Суббота, 16 октября 2021

Информационный портал

Лента новостей

РЕКЛАМА

«Вернусь и всех обниму!»

Раиса Леонтьевна и Ирина Владимировна Черемновы.

Раиса Леонтьевна и Ирина Владимировна Черемновы.

Фото: Фархада ЮСУПОВА

К 78-летию подвига героев-новокузнечан

Какой он всё-таки тёплый, этот заснеженный Новокузнецк. Как проникновенно говорил мэр Сергей Кузнецов у памятника героям-землякам в день освобождения Великого Новгорода. Какие замечательные ёлочки привез им из Сибири. Главное — привёз внучек Александра Красилова и Леонтия Черемнова. Живи сегодня в Новокузнецке потомки Ивана Герасименко — наверняка и их бы взял.

БОЙЦЫ 225-й стрелковой дивизии Герасименко, Черемнов и Красилов погибли 29 января 1942 года при уничтожении опорного пункта противника в районе опор («быков») недостроенного железнодорожного моста через Волхов, накрыв грудью амбразуры вражеских дзотов. В истории Великой Отечественной войны это останется первым примером коллективного самопожертвования. О подвиге новокузнечан узнала вся страна. О них писали газеты, им посвящались боевые листовки, призывающие бить врага.

Подробности боя были известны по воспоминаниям одного из его участников младшего сержанта Трофима Лысенко и политрука Якова Коршунова. Лысенко после войны приезжал в Новгород, встречался с родственниками павших однополчан. Его воспоминания записал новгородский журналист Сергей Колпаков.

Разведгруппа младшего лейтенанта Поленского, сняв часовых, штурмовала блиндажи, забрасывая гранатами и расстреливая выбегающих солдат противника. Уже кончились гранаты, когда внезапно ожили три вражеских дзота. И тогда...

«К одному из дзотов пополз раненый Герасименко. Поленский попытался его остановить, но Иван не слушал командира. Напряг последние силы и бросился на амбразуру. Пулемет замолк. А чуть выше продолжался смертельный ливень из второго дзота противника. На него бросился Леонтий Черемнов. И этот пулемет замолчал. Но через несколько минут вновь заработал пулемет первого дзота — фашистам как-то удалось оттолкнуть тело Герасименко и вновь открыть огонь. Тогда вперед вырвался Красилов и закрыл собой амбразуру».

В той ночной схватке группа Поленского потеряла четверых: санитар Степан Дубина погиб, пытаясь вытащить погибших товарищей. В июне 1942-го он был награжден орденом Красного Знамени (посмертно). Его фамилия на памятных мероприятиях обычно не звучит. Наверное, это несправедливо.

Тела погибших так и остались на поле боя. Как с ними поступили испанские солдаты, осталось неизвестным. Памятный знак на территории заборной станции «Новгородского водоканала», близ места, где состоялся бой, — это памятник подвигу.

ДОЧЬ ГЕРОЯ Раиса Черемнова без малого полвека живет в Новгороде, переехав сюда по приглашению горисполкома. И уже её правнучка Соня в день освобождения города читала стихи, посвященные Леонтию Черемнову.

Дома у Раисы Леонтьевны я застал её племянницу — Ирину Черемнову, приехавшую в составе новокузнецкой делегации и оставшуюся погостить. Достали альбом, стали вспоминать.

— Я папу и не знала, совсем маленькая была, когда он ушел на войну, — говорила Раиса Леонтьевна. — Мне было два года, когда он погиб. А когда мы с мамой приехали в Новгород, я в пять утра встала и пошла к обелиску, мне было важно почувствовать, что папа — здесь. Не важно, что там нет его могилы. (Речь об обелиске, который установлен на Ярославовом Дворище. — В.Д.)

— Вот дом Черемновых в селе Старая Тараба, — показывали мне. — Говорят, до сих пор стоит.

Леонтий Арсентьевич — родом с Алтая. В Новокузнецк (Сталинск) переехал в 1932-м на начало строительства гиганта советской сталелитейной промышленности — Кузнецкого металлургического комбината (КМК).

Точно такая же история — у его земляка и друга Александра Красилова. Трудное это было начало. Лопаты, тележки. Жили в землянках. Как там у Маяковского: гвозди бы делать из этих людей.

Кстати, Владимир Владимирович воспел город металлургов и шахтеров: «Я знаю, город будет, я знаю, саду цвесть, когда такие люди в стране Советской есть!».

Дочь Александра Красилова Анфиса вспоминала: «Отец всё любил песни петь и, глядя с горы на панораму строительства, поблескивая глазами, восклицал: «Летит жизня, строимся, строимся!». Веселым, жизнерадостным был и Леонтий Черемнов.

ПОТОМКИ строителей и воинов сегодня заполняют улицы Новокузнецка «Бессмертным полком». Ирина Владимировна с гордостью за земляков рассказывала мне, как город празднует Дни Победы. Он не видел войны, но отправил на нее 120 тысяч своих сынов. И у себя в тылу ковал Победу: каждый второй советский танк был из кузнецкой стали.

А потом, вернувшись из гостей, я набрал Новокузнецк. Тамара Чекоданова, внучка Александра Красилова, уже была дома. Тамара Алексеевна всё ещё была под впечатлением от поездки.

— Раньше я слышала о Новгороде, а не знала. Это действительно великий город. Я любовалась им вечером из окна гостиницы. Я осторожно ступала у памятника нашим дедам. Для меня это — святая земля!

Как оказалось, она — председатель совета ветеранов КМК. 550 человек — как организация? И это — не весь комбинат, только её цех.

Она часто бывает в школах, училищах. Я спросил, не приходится ли ей слышать возражения по поводу патриотической работы, мол, всё война да война...

— Бывает, — ответила она. — Мне недавно родительница заявила, что я своими рассказами травмирую детскую психику. Что сказать на это? Мы не можем позволить себе молча слушать тех, кто глумится над памятью 27 миллионов, говоря об американской или чьей-то еще победе. У меня дома дед — на самом почетном месте. Фотографии, документы. Осталось девять писем с фронта. Я долго не могла читать их без слез.

ПО МОЕЙ просьбе она достает эти письма и читает отрывки прямо в трубку.

«Добрый день, моя уважаемая супруга Прасковья Николаевна. Шлю дорогой привет и желаю всего хорошего в ваших делах. Шлю дорогим деткам Физе, Ване, Кате, Идочке, Галечке привет и горячий поцелуй!».

Он не успеет поцеловать хотя бы в письме своего шестого — мальчик родится через два месяца после его смерти. Его назовут Сашей.

«Я в настоящее время нахожусь на фронте, жив-здоров, уже два месяца в окопе. Скучаю».

«Обо мне не беспокойтесь. Только молите Бога, чтобы остаться живому и победить. Разобьем врага, и я приеду».

Очень любил детей: «Я выслал 80 рублей для Катечки, купите ей пальто».

Себе просил бумаги — писать не на чем.

Есть эти драгоценные строчки с фронта и дома у Ирины Черемновой. Такие же теплые, заботливые, безмерно уважительные и любящие.

О чем они думали, два друга (сослуживцы прозвали их даже близнецами), два сибирских мужика, уже немолодых, имеющих многодетные семьи, в последнюю свою минуту, бросаясь на амбразуры? Им ли не хотелось жить? А они пожертвовали собой. Иначе не могли.

В отличие от красноармейцев Черемнова и Красилова сержант Герасименко родом с Украины. Новокузнецк, откуда он ушел на фронт, считает его своим и чтит. Память о нем была, надеемся, что и есть, на малой родине — в Днепропетровской области. Но родственников Ивана Саввича Герасименко Великий Новгород, к сожалению, не видел уже очень давно...

***

Тамара ЧЕКОДАНОВА, внучка Александра Семёновича Красилова:

В нашей истории много боли. Но что станет со страной, если её граждане будут думать только о своём комфорте? Бери нас голыми руками! Мы должны сеять здоровые семена.

***

Звание Героев Советского Союза сержанту Герасименко и красноармейцам Черемнову и Красилову было присвоено с почти двухлетней паузой — в феврале 1944 года.

РЕКЛАМА

Еще статьи

После Сталинграда в отпуск к нам приехал отец. Пошли фотографироваться.

Детская «гастроль»

Во время эвакуации Люда Соловьёва выступала с концертами во фронтовом госпитале

Алексей Петрович Петров.

Жизнь на кончике штыка

Во время войны старый солдат спас внуков от смерти

В этом году Александру Осипову исполнилось бы 98. Судьба отмерила ему вдвое меньше.

Сильная доля Александра Осипова

В боях под Старой Руссой будущий первый профессиональный композитор народа коми, создатель национального песенного репертуара получил тяжёлое ранение

Последний раз ветеран был на родине в год 70-летия расстрела односельчан.

Правда Аркадия Правдина

В 8 лет его вели на расстрел, в 80 ему пришлось доказывать, что ему это не приснилось

Герои-танкисты (слева направо) Платицын, Телегин, Томашевич, Литвинов.

«Было очень светло»

Таким запомнился командиру танкового батальона поздний вечер в деревне Кшентицы

Почти четверть века (1959–1983 гг.) Шараф Рашидов руководил Узбекистаном.

Первый орден политрука Рашидова

Будущий главный коммунист Узбекистана храбро сражался под Старой Руссой

РЕКЛАМА

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 13.10.2021 года

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА