Суббота, 20 августа 2022

Информационный портал

Лента новостей

РЕКЛАМА

Книга жизни

Автор представляет свою книгу на встрече с читателями в Белебёлке.

Автор представляет свою книгу на встрече с читателями в Белебёлке.

Фото: из семейного архива

Для Волота журналист Лукин, как писатель Фадеев для Краснодона

«Лии — моей сбывшейся мечте, жене и другу в день рождения...» — напишет под обложкой своей трудной, но такой нужной книги Виктор Лукин.

Это 1986 год, осень. В Лениздате только что вышло второе, дополненное издание документальной повести «Подполье возглавил Васькин». Тиражом 100 тысяч экземпляров. Об истории Волотовского подполья узнает вся страна.

Через год Лукин просит Лениздат внести в план его новую повесть «Остаётесь в тылу врага». Но вскоре, в январе 1988-го, жизнь его обрывается. В тот день Виктор Михайлович шёл на встречу с новгородскими школьниками. Ему не было ещё и 65 лет.

Останусь рядовым!

К журналистике и писательству жизнь вела его, не торопясь. Был токарем в депо, ветеринаром — это его первое образование, партийным работником. При этом, что немаловажно для выбранной им впоследствии темы для книги, он сам воевал. Имел награды — медали «За боевые заслуги», «За отвагу», «За победу над Германией». Танкист, стрелок-радист, рядовой. От положенного ему звания ефрейтора отказался: «Гитлер тоже был ефрейтором!». Получил лычки — и в карман!

На фронт ушёл в 1942-м, ему тогда было 18. Имел бронь — всё Маловишерское депо оказалось в эвакуации, работали на оборонку.

— Папа говорил, что там было очень тяжело с продовольствием, — рассказывает Ирина КОРНИЛОВА. — Однажды на волжском берегу случайно нашёл буханку хлеба. Она была вся в песке. Прижал к себе и бегом к маме с сестрой. Боялся, чтобы не отняли по дороге.

Запомнились дочери и его слова о том, что, уходя на войну, положил голову маме на плечо. Когда вернулся, уже её голова была у него на плече. Он вырос!

Не кролики, так кукуруза

У него было три высших образования. В том числе довольно неожиданно для самого себя Лукин закончил Могилёвское училище госбезопасности. По семейной легенде, предложение, от которого трудно было отказаться, он получил в связи с тем, что старший брат Леонид служил в личной охране Сталина. Самому Леониду это, похоже, вышло боком. После смерти вождя он с семьёй, оставив обжитое место в Москве, вдруг уезжает в Ангарск.

Тем временем Лукин-младший ищет себе более подходящую стезю. Увольняется из органов. Уезжает из Новгорода в Любытино на должность колхозного веттехника. Вскоре его приглашают в райком партии инструктором.

Мотался по району, встречался с людьми, вникал в их заботы. Был случай, в каком-то колхозе ему пожаловались, что продуктов не хватает. Не разрешали тогда держать скота, сколько тебе надо. Линия партии! А бывший ветеринар Лукин, выслушав, даёт подсказку: разведите кроликов, они не под запретом и плодятся о-го-го! Кто-то донёс, что инструктор райкома — о, ужас! — призывает колхозников становиться куркулями. Вызвали в обком и ну стращать: «Партбилет на стол!».

В другой раз пострадал из-за кукурузы. Опять грозили выгнать из партии. Что натворил? Самовольно сократил посадки любимой культуры Хрущёва. Ну не росла она на волотовских полях! Виктор Михайлович в ту пору возглавлял райисполком. В председательское кресло Лукин пересел с редакторского стула районной газеты «Вперёд». На факультет журналистики пошёл учиться, будучи ещё на партийной работе.

Стрелок-радист танкового экипажа Виктор Лукин. Фото из семейного архива

Знакомая «Победа»

Именно в районке Лукин и занялся малоизученной темой народного сопротивления в годы оккупации. Даже возглавив райисполком, продолжал собирать материал, который спустя годы отольётся в форму книги.

Три года назад в Волоте прошла межрайонная краеведческая конференция, посвящённая 95-летию журналиста Виктора Лукина и 105-летию руководителя подпольной организации Павла Васькина.

— Я была туда приглашена, — говорит Ирина Корнилова. — С детства помню, как папа колесил по району, разговаривал с людьми и что-то записывал, записывал... Он часто брал меня с собой. И когда я упомянула, что у него была бежевая «Победа», то волотовцы сказали: «А мы помним!». Там помнят и «Победу», и моего отца. Было очень приятно.

До Интернета тогда было очень далеко. Виктор Михайлович шёл от человека к человеку, узнавал всё новые и новые адреса. Ему приходили письма-воспоминания из самых разных уголков страны. Его корреспонденция была, как сама страна, — огромная.

Первые очерки, прообраз книжных глав, публиковались в районке. Волот он любил. Как журналист. Как человек, страстно увлечённый рыбалкой и охотой. Когда по семейным обстоятельствам пришлось переехать в Новгород, куда его вообще-то давно звали, было безумно жаль прощаться с Валетом — что было делать породистой охотничьей собаке в городе? Отдал знакомым.

Всё так, но...

В Новгороде его настиг инфаркт — дали инвалидность. Надо быть осмотрительнее, надо беречься. А Лукин не выносит покоя. Нагружает себя работой с архивами. Проделает колоссальный труд, но самый первый вариант книги издательство вернёт с просьбой доработать. В рукописи не хватало руководящей и направляющей роли партии. Сегодня это может быть воспринято с иронией, но в действительности упрёк имел под собою почву. Ведь тот же главный герой — Павел Васькин был ленинградским коммунистом, присланным в Волот именно с целью организации и подъёма подпольного движения. И Виктор Михайлович дорабатывал, вводя в литературный текст сухую основу постановлений и решений. Как можно догадаться, это было нелёгким занятием для его творческой натуры — он имел способности к рисованию, писал стихи.

Им был собран богатейший архив, включая совершенно удивительное количество фотографий. Ведь тогда фотография была скорее редкостью, чем такой распространённой вещью, как сейчас. И этот его труд ещё ждёт своего публикатора.

Помни их, Волот

Виктор Михайлович обессмертил славные имена волотовских подпольщиков. Рискуя жизнью, они добывали разведданные на оккупированной фашистами территории, проводили диверсии на линиях связи, организовывали побеги военнопленных, принимали участие в формировании партизанского обоза с продовольствием голодающему Ленинграду...

Волот был значимым очагом сопротивления, но, наверное, можно согласиться с дочерью писателя, когда она говорит, что каждый оккупированный район имел своих героев — подпольщиков и партизан. Везде можно найти что-то достойное памяти земляков. Жаль, когда кто-то у нас всё-таки забыт.

Если бы не Виктор Михайлович со своей книгой про Васькина с товарищами, то и эта история подвига и самопожертвования (прежде всего она, хотя автор раскрывает и тему предательства) могла не получить такого звучания. Поэтому не будет большим преувеличением сказать, что труд Виктора Лукина для Волота стал тем же, чем роман Александра Фадеева «Молодая гвардия» для Краснодона.

Теги: Новгородская область, Волот, Виктор Лукин, журналист

РЕКЛАМА

Еще статьи

Виктор и Рида Золотухины. Великие Луки, 1945 год.

«Записки пропавшего без вести»

Военврач Виктор ЗОЛОТУХИН был одним из немногих, кто вышел живым из Волховского котла

Нелли Андрианова: «Я была комсомольским пропагандистом. И горжусь этим!».

Вторая жизнь Нелли Андриановой

В августе 1941 года она должна была эвакуироваться из Новгорода по реке

Простой, скромный, но очень надёжный человек — Михаил Семёнович Арсентьев.

Партизан-одиночка

Не дождавшись повестки из военкомата, председатель колхоза «Красный путь» открыл свой личный фронт против врага

Протоиерей Евгений Фёдоров.

«Если я выживу, Господи…»

Зимой 1945 года юный связист-артиллерист Евгений Фёдоров дал обет служения

Группа ленинградских писателей-добровольцев. Кировская дивизия народного ополчения. Лужский оборонительный рубеж (деревня Танина Гора под Новгородом), июль 1941 г.  Фотохроника ЛенТАСС

«За Советскую Родину»

Ленинградские писатели-ополченцы начали свой боевой путь на Новгородчине

Они сражались за Новгород. Фото предоставлено НГОМЗ

Снайпер Победы

В боях под Новгородом Фёдор Дроздов сократил число врага на несколько десятков

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 17.08.2022 года

РЕКЛАМА