, может, что-то понимаю в этом деле, но я же не инвестор...

In memoriam

В путеводителе «по Курженковым» — подробные сведения о корнях и ветвях этой фамилии. И, увы, очень мало живой личностной информации. Кто расскажет, какими людьми они были? Хотя бы двое из них, те самые Павел и Михаил Семеновичи. Ну, сразу после 1917-го, там-то всё ясно было — мироеды, эксплуататоры. А теперь?

Здание районной администрации, бывший особняк Ивана Курженкова Фото из архива «НВ»

Наверное, как минимум энергичными, деловыми людьми они были, раз продвигали технический прогресс, созидали, давали рабочие места — нынче‑то государство обеими руками за такой бизнес. И порода, культура, видимо, всё же были. Построить такой особняк, что был у Ивана Курженкова, это, знаете ли, требует некоего аристократизма за душой.

А Павел Курженков нам нынешним тем ещё пример, что был главой очень большой семьи — одиннадцать детей было у Павла Семеновича с Александрой Федоровной. Да ещё несколько детишек умерли в младенчестве. Было кому передать фамильное дело. Стекольные заводы унаследовал старший сын Григорий Павлович. Но ненадолго. И жизнь у него оказалась довольно недолгой, окончившись задолго до страшного 1937-го.

Как же быть с памятью о купцах? Постараться побольше её собрать, наверное. И наперед уже не ставить на одну доску с Авдошкой. Хотя бы о мемориальной доске на здании районной администрации можно пофантазировать? И на заводе тоже бы. Там, кстати, обещано ещё и печь ручного выдувания зажечь.

А род Курженковых не иссяк. Правнуки Юрия Константиновича Даниил и Егор — уже совсем большие...

РЕКЛАМА

Еще статьи

В таких нарядах ходили встарь бабы Усть-Цильмы

Автопробег длиною в пятьсот лет

По следам новгородской цивилизации прошли «Земляки»

18.07.2018 / Земляки

Костюмы, как и песенные традиции, передаются в семьях устьцилёмов из поколения в поколение

Из Великого Новгорода — в Усть-Цильму

Журналисты Северо-Запада пройдут путём средневековых новгородцев

04.07.2018 / Земляки

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 14.11.2018 года
РЕКЛАМА
ФОТОГАЛЕРЕЯ
РЕКЛАМА