Четверг, 02 декабря 2021

Информационный портал

Лента новостей

РЕКЛАМА

Василий Дубовский

Честь имеем!

Проект реконструкции Ясной Поляны передан Федорковскому сельскому поселению.

Проект реконструкции Ясной Поляны передан Федорковскому сельскому поселению.

Фото: Василия ДУБОВСКОГО

Проект на 100 миллионов, который сам пробьёт себе дорогу

Это было ещё по весне — встреча в Ясной Поляне проектировщиков, геодезистов, поисковиков, представителей власти. Разговор «по пунктам» о предстоящей реконструкции одного из крупнейших в области военных мемориалов, где покоятся останки около 40 тысяч красноармейцев.

— В этом году у нас должен быть готовый проект, прошедший государственную экспертизу, — питерский предприниматель Вадим САЯПИН привык ставить задачу по-военному чётко.

«НВ» рассказывали, как всё начиналось («Потому что мы — люди», 21 апреля 2021 года). И вот, спустя несколько месяцев, на заседании Общественного совета при администрации Парфинского района проект был передан Федорковскому сельскому поселению. Можно сказать, в дар.

Теперь на повестке дня — следующий «пункт»: надо изыскать средства. Ни много ни мало, а 100 миллионов рублей. Согласно смете, утверждённой госэкспертизой. Реальные затраты, скорее всего, окажутся выше, поскольку смета не учитывает расширения границ земельного участка. У мемориала должен быть запас территории: каждый год поисковики поднимают солдат Великой Отечественной. Нужна инфраструктура — подъезды, парковки.

Алгоритм, казалось бы, прост: заявка поселения в областную программу, а области — в федеральную. Результат пока не известен.

Что такое 100 миллионов? Это на порядок больше бюджета поселения, ответственного за содержание действующего мемориала и вдвое больше той суммы, которая закладывается в областную программу для поддержания в надлежащем виде воинских захоронений.

— Не думаю, что надо подгонять задачу под ресурс, — говорит Вадим Анатольевич. — Ответ известен: денег нет! И что дальше?

Да, в Парфине уже «подгоняли», потратив государственный рубль на проект реконструкции, от которого пришлось отказаться.

А принцип Саяпина такой: или делать по-людски, или не браться вовсе. Пусть будет дороже, но долговечнее. Всё-таки карельский гранит, из которого будут плиты, это именно карельский гранит. Сэкономим потом — качественный материал требует меньше затрат на обслуживание. Само собой, поселение — двумя руками за такой подход.

По-людски — это и перепланировка территории мемориала. Поисковики «Долины» провели большую работу по уточнению границ захоронений. Оказалось, нынешние дорожки сплошь и рядом пересекают могилы. Даже яснополянский солдат — символ мемориала — стоит не на месте. Памятник можно перенести, с дорожками несколько сложнее, но там, где не избежать пересечений, будут поставлены мостики.

Так же тщательно проводится сверка имён. Кто-кто, а поисковики знают, какая это великая ценность — имя воина. Знает это и Вадим Саяпин: он сам, когда начинал поиски своего деда Георгия Романова, ездил по воинским захоронениям, вчитываясь в надписи на плитах. В его случае всё оказалось сложнее — «НВ» рассказывали об этом («Высота Вадима Саяпина», 4 июля 2018 года).

Планировка действующего мемориала не соответствует реальному расположению захоронений. Фото предоставлено Антоном КАНЕВСКИМ

Георгий Дмитриевич с боевыми товарищами уже несколько лет покоятся в селе Давыдово на мемориале, реконструированном его внуком. А Вадим Анатольевич помогает теперь достойно увековечить память солдат, похороненных в Ясной Поляне.

Упало золото берёз. Это временный покров. Но, по крайней мере, один лист — в прожилках дорожек — будет всегда. Тут связь с идеей давыдовского «Опавшего листа». Почему нет? Лист как сама вечность.

— Вот увидите, этот проект вытянет сам себя! — говорит мне Саяпин. — Кто-то скажет, что надо думать о живых. У нас на дороги не хватает. И на то, и на сё. А мы думаем и про живых. Увековечение памяти солдат — это инвестиции в будущее. В наших детей и внуков.

В общем, всё в силе: в 2022 году предстоит изготовить плиты (500) и нанести имена, и это, отметим, примерно 80% от стоимости всей реконструкции, а уже в 2023-м надо будет установить плиты и выполнить все остальные работы.

Буквально недавно оставили свои посты глава Парфинского района Елена Леонтьева и глава Федорковского поселения Галина Семёнова. Вадим Саяпин хотел бы поблагодарить их за душевное отношение к общему делу. От себя и от лица своей команды, имеющей опыт совместной работы ещё по Давыдову. С некоторыми из его друзей корреспонденту «НВ» удалось пообщаться.

*   *   *
Татьяна ПРОКОФЬЕВА, координатор проекта: 

— У нас в семье есть свой пропавший без вести. Я знаю, что его не может быть в Ясной Поляне. И всё равно автоматически пробежала глазами по спискам захороненных тут красноармейцев. А вдруг?.. Спасибо проекту за то, что он открыл мне людей. Даже не знала, что такие есть. Они другого склада. Я про поисковиков.

Михаил БЕРЁЗКИН, предприниматель:

— С детства была тяга к парашютам. Сын это подхватил, стал десантником. Думаю, что и младший пойдёт туда же. Надеюсь, внуку передам свой голубой берет. Мой дед — офицер, командир разведгруппы, погиб при десантировании в тыл врага. Я ездил в тот район. Глухая Карелия — ни людей, ни дорог. И так же в архивах — ни-че-го. Осталось последнее письмо жене — как прощание. Береги детей, не поминай лихом. То, что происходит сейчас в Ясной Поляне, для меня это — прикосновение к великому.

Марина ЗОЛОТОВА, руководитель проектной группы: 

— Во мне что-то перевернулось, когда я увидела списки погибших. Мальчишки, только начавшие жить. Такие же, как наши дети. И ты не просто чертишь какой-то чертёж, ты пропускаешь всю эту историю через себя. Когда будет открытие реконструированного мемориала, а это обязательно будет, мы приедем семьями.

Антон КАНЕВСКИЙ, архитектор:

— Если в двух словах, то моя личная история такая: все вернулись! Мои дедушка с бабушкой в школе сидели за одной партой, а повенчала их война. Встретились в госпитале. Его привезли с раздробленной ногой. Она прибежала посмотреть: неужели это тот самый?.. И не узнала. А он ей: «Да тот я Каневский, тот!». За их счастье, за то, что я такой живу, я должен вам, невернувшиеся.

Ольга ОКАТОВА, скульптор:

— На сегодня монумент в Ясной Поляне — главный в моей жизни. Меня как художника очень зацепила эта история. Она началась ещё в Давыдове. Когда я узнала, сколько бойцов подняли поисковики, а это были тысячи, пока Вадим Анатольевич Саяпин искал своего деда, то была потрясена. Я теперь студентам рассказываю о проекте, о том, как много ещё не найдено солдат и что есть Поисковое движение России, — они не знали! Им интересно, есть ребята, которые хотели бы познакомиться с этим ближе.

РЕКЛАМА

Еще статьи

На обучающем интенсиве финансовый помощник разъяснит, как разобраться с собственным бюджетом.

Как работают деньги

Нужен ли пользователям, запутавшимся в доходах-расходах, совет профессионала?

01.12.2021 | Общество

Работать в защитном костюме Юлия уже привыкла.

Надо хотеть жить!

Специфика «Красной зоны» — только для стрессоустойчивых

01.12.2021 | Общество

Автопортрет на фоне окна, с видом на Кремль (1846).

Тициан с берегов Керести

Что можно сделать в память о великом художнике-портретисте Василии Тропинине

01.12.2021 | Общество

Команда энтузиастов музея может собрать из куска ржавого кузова произведение технического искусства.

Гость из Кировска

Музей Тёсовской узкоколейки собирает средства на доставку «домой» нового экспоната

01.12.2021 | Общество

Сделаем вместе

В 2022 году размер субсидии из областного бюджета на одну заявку ТОС увеличится до 150 000 рублей

01.12.2021 | Общество

Не для галочки

Банкам запретят выставлять клиентам избыточные условия при получении кредитов

01.12.2021 | Общество

РЕКЛАМА

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 01.12.2021 года

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА