Понедельник, 04 марта 2024

Информационный портал

Лента новостей

РЕКЛАМА

Игорь Свинцов

Счастье снайпера Бажина

«Почему я пошёл на СВО?»

«Почему я пошёл на СВО?»

Фото: из личного архива Алексея БАЖИНА

Почти до самой отправки на фронт он умело скрывал, что на правой руке у него всего три здоровых пальца

Алексей Бажин родился в Ленинградской области, в Киришском районе. Но мостоотряд, в котором работали родители, переехал в Новгородскую область, в Подберезье. Там в нескольких бараках и разместились строители. А вот семье Бажиных повезло: им выделили квартиру в областном центре. Так Алексей стал новгородцем. 

Окончил школу. Пробовал учиться на автомеханика, но не понравилось. Устроился на мебельный комбинат. Подошел и армейский срок. Попал на Западную Украину. Есть под Львовом небольшой городишко Винники. А там — военный узел связи. 

— Вот никогда не думал, что через 30 лет вернусь на Украину. Хотя… Я служил как раз в период распада СССР. Самостийность расцветала вовсю. В целях безопасности выход в город допускался только в составе подразделения, строем. Уволен в запас я был уже приказом президента Украины Кучмы. А на плацу части другие принимали присягу на верность новому государству. Священник с кадилом ходил вдоль строя — благословлял. 

Приехал Алексей в Новгород и опять пришёл на мебельный комбинат. Но ненадолго. Решил всё-таки в армию вернуться. Подписал контракт и очутился на нашей военной базе в грузинском Ахалкалаки. Стал бойцом самоходного артиллерийского дивизиона. Потом из этого российского контингента в Закавказье сделали контингент миротворческий под эгидой ООН. Бажин приобрёл специальность снайпера. 

— Служба нравилась. Обеспечение по тем временам было превосходное. Кроме оружия, всё от натовских партнёров. Даже денежное довольствие: одна часть — в рублях, другая — в валюте на карту. Но тогда и первая чеченская началась. Некоторые, как и я, писали рапорты о переводе в наши воюющие части. Отказали. Вы теперь — миротворцы ООН.

Через некоторое время политики прикрыли и этот проект. Алексей опять вернулся в Новгород. Несколько раз менял работу: во вневедомственной охране даже стал кинологом, потом — опять мебельное производство, пилорамы. Так неспешно, через пандемию, дотянулась жизнь до 2022 года. 

— Да понятно было, что ситуация назревает, и мы всё равно туда пойдём, и быстро и легко это не закончится. У нас с севера до юга вся граница «друзьями» облеплена. В общем, после объявления о частичной мобилизации в военкомат я позвонил сам. Причем поздно вечером. К моему удивлению, трубку подняли. Объяснил, что имею категорию А, снайпер, живу по месту регистрации жены. Типа, повесточку не забудьте. Говорят: приезжайте — разберёмся. Я носки надеть не успел, перезванивают: завтра с комплектом зимнего белья к нам. 

На следующий день в военкомате начал оформление, когда на плацу услышал свою фамилию. Что случилось?

— Пойдемте. Снимать с учёта будем. Вам уже 50. 

— Никуда я не пойду, не для этого сюда пришёл.

— Ничего не знаю, порядок есть порядок. Разговаривайте с военкомом.

Военком посмотрел на Бажина: «Что ж ты ко мне месяц назад не пришёл? Я бы тебя сам отвёз». В общем, сговорились. Через две недели от псковских десантников приехал сержант со списком и забрал своих новгородцев. Алексей подсмотрел в документ — там ему было 49 лет. Так он попал в «новгородский» батальон 234-го гвардейского десантно-штурмового полка. 

— Назначили старшим снайпером во взводе. Сначала получил прямо со склада СВД (снайперская винтовка Драгунова. — Прим. авт.). Но она была почти моей ровесницей. Хоть и только из ящика, но время с ней безжалостно обошлось. Привезли новую, моложе — 1985 года выпуска. Вот с ней потом и ушёл на фронт. Готовили нас каждый день: стрельбы чередовались с тактикой. Штурмовке зданий и зачистке обучали омоновцы и собровцы. Инструкторы-десантники были офицерами с боевым опытом. Одели, обули. Периодически созванивались со своими товарищами из тверского полка и лужского артдивизиона. Ждали отправки в зону СВО.

Как-то после стрельб в минуты короткого отдыха мимо покуривающего Бажина проходил замкомбата. Что-то привлекло в Алексее его внимание. Подошёл: «Старый, а ну, правую руку покажи». Бажин спрятал её за спину. «Давай, доставай». Пришлось предъявить. На руке Алексея отсутствовали фаланги указательного и среднего пальцев — итог производственной травмы двадцатилетней давности. «Ничего себе у меня старший снайпер!» Офицер обратился к инструктору: «Как старый работает?» — «На отлично» — «Всё, Дед, иди в казарму». 

— Обошлось без последствий. Да никто раньше и не видел, что у меня двух пальцев на рабочей руке нет. Я скрывал. Обрубки, но работают же. Потом только от профессионального взора командира медвзвода утаить тоже не удалось. Ну так, опытный питерский нейрохирург, 57 лет. 

Полк закрепился у города Счастье в ЛНР. И в начале ноября снайпер Алексей Бажин с позывным «Дед» сел в воинский эшелон. Выгрузили где-то под Луганском. Далее — на машинах. Тенты простреленные, на улице — минус 14. Пока добрались до места, примёрзли друг к другу. Темень, но армейскую палатку ставить надо. С матерщинкой, но сладили. Утром проснулись: батюшки святые, палатку-то кверху утеплением поставили! 

На тактических занятиях. Фото из личного архива Алексея БАЖИНА

Несли караульную службу, оборудовали позиции, продолжали обучение. Присматривались к местным. Там тоже люди разные. Украинской речи почти не слышно, а пирожком с крысиным ядом могли и угостить. При сильных звуках обстрелов, бывало, спрашивали: «А что это?» — «Бомбят» — «Нас?» — «Нет, нас» — «А, ну ладно, раз так». 

Алексея прикомандировали к полковой разведке. Выходили малыми группами к передовой на несколько дней. Первый такой выход прошёл без ЧП, а во время второго их обнаружила ДРГ противника. Обстреляли. Уходили ночью кое-как.

— Вот на втором выходе я, наверное, и застудился. Хотя мужики и про ковид поговаривали. Не знаю. Тогда много больных было, словно мор какой-то. Официальный диагноз — воспаление легких. Я даже спать лежа не мог. Температура под 40. Из платки выползал на карачках. Говорят: «Дед, выпей водки с мёдом». Какая водка, когда дышишь через раз? 

В итоге эвакуировали сначала в Луганск, потом — вертолётом в Ростов-на-Дону. Далее санитарным поездом по многим городам России развозили больных и раненых. Алексей попал в госпиталь в Ейске. Там в медицинских документах он увидел третий вариант своего возраста — 27 лет. М-да, явный перебор. 

Подлечили. Отправили в отпуск на реабилитацию. В общем, снова оказался Бажин в своей части в Пскове.

— А там мне опять старый вопрос задают: «Лет тебе сколько?» 51. Иди, говорят, в штаб, рапорт на увольнение подписывай. Воспользовался тем, что увольняли только опять через отпуск. Думаю, отгуляю, потом приеду, может, лазейку остаться найду. Не получилось в итоге. Сказали, приказ есть приказ. Игорь Ялышев, Фергана, тогда сказал, что судьба мне третий шанс дала. 

Пробовал Алексей и в четвёртый раз судьбу испытать. Надоело дома сидеть. Связался с ЧВК. В Питер съездил, документы оформил, физо сдал. Уже и электронные билеты на поезд до Краснодара ему прислали. Вещи собрал. А за несколько часов до отправления билеты аннулировали: «Извините, но мы в вас не нуждаемся». Пришлось обратно все баулы разбирать. Опять не судьба. А может, судьба? 

— Кто же меня всё за хвост-то держит, чтобы не пустить? Самое тяжёлое было с женой. Она никак не могла понять, почему я туда ушёл. Я ей говорю: «Посмотри в окошко — у тебя детский городок напротив, ребятишки гуляют. Я хочу, чтобы и там тоже дети гуляли, а не по подвалам шхерились, чтобы в школу ходили». Не сразу, но потом она мне сказала: «Я тебя поняла».

Сегодня Алексей Бажин — один из активистов Ассоциации ветеранов СВО в Новгородской области. Тут помогать своим тоже можно и нужно. Работают в тесной связке с фондом «Защитники Отечества». Есть много вопросов по выплатам, лечению, реабилитации. Но все они, как говорит Алексей, не системные, носят технический характер. В основном из-за ошибок в документах. 

— Усилия дают результат, сегодня у нас уже есть возможность общими усилиями отслеживать судьбы каждого новгородца, прошедшего СВО. И заниматься его проблемами.

Публикации спецпроекта можно найти по хештегу «солдатский орден» внизу страницы.

Теги: Солдатский орден, СВО, Новгородская область, общество

РЕКЛАМА

Еще статьи

Перед возвращением домой. Новочеркасск, 2023 год.

Бой за Сердечко…

Как поисковик Аркадий АНДРЕЕВ думал, что неплохо разбирается в войне

«Сначала брали нефтеперерабатывающий завод». На снимке — Евгений Зорин неподалёку от Лисичанского НПЗ. Вид у него задумчивый, усталый. Но это – война. А недавно дочь Евгения по этой фотографии нарисовала его портрет, и он теперь представлен на конкурсе патриотического рисунка в Москве.

Без седин, а Седой

Его главная награда в том, что в разведотделении не было «двухсотых»

Война — это прежде всего вера в то, что ты делаешь.

Таёжный Сэнсэй

Как дальневосточник стал бойцом полка новгородских мобилизованных

Спасибо тебе, Маэстро!

«Даже на передовой, в перерывах между боями, он находил время, чтобы спеть нам»

Где-то на Харьковском направлении

Потому что человек

«Кто говорит, что мы разучились воевать, — глупость говорит. И людьми мы тоже быть не разучились»

Чтобы передать жене привет с фронта, не нужно сотни слов.

Из солдатского окопа

На войне страшно всем, но и к войне человек привыкает

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 28.02.2024 года