Понедельник, 26 февраля 2024

Информационный портал

Лента новостей

РЕКЛАМА

Василий Дубовский

Не путать с Бельгией

История фабрики в экспозиции. На переднем плане – вал для накатки рисунка обоев начала XX века.

История фабрики в экспозиции. На переднем плане – вал для накатки рисунка обоев начала XX века.

Фото: из архива Боровичского музея

Вельгия — бумажная река, которая не мелеет

О том, что в Боровичах успешно импортозаместилась бумажная фабрика, разговор идёт не первый месяц. На разных уровнях, включая федеральный, её ставят в пример.

Руководство АО «Вельгийская бумажная фабрика» грамотно сориентировалось в ситуации рыночного дефицита офисной бумаги, быстро наладив выпуск альтернативы. Только не белой, а кремовой или цвета слоновой кости. Зато в разы дешевле импортной. И ничего, пришло время вспомнить, что когда-то вся писчая бумага такой и была.

— Когда мы берём в руки архивные документы, то у них похожий оттенок, — говорит заведующая Музеем истории города Боровичи и Боровичского края Ирина СТОЛБОВА. — Можно даже найти в этом свою прелесть. А можно провести некие исторические параллели.

По мнению Ирины Анатольевны, мы переживаем период ломки стереотипов. Мы привыкли, да и приучили нас к этому, что всё лучшее как бы оттуда, из-за границы то есть. Стартовая оценка потребителя: «Это чьё? А-а, наше…». И вот новый стандарт: «А что, своего нет, что ли?».

Бумажная фабрика на речке Вельгия была основана Самуилом Фурманом. В 1888 году она уже дала первую продукцию — картон и обёрточную бумагу. Но в Боровичах была ещё одна, даже старше — 1879 года. Это фабрика Фердинанда Шаца, специализировавшаяся на бумажном сырье. По этой причине Фурман Шацу был не конкурент. В канун Первой мировой войны Вельгийская фабрика находилась в аренде у Наума Гинзбурга. После революции её национализировали, и в 1921 году она вошла в Новгородский бумажный трест.

Сравнительно недавно, каких-нибудь несколько лет назад, в Боровичах объявились потомки Гинзбурга — внук Семён Альтов и правнук Николай Рогинский. Известный сатирик и сотрудник Московского музея декоративно-прикладного искусства. В общем, люди, имеющие по роду деятельности отношение к бумаге. И на наследство не претендующие. Просто им очень хотелось больше узнать о собственной родословной. А там такая фактория. Приятное чувство с оттенком ностальгии. И дополнительные краски к истории предприятия.

На бумажной фабрике и более 100 лет назад тонко чувствовали запросы соотечествен-ников. уже тогда начали выпускать тиснёные обои. По европейской моде, как водится. Они, кстати, есть в экспозиции Боровичского музея.

Для советского человека обои — это вообще сакральное слово. Многие из нас по сей день помнят, как выстаивали в длиннющих очередях, чтобы поклеить родные стены чем-нибудь этаким. Даже в столицах гонялись за боровичскими. Правда, иногда срабатывал и специфический звуковой эффект: «Что дают? Бельгийские?!». Так получается, что господин Шац неожиданно для самого себя сделал тонкий маркетинговый ход с очень далёким прицелом, решив по-простому назвать фабрику по реке. 

В 1957-м, идя навстречу 40-летию Октября, фабрика со страниц газеты «Красная искра» рапортовала о трудовых свершениях: выпущено 12 миллионов рулонов обоев, 10 миллионов бумажных скатертей, 150 миллионов салфеток… Проведена большая реконструкция, в частности, позволившая выпускать тиснёные обои (опять!).

Коллектив взял на себя, как сказали бы теперь, большие социальные обязательства: построить стрелковый тир, беговые дорожки вокруг футбольного поля, городошные, волейбольные и баскетбольные площадки и секторы для метаний. Свидетелем тому — скульптура спортсмена, изготовившегося толкнуть тяжёлый снаряд. Метатель стоит на территории современной фабрики.

В каком-то смысле традиция, большой опыт деятельности в разных экономических моделях и обстоятельствах — ядро устойчивости предприятия. Выстояли в 1990-е, пережили экономику без границ. Хотя конкурировать с технологически развитым Западом, конечно, очень нелегко. Та же офисная бумага у нас кремовая, потому что нет технологии, нет оборудования для отбеливания. И тем не менее сегодняшний день, современные вызовы — это, конечно, шанс.

Ольга СЕМЁНОВА:

«Больше дела, меньше пафоса»

Нынешний директор АО «Вельгийская бумажная фабрика» сама является примером преемственности в истории предприятия. Её отец, Виктор Викторович Черников, возглавлял фабрику в сложнейший постперестроечный период.

— На мой взгляд, нам нужно быть аккуратнее с терминами, — говорит Ольга Викторовна. — Не уверена, что в нашем случае произошло полноценное импортозамещение. Это была реакция на создавшуюся рыночную конъюнктуру. Мы же выпускали офисную бумагу для собственных нужд. Протестировали — она прошла испытания на всех копировальных устройствах. У нас стали брать её на пробу, потом это стало расти в геометрической прогрессии.

Вы позиционируете её как «эко».

— Мы же не применяем дополнительных отбеливающих веществ. Современный человек об этом не задумывается, но качество, комфорт имеют и определённые издержки. Советскую продукцию можно было упрекать в чём угодно, но она была натуральной.

Что дальше?

— Ничуть не проще. Такую же бумагу стали выпускать другие отечественные производители. Например, Светогорск. У них она поглаже, поскольку оборудование новее. Хотя печать наносится практически одинаково. Наша фабрика не такая большая, и мы ориентируемся на разный ассортимент. Сейчас стали выпускать основу для туалетной бумаги.

Сегодняшний день Вельгийской бумажной фабрики. Фото duma.novreg.ru

Но вам не хотелось бы, чтобы наши западные «партнёры» резко сдали назад? 

— Никак не могу сказать, что мы горим желанием сотрудничать с враждебно настроенными странами. Но нам не хватило поработать год-два в прежних условиях. Скажем, на старте года у нас было 20 миллионов рублей прибыли в месяц, а теперь — значительно меньше. И это ограничивает возможности выхода на новые рынки.

В конце концов на Европе свет не сошёлся клином. Однако логистика дороже, и ресурс для технического перевооружения ограничен. Что обнадёживает, так это спрос. На нас выходят импортёры. Буквально недавно был запрос по бумаге для сигарет. На этой неделе — встреча по бумаге для этикеток. А буквально сегодня перед вашим звонком у меня было совещание, на котором обсуждался вопрос о выпуске бумаги для книг и журналов. И художественные виды бумаги будем стараться производить.

Мы востребованы, это — главное. Поэтому смотрим в ближайшее будущее с оптимизмом. Но сдержанным. Не всё ведь зависит от нас самих. Точно так же, как импортозамещение — задача прежде всего общегосударственная.

Теги: Боровичи, бумажная фабрика

РЕКЛАМА

Еще статьи

Среди первых находок — пластины для вёрстки.

Буква за буквой

Многолетние поиски места расположения газеты 2-й Ударной армии «Отвага» увенчались успехом

21.02.2024 | История

На скамье подсудимых Григорий Гуревич (справа) и Николай Иванов.

Гриша-пулемётчик, заслуживший пулю, отлитую из двойной ненависти

В феврале 1962 года в Новгороде подходил к концу процесс по делу фельдфебеля Гуревича, лично уничтожившего более двух со...

07.02.2024 | История

Портрет графини Екатерины Александровны Стройновской. Неизвестный художник. 1820—1830-е гг. Музей изобразительных искусств, Великий Новгород

Губернатор и «та самая Татьяна»

О чём свидетельствуют три надгробных камня в деревне Налючи Парфинского района

07.02.2024 | История

Вера Быстрова среди коллег.

Спасти Веру

История ленинградской блокады глазами и устами потомственного врача

31.01.2024 | История

Икона «Богоматерь Тихвинская» без оклада — до реставрации и после неё.

Что скрывает время?

Рентгенологи новгородского травмпункта помогли датировать древнюю икону Тихвинской Богоматери

31.01.2024 | История

За заслуги перед Отечеством Терентий Штыков награждён тремя орденами Ленина, орденом Красного Знамени, орденом Суворова I степени и тремя орденами Кутузова I степени.  На снимке: Терентий ШТЫКОВ (слева) с Михаилом НИКИТИНЫМ, начальником Ленинградского штаба партизанского движения.

Сады Терентия Штыкова

Был ли первый секретарь обкома кризисным менеджером советской эпохи?

24.01.2024 | История

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 21.02.2024 года