Понедельник, 04 марта 2024

Информационный портал

Лента новостей

РЕКЛАМА

Василий Дубовский

На карту поставлено всё

Когда-нибудь Бахмут (Артёмовск) снова станет цветущим городом.

Когда-нибудь Бахмут (Артёмовск) снова станет цветущим городом.

Фото: из архива Дмитрия КРИВЦОВА

Где готов остановиться военный топограф капитан Кривцов?

«А тут все ищут!» — обнадёжил меня прохожий, но локацию не подсказал. Хитро в микрорайоне расставлены дома. Где же этот корпус 2? Ну, слава те... Высокая фигура в дверях: «Нашли?» — улыбается товарищ капитан. 

Дмитрий КРИВЦОВ — начальник топографической службы «новгородского» 1008-го мотострелкового полка. Тот, кто работает с картами, определяя координаты, нанося тактическую обстановку. Но сейчас он дома — по ранению. 

— У нас там одних лишь координат на руках тоже бывает мало, — говорит он. — Бывает, что по факту подразделение — по другому «адресу». Идёшь и ищешь. Риск? Не без этого. Война, вообще-то. 

Сам себя считает человеком нештабным. Уважает тех, кто на передке. По-человечески приятно, когда тебя признают за своего: «О, Дон, привет! Ребята, Дон пришёл». Это старый позывной, довоенный, со службы в войсках. Так вот назвалось. Ему бы Уралом быть или Волгой — служил под Челябинском и в Самаре. 

— А на Дону были?

— Теперь — да. Первый раз в командировке — новое оборудование получал. А второй — в госпитале. 

Это было в самом начале осени — капитальный прилёт по пункту сосредоточения в Клещеевке. Данный пункт представлял собой большую трубу под железной дорогой. Накрыло со всех сторон — и сверху, и по краям. В этот момент там находилось больше десяти человек. Кто цел, кто получил лёгкое ранение, а Дмитрию ногу жёстко посекло. 

— Спасибо ребятам, вытащили. Я, между прочим, не из лёгких. 

Дорогой погон

Вместе с ПС накрыло в тот день стратегию капитана Кривцова на дальнейшее военное будущее. Был вариант перевода в ВДВ с перспективой назначения на должность начальника топослужбы дивизии. 

— Там посложнее задачи: работа с разведкой по беспилотникам, выявление целей, дешифровка аэросъёмки, — объясняет Дмитрий. — Думаю, что был бы там более полезен. Да, я считаю себя специалистом. Окончил военное училище, оно было единственным в стране. 

В 1008-м полку на него тоже рассчитывали: собирались назначить заместителем командира с повышением в звании. А также представить к награде — ордену Мужества. Но всё это, включая почему-то и орден, стало как бы неактуальным. 

— Значит, время не пришло, — товарищ капитан смотрит на вопрос философски. — И вообще, у меня сейчас — самое дорогое звание в армии. Четыре звёздочки! Майорскую-то дешевле покупать. 

Впрочем, одна боевая награда у Дмитрия Кривцова уже есть — областной орден «За честь и мужество». Сейчас главное — встать в строй. Через два месяца предстоит серьёзная операция. Надеется на медиков, на свой организм, мол, не старик же я. Топографу, тем более там, на СВО, надо быть на ходу. А с аппаратом Елизарова далеко не уйдёшь. 

«Я же офицер» 

Если всё срастётся, как кость на раненой ноге, это будет уже второе его возвращение в армию. На исходе командования войсками министра Сердюкова капитан Кривцов написал рапорт об увольнении. Говорит, много чего непонятного было. Помимо так называемых реформ. Раз не по нутру, чего терпеть? На гражданке долго искал, за что зацепиться. Даже грузчиком работал. Но в итоге нащупал своё. С помощью бывших военных — есть-таки офицерская солидарность. Стал самозанятым геодезистом. И вполне себе востребованным. Только всё, как говорится, устаканилось, началась СВО, потом мобилизация… 

— Мне разные организации бронь предлагали, — вспоминает Дмитрий. — Но вот как я могу? Я же кадровый военный. И моему сыну уже восемнадцать. Всё равно — пацан ещё. Кому из нас воевать? Думал, правда, что в артиллерию попаду. Это как-то ближе к теме… 

Привет, Андрей!

На днях ездил на медкомиссию в Питер. 

— Иду по коридору, а навстречу мне — Красный! Тоже на костылях. Совершенно случайно встретились, обнялись. Это наш связист, питерский парень. Мы с ним в августе должны были вместе в отпуск отбыть. А он накануне подорвался. Мы тогда в Клещеевку заходили. Не было связи с подразделением, вызвались втроём решить проблему. Определили координаты позиции, посчитали людей, восстановили связь. На обратном пути Андрюха наступил на мину. Оказал ему первую помощь и тащил, пока ребята из эвакогруппы не подошли. С остановками. Как только опущу, Андрюха сам начинал ползти вперёд. Он парень с характером — должен помочь, и точка. Отдышусь — опять беру на кликушки. 

Розы и Баба-Яга

— Что ещё памятного? Наверное, Бахмут. Долго там стояли. Я с нашими ребятами и сейчас в контакте, конечно. Говорят, стало поменьше прилетать. ВСУ теперь экономят натовский арсенал. Было время — каждые две минуты били. По позициям, по дорогам… Дронов у них немерено было. У нас одну их разновидность Бабой-ягой прозвали. Ужасная бабуля. Шумит, как мопед по небу едет. И шесть мин в «багажничке». 

Находились рядом с городской администрацией, превращённой в пыль. Обосновались в подвале жилого дома. 

— Это я на крыше девятиэтажки, — показывает фото. 

Панорама города, которого почти нет. Это по одному берегу реки Бахмутки. По другую сторону — картина не столь печальная. Этот берег быстрее взяли. Сиротами стоят уцелевшие памятники. Деревья «пострижены» в кусты. А цветы летом цвели. На городских клумбах, возле частных домов. И вот эти шикарные густые розы — как на фото — так и манили к себе. 

Таким топограф Кривцов занёс в карту памяти освобождённый Донбасс. Кто знает, может, суждено ещё будет увидеть его другим. 

Дойти бы…

А каково видеть его таким, как сейчас, бывшим жителям этого города? 

— Есть много трудных вопросов, — говорит Дмитрий. — Думаю, что мой отец был прав, когда говорил, что свои — это те, кто с тобой в одном окопе и кто ждёт тебя дома. На Донбассе много наших людей. Но я слышал там в спину и: «Когда же вы отсюда уедете?!» Это про то, что мы делаем только хуже и нам за это платят. На разные вопросы надо отвечать в разное время. Но они никуда не денутся. И про освобождённый «Азов», и про сданный Херсон. Все войны заканчиваются. Я не знаю, чем закончится эта. Но очень надеюсь, что на границе, чуть западнее города Львова. Чтобы заявленные цели СВО были достигнуты наверняка. А они должны быть достигнуты. Мы многих потеряли на этой войне. Вот это обессмысливать нельзя. Категорически!

Молчание — золото?

Поговорка врёт. Не спроси капитан Кривцов у представителя прокуратуры про льготу для детей участников СВО, его дочь, наверное, так и училась бы на платном. Это в Ростове ещё: в госпиталь, точнее, это была гражданская больница, приспособленная под нужды фронта, приходили из прокуратуры. «Спасибо, премного благодарен». 

Но самое сильное впечатление — волонтёры. 

— Без них иногда, вот извините, просто фиг выживешь. Ходили, ухаживали, обмывали, покупали необходимые медикаменты. Случалось, в больнице заканчивалось обезболивающее. Пусть не обижаются на меня новгородцы, я знаю, что многие наши земляки помогают участникам СВО, но я особенно чувствую, что лично обязан тем людям, с которыми меня свела судьба после ранения. 

Дмитрий не только поддерживает с ними связь, но и иногда отправляет им определённые суммы из своей зарплаты. 

— Я могу себе это позволить. Ведь участникам СВО государство платит достойную зарплату, назовём это так.

Публикации спецпроекта можно найти по хештегу «солдатский орден» внизу страницы.

Теги: Солдатский орден, СВО, Новгородская область, общество

РЕКЛАМА

Еще статьи

Перед возвращением домой. Новочеркасск, 2023 год.

Бой за Сердечко…

Как поисковик Аркадий АНДРЕЕВ думал, что неплохо разбирается в войне

«Сначала брали нефтеперерабатывающий завод». На снимке — Евгений Зорин неподалёку от Лисичанского НПЗ. Вид у него задумчивый, усталый. Но это – война. А недавно дочь Евгения по этой фотографии нарисовала его портрет, и он теперь представлен на конкурсе патриотического рисунка в Москве.

Без седин, а Седой

Его главная награда в том, что в разведотделении не было «двухсотых»

Война — это прежде всего вера в то, что ты делаешь.

Таёжный Сэнсэй

Как дальневосточник стал бойцом полка новгородских мобилизованных

«Почему я пошёл на СВО?»

Счастье снайпера Бажина

Почти до самой отправки на фронт он умело скрывал, что на правой руке у него всего три здоровых пальца

Спасибо тебе, Маэстро!

«Даже на передовой, в перерывах между боями, он находил время, чтобы спеть нам»

Где-то на Харьковском направлении

Потому что человек

«Кто говорит, что мы разучились воевать, — глупость говорит. И людьми мы тоже быть не разучились»

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 28.02.2024 года