Среда, 24 июля 2024

Информационный портал

Лента новостей

РЕКЛАМА

Василий Дубовский

Можно просто Слава

«А чего грустить? Самое грустное уже случилось – идёт война. Работаем дальше. Без вариантов».

«А чего грустить? Самое грустное уже случилось – идёт война. Работаем дальше. Без вариантов».

Фото: из архива Вячеслава

Раньше он видел реальность через камеру, а теперь — через прицел

«Слава, привет!» — неужели у нас в редакции раньше его не знал только я? Вроде, из одной конторы были. Он, правда, с областного телевидения. Студийщик — видеоинженер, декоратор, оператор. Последнее нам, газетчикам, ближе к теме. Хотя у него — не темы, а цели. Артиллерист, наводчик расчёта гаубицы. На неделе после отпуска снова уехал на СВО. Направление — Часов Яр. Каждый день в новостях вспоминают. Там жарко.

Кто ещё из сотрудников новгородских СМИ после февраля 2022 года взял в руки оружие? Наверное, только он, Вячеслав. Рассказывает: «На работе поставили в известность, что военкомат зачислил в мобилизационный резерв. Но я могу отказаться. Зачем? Я хочу!»

Он с самого начала событий на Донбассе туда порывался. Совсем молодой, только что отслужил в ВДВ, хотелось в гущу. События мониторил в Сети. Списался с журналистом, у которого свой канал. «Хорошо, приезжай». Потом — стоп. Минские договорённости… К концу 2021-го стало ясно: всё-таки назревает…

Надо ехать!

— Мне позвонили из военкомата, не хочу ли подписать контракт. Украина? Да, говорят. Всё, поехали. Луга, подготовка, нас восемь — новгородская компания. Выдали форму, броники, каски. Белгород, аэродром, борт под Харьков. В бригаде: «Вы будете миномётчиками». На следующий день: «Нам нужнее пулемётчики». На третий: «Отставить! Готовьтесь в танкисты». Нет, опять осечка. Какой-то полковник построил новобранцев: «Нужны добровольцы на вертолёты в группы прикрытия». Мы все восемь сделали шаг вперёд. «Молодцы!» И больше его не видели. В итоге приехал комбат зенитной батареи, молча забрав нас к себе. Никого сбивать мне не пришлось. Апрель, май, июнь... Истёк министерский контракт, еду домой, наши уходят из Харьковской области…

Наш цветок

— Вообще-то мне сразу хотелось в ЧВК. Была такая мечта идиота. В октябре вернулся на СВО. Попал в штурмовой отряд. Я — птурщик. Всё чётко, согласно армейской специальности. Направление с подходящим названием — Спорное. Первый шанс отличиться. Где-то в километре от нас украинская бэха классно подставила нос. Утро, солнце. Бей — не хочу. Выстрел! Ракета не сходит. Нерабочая, оказалось, установка. Потом выдвинулись на Бахмут. И тут стало очень серьёзно. Доехать не успели. Помню, офицер подходит: «Ребята, не стояли бы вы здесь!» Бах! «Полька» разорвалась метрах в десяти. Сколько ещё их было… Иногда просто везло. Однажды поставил ногу впритык к взрывателю. Как раз остановился — и при лунном свете вижу всю эту картину.

— Я много друзей потерял. Бахмут «Вагнеру» достался большой кровью. В какой-то момент резко сократились поставки снарядов. А я уже на «Гвоздике» был — это гаубица, самоходка (до сих пор на ней). С нами выходят на связь: «Поддержите огнём, надо завести ребят». А мы говорим, что ничем не можем помочь. «Понял, мы пошли…».

Дальше, как говорится, история рассудит. По понятной причине «музыкальная» часть военной карьеры нашего земляка и коллеги летом 2023 года была завершена. Но осенью он снова вернулся в зону боевых действий, заключив контракт уже с другой ЧВК. Как и многие другие бывшие «музыканты».

Фишки от «эфпивишки»

Время летит. Кажется, ещё недавно всей конторой (АИК) скидывались на технику для Славы.

— Да-да-да! Спа-си-бо! Боль-шу-щее! От меня и товарищей. Реальная помощь. Например, прибор ночного видения, позволяющий заблаговременно обнаружить вражеский дрон.

Он и сам кое-что приобрёл. Говорит, что «чисто на энтузиазме, время такое». И обучил товарища работе с анализатором частот. Опустим технические подробности, по факту это позволяет определить направление полёта вражеского FPV.

— Дронов у ВСУ меньше не становится. Вообще, другая идёт война. Совсем не та, что в 2022-м. И даже в 2023-м.

Вячеслав хотел бы несколько изменить свой «цветочный профиль» — чтобы его перевели из наводчика самоходки «Гвоздика» в оператора беспилотника. Чувствует себя достаточно подкованным и думает, что может принести даже больше пользы на новом поприще.

— Готов в таком случае даже заключить контракт вплоть до окончания СВО!

За други своя

А если нет, что же, будем работать как прежде. Заднего хода нет. Есть задача. Мы там не по ошибке. Ему хватило времени разобраться.

— Моя идея сначала была самой простой: я за своих, за страну. Раз так случилось, надо помогать. А те, что на той стороне… Когда они принялись резать и расстреливать пленных, то, наверное, многое, если не всё, о себе рассказали. Мы разные с ними. Хотя по-прежнему говорим на одном языке. Я смотрю их каналы. Так, для понимания. Допустим, такой сюжет: журналист спрашивает: «Почему вы тут не на украинском разговариваете?» А ему отвечают: «Вы бы ещё заехали на передок и там спросили!» У меня ещё в «вагнерах» было много таких историй: работаем по зданию, где засел противник, вдруг подъезжает машина с гражданскими, и людей ведут внутрь — ими просто прикрываются. И всё, идёт команда прекратить огонь. Ведь «Гвоздика» — такая штука, что дома складывает на раз.

«Пацаны, а я?»

По словам Вячеслава, специфика его боевой работы — это как раз строения. Ну а если там пулемётчики или наблюдатели. Или ты их обезвредишь, или наведут свою арту на тебя. Это жёстко, очень. Попадание, взрыв. И ты понимаешь, что вот там только что кто-то был, а теперь нет. Совсем. Если хочешь, корректировщик может показать видео. Как-нибудь потом. Но это война.

Вячеслав говорит об этом буднично. Не то чтобы совсем без эмоций, но, по крайней мере, без пафоса и трагизма.

— А чего грустить? Самое грустное уже случилось — идёт война. Работаем дальше. Без вариантов.

Для ясности рассказывает мне один эпизод — как погиб товарищ. 

— Вы же не станете это описывать.

Да, не стану.

— Всё рядом — и страшно бывает, и смешно. И то и другое вместе. Мы «трёхсотого» как-то тащили. Километров пять, наверное. Полем, разбитой дорогой. Парень — крепенький такой, в теле. Везунчик: товарища его сразило сразу и наповал, а вот он с тремя ранениями, но живой. Выходим на опасный, простреливаемый участок. И как ждали нас: прилёт. Кладём носилки, падаем в разные стороны. Вроде тихо. Кажется, пронесло. И вдруг голос: «Пацаны, а я что, так и буду посреди дороги лежать?» 

* * *

Единственный представитель наших СМИ на СВО оказался крепким орешком: он там уже третий год. Имеет награды — медаль «За отвагу» и Чёрный крест от ЧВК, которым гордится не меньше: «Это надо заслужить». Мы, конечно же, считаем его своим, хотя он вроде не собирается возвращаться к прежней работе. 

— Просто я стал теперь другим, — сказал мне Вячеслав.

Нет, он не заболел войной, ему не нужны на всю жизнь погоны. Так, есть мысли о новых технологиях, которые стали усиленно развиваться в связи с событиями на Украине. Нет худа без добра. 

— Хотелось бы выйти на новый уровень беспилотных систем.

Звучит общо. Но когда будет мир, будет и конкретика. И ничего громче студийного барабана — Вячеслав увлекается ударными инструментами. Отсюда и его позывной — «Драм». 

Удачи, Слава. Ждём с победой.

Публикации спецпроекта можно найти по хештегу «солдатский орден».

Теги: Солдатский орден, СВО, Новгородская область, общество

РЕКЛАМА

Еще статьи

Гвардии подполковник ВДВ, командир штурмового отряда мотострелкового полка.

Доброволец не в отставке

или Четвёртая война командира штурмового отряда

«Всё ещё будет!»

Донбасский новгородец

Как старая доска может изменить не только военный быт

«Мы все стали другими».

Ваше слово, товарищ Маузер

Он прошёл две войны. Одну — свидетелем, вторую — участником

Сергей Григорьев: «На войне — как в жизни. Только стреляют».

Железный Скороход

Сержанта Григорьева ждала хирургическая операция, а он предпочёл специальную военную

Александр Ушаков служил в спецназе ГРУ – войсковой разведке ВДВ. Военным человеком себя не считал, хотел жить обычной жизнью, растить детей. Но когда пришлось, воевал так, что в 1008-м полку гордятся, что были вместе с ним.

Приказа отступать не было

Рядовой Александр Ушаков погиб, спасая своих товарищей

Мы помним своих героев

Воины-новгородцы поздравляют жителей области с Днём Победы

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 17.07.2024 года

РЕКЛАМА