Сегодня пятница, 18 января 2019 года

Газета издавалась с 1838 года по 1918 год.
Издание возобновлено 29 декабря 1990 года.

Ольга Лиханова

Взгляд со стороны

«Моя задача — получать прибыль, не забывая о социальной составляющей», — говорит Александр Седых

«Моя задача — получать прибыль, не забывая о социальной составляющей», — говорит Александр Седых

Готова ли Новгородская область к приходу инвесторов?

Александру СЕДЫХ сложно ответить на вопрос, откуда он. Родился в Екатеринбурге, оттуда переехал в Москву, позже успел пожить почти во всех регионах Северо-Запада. Говорит, охота к перемене мест у него от отца, который был военным и тоже постоянно мотался по стране. В 2016 году Александр впервые приехал в Великий Новгород и полюбил нашу землю настолько, что решил не просто остаться тут, но и реализовать большой инвестиционный проект по строительству лесопромышленного комплекса полного цикла.

— Александр Николаевич, понятно, что тихий, зеленый город вам понравился. Но наверняка вы выбрали регион для стройки не только поэтому...
— Наша команда обратила внимание на логистику. С одной стороны, соседство с Санкт-Петербургом и Ленинградской областью — это выход на европейские экспортные рынки. С другой стороны, есть и возможность идти на рынок Москвы. Это стало одним из ключевых критериев при выборе региона. Также мы оценили сырьевые возможности Новгородской области и поняли, что у нее очень большой потенциал. Расчетная лесосека используется далеко не в полном объеме. К тому же в область не так давно пришел новый молодой губернатор, технократ. Мы видим, что регион может развиваться, и мы хотели бы участвовать в этом процессе.

— Каким будет ваше предприятие?
— Мы планируем построить лесопромышленный комплекс полного цикла. У него будет несколько ключевых особенностей. Во-первых, наша компания ставит перед собой задачу работать со всеми сортами древесины, которые востребованы на рынке. Это и осина, и сосна, и ель, и береза. Вторая особенность — экологическая составляющая. На сегодня один из самых важных критериев для нас — соответствие всем экологическим стандартам. Также в составе комплекса обязательно должно быть лесозаготовительное предприятие. Для нас принципиально — не работать с подрядной организацией, а иметь свою технику, свой высокопрофессиональный состав операторов, которые умеют ею управлять, и дорожно-строительное подразделение. В России практически весь лес вдоль дорог выпилен, а к тому, что остался, трудно добраться. Мы понимаем эту проблему и ставим перед собой задачу создать инфраструктуру. Мы готовы инвестировать в строительство дорог, чтобы получить сырье высокого качества. Кроме того, в структуре нашего вертикально интегрированного холдинга будет лесовосстановительное предприятие и предприятие, перевозящее лес до строительной площадки. В этой цепочке есть и отходное производство, что очень важно. Ведь что мы сегодня видим? На всех крупных пилорамах лежит горбыль, щепа, которая никак не используется. Поэтому мы решили наладить производство пеллет. Это означает, что мы зайдем и на рынок биоэнергетики. В перспективе компания сможет строить дома из клееного бруса, создавать полноценные коттеджные поселки и предлагать их жителям экологически чистое топливо.

— На какой стадии сейчас работа?
— Есть пилотный проект, который работает в Ленинградской области. Наша основная задача сегодня — интегрировать эту модель на территорию Новгородской области. Мы планируем построить реальное производство и потом уже выйти на тесную связь с властью. В ближайшее время мы определимся с площадкой. Скорее всего, это будет Новгородский район, но, возможно, мы рассмотрим и Великий Новгород, где есть ряд коммерческих предложений по продаже земли. Мы начнем строить производство полного цикла. Это будет некая модель, которую мы покажем рынку, покажем правительству и скажем о том, что ее можно масштабировать. Дальше уже нужна будет работа в тесном взаимодействии по получению сырья.

— Почему вы решили сначала запустить проект и только потом идти во власть?
— Сырьевая безопасность — это ключевая позиция для инвестора, принимающего решение интегрировать свой бизнес в регион. Есть два способа ее обеспечить. Можно для начала получить статус приоритетного инвестиционного проекта и брать лесные участки в аренду на льготных условиях. Мы идем по другому пути, потому что очень много инвестпроектов в Архангельской, Ленинградской областях, Карелии да и, если говорить откровенно, здесь, в Новгородской области, не были доведены до логического конца. Мы для себя выработали стратегию: сначала мы что-то делаем, показываем свое умение работать и в дальнейшем уже выходим на диалог с властью и выводим свой проект на новый уровень.

— То есть сейчас вы работаете без какой-либо поддержки со стороны региона?
— Я не могу так сказать. Нас сопровождает «Агентство развития Новгородской области» (АРНО), очень много помогает как консультативный орган. Благодаря ему у нас не было проблем с выбором участка. АРНО умеет продавать свои площадки. Там собрана высокопрофессиональная команда, а директор агентства Алла Заводина — очень хороший проводник. Ту задачу, которую ставит перед собой АРНО, — взять инвестора и создать для него благоприятные условия — оно выполняет. Средства коммуникации открыты. Возможно, рынок еще не привык, что это есть и этим можно пользоваться, но я уверен: регион очень хочет видеть инвесторов и хорошо к ним относится. Я не исключаю, что в будущем из-за бюрократии будут сбиваться сроки, многие решения будут проходить дольше, чем нужно. Возможно, я с этим столкнусь.

— Но и сегодня без проблем, как я понимаю, не обходится...
— Да, они есть. Проблемные вопросы, с которыми я сталкиваюсь на сегодня, касаются сырьевой безопасности. Власти не знают, какой у них есть лес и где. Я не вижу процесс изнутри и допускаю, что по данному вопросу ведется какая-то работа, но в открытом доступе ничего найти нельзя. Мне приходится самостоятельно всё изучать, входить в коммуникацию с микро- и малым бизнесом, получать информацию оттуда. Это усложняет работу. Если будет открытая площадка, дело пойдет быстрее. Хотелось бы понимать этапы развития лесного фонда Новгородской области, знать, когда проводится лесоустройство, чтобы смотреть, какое сырье какими производственными площадками будет востребовано.

— Вы называете себя социальным капиталистом. Можете пояснить, что это значит?
— Моя задача — получать прибыль, не забывая о социальной составляющей. Помните, в советские времена существовали леспромхозы, и вокруг них развивалась инфраструктура, появлялись дома культуры, детские сады, магазины? Сегодня всё это тоже может работать и способствовать возвращению людей в такие районы, как Любытинский или Демянский. Проблема реально существует. Я приезжаю в Любытино, а это один из самых крупных районов области, и узнаю, что численность населения там — всего девять тысяч человек. Если я открою там завод, кто на нем будет работать? Я готов вкладывать деньги в образование, чтобы люди были уверены в своем будущем.

— Вы планируете работать не только в Новгородском районе, но и в других?

— Сам центральный лесопромышленный комплекс расположится в одном конкретном районе, но если мы будем видеть потенциал и целесообразность создания обособленных подразделений, возможно, в будущем они появятся в тех районах, которые нам интересны.

— Многие предприниматели жалуются, что в Новгородской области тяжело найти сотрудников. Вы будете сами выращивать кадры?
— Как я уже говорил, моя задача — извлечение прибыли. Один из критериев тут — это понижение себестоимости продукции. Чем больше у меня будет лишних движений, тем хуже для бизнеса. Привоз сотрудников из другого региона, вахтовый метод — это всё затраты. Работая с новгородцами, их можно сократить. Плюс моя любовь к региону сыграла свою роль. Тут всегда были люди, умеющие работать, и мы хотим использовать кадровый потенциал региона. Мы готовы вкладывать деньги, создавать перспективу для молодых людей. Поступая учиться на ту или иную специальность, человек должен четко понимать, что у него будет работа, и мы можем это понимание обеспечить, стимулировать развитие нужных нам профессий.

Фото из архива Александра Седых

РЕКЛАМА

Еще статьи

Прививка от графомании,

или Почему понимать поэзию — безумно трудно

16.01.2019 / Собеседник

Сегодня в «Долине» работает уже третье поколение поисковиков, на подходе — четвёртое

Кто, если не мы?

Уходящий 2018-й был в России Годом добровольца. А что такое поисковая экспедиция «Долина», как не одна из крупнейших в стране добровольческих организаций?

11.01.2019 / Собеседник

Сергей ДМИТРИЕВ

Большое видится на расстоянии: Россия, родина, судьба

Сергей ДМИТРИЕВ: «Я не зря родился новгородцем...»

19.12.2018 / Собеседник

Не хотят арендаторы убирать за собой, спилили и уехали. А это влечёт проблемы и по пожарной безопасности в том числе

«С нами стараются взаимодействовать мирно»

Как общественная организация решает проблемы лесопользования

12.12.2018 / Собеседник

Стефан Карнер (справа) и его коллега — сопредседатель Австрийско-российской комиссии историков академик Александр Чубарьян

Истории — правду, солдату — имя

Профессор Стефан КАРНЕР: «Гитлер не Сталин, а Аушвиц — не Соловки»

28.11.2018 / Собеседник

В дни фестиваля Достоевского с театрализованным японским эпосом «Кодзики» смогла познакомиться и новгородская публика. До Леонида  Анисимова «Кодзики» не ставил ни один режиссёр

Очарование печали,

или Поскреби японца — найдёшь русского

21.11.2018 / Собеседник

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 16.01.2019 года
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

ФОТОГАЛЕРЕЯ