Сегодня среда, 18 сентября 2019 года

Газета издавалась с 1838 года по 1918 год.
Издание возобновлено 29 декабря 1990 года.

Василий Дубовский

В зоне повышенной секретности,

или Плох тот сарай, который не мечтает стать небоскрёбом

Напротив Петровского кладбища тихо, как на нем самом. Послушалась компания «Возрождение-12» «доброго совета» Управления Министерства культуры по СЗФО, предписавшего приостановить работы в охранной зоне памятника ЮНЕСКО — церкви Петра и Павла на Синичьей горе.

Само по себе такое развитие событий — новое слово для новгородских скандалов по поводу застройки территорий вблизи древних храмов. Точно ничего не придется сносить, как это было на Нередицком холме. Правда, на этот раз ставки куда выше — 20 многоэтажек предполагалось построить. А кроме Минкульта еще и правоохранительные органы оперативно среагировали. И в прокуратуре, и в полиции от комментариев пока воздерживаются: проверки не завершены.

Но есть вопросы, которые и по окончании проверок никуда не денутся. Как и очевидный антагонизм во взглядах между общественностью и чиновниками. Одни говорят как минимум о недальновидности и непрофессионализме авторов некоторых градостроительных решений. Другие — о помехах, чинимых развитию города археологами, музейщиками, членами Новгородского общества любителей древности, кем-то там еще.

Ошибка вышла?

Вот, например, точка зрения депутата Думы Великого Новгорода, попросившего, однако, не называть его имени. Спасибо, что хотя бы поговорил. Когда на «пустыре» возле кладбища скоропостижно скончался туристический проект, «НВ» пытались узнать, что будет взамен. Но городская служба архитектора второй год молчит.

— На мой взгляд, охранные зоны храма Петра и Павла — некорректные, — говорит наш аноним. — Проектировщики взяли за основу старый советский генплан. Тогда все было другое — жизнь, город. Например, где теперь Юрьевский аэропорт? Непонятно, какие видовые точки могут быть перекрыты строительством. Что вы хотите увидеть от церкви Петра и Павла? Какое Юрьево? Какую церковь Благовещения на Мячине? Давно все перекрыто.

В общем, по мнению собеседника, речь идет не о заботе о наследии — на наших глазах совершается крупная градостроительная ошибка. Потому как сегодня по направлению от кладбища к Водоканалу с его обнесенной бетоном промзоной мы имеем «дикое поле», давно нуждающееся в окультуривании. Может, не четырехэтажки, а, скажем, коттеджи в два этажа вполне могли бы там стоять. И хорошо бы, чтобы предполагаемый жилой район перекрыл собой такую «видовую точку», как большое предприятие.

Но почему не оставить там зеленую зону?

— За Водоканалом — огромное пространство, которое надо просто расчистить, — возражает депутат. — В Аркажской слободе предусмотрена зеленая зона. Сколько еще надо?

На нулевой отметке

Иначе смотрит на ситуацию Евгений АНДРЕЕВ — бывший председатель горисполкома, заслуженный строитель, почетный гражданин Великого Новгорода:

— Не думаю, что идеи, заложенные в генплан еще в советское время, себя изжили. И прежние подходы тоже. Прежде никому в голову не пришло бы громоздить возле Петровского кладбища многоквартирные дома. Не было охранной зоны памятника ЮНЕСКО, но существовало такое понятие, как санитарно-защитная зона городского водопровода. Как мне кажется, администрация часто путает общегородские интересы с желаниями инвесторов. Так зарабатывают политические очки, рейтинг, отчитываясь перед вышестоящими о привлечении инвестиций, но так не формируют гармоничную и комфортную для проживания среду. Это сугубо профессиональная задача, решать которую может только архитектор — его этому учили. Я не знаю, насколько свободен в принимаемых решениях нынешний председатель городского комитета архитектуры и градостроительства, но мы, его коллеги, определенно от этого процесса отодвинуты. Считаю, что умышленно. Роль Союза архитекторов была сведена почти к нулю с принятием Градостроительного кодекса. Который уже год нам всем аукается. Мы говорили, что «Мармелад» надо строить в другом месте — нас никто не слышал. Теперь жилой микрорайон угодил в охранную зону, но такие проекты не обсуждаются на градостроительном совете. Теоретически любой из нас может принять участие в общественных слушаниях, предшествующих строительству. Для чего надо долго и внимательно отслеживать объявления, набранные мелким шрифтом в городской газете. А потом набраться смелости. Любой практикующий специалист, имеющий свой бизнес, хорошенько подумает, прежде чем принципиально и публично высказаться. Так можно и без заказов остаться. А поезд все равно уйдет по расписанию, ведь общественные слушания — это формальность. Туда вообще мало кто ходит. Очень удобно руководить. Красота! А чуть что — не мешайте развитию!

Как полагает Евгений Владимирович, примерно такая же степень «открытости» демонстрируется городской администрацией и в некоторых других сферах:

— Как освещается работа промышленного комплекса Великого Новгорода? Что у нас открылось, что закрылось, какая динамика — прогресс или регресс? Как работают дорожники? Каковы качественные характеристики в строительной индустрии? Где анализ? Кто-нибудь считает себя обязанным держать горожан в курсе всего этого?

Тришкины штаны

«НВ» поинтересовались также мнением бывшего главного архитектора Великого Новгорода, почетного архитектора России Михаила КОРЖЕВА.

— Зачем бояться соседства древности и современности? — спрашивает он. — Надо просто знать, как их совмещать, — это раз. И не надо играть в странные игры — это два. Когда на одном и том же месте то «туристические сарайчики» ставят, то четырехэтажные дома хотят строить, тут уже надо разбираться в природе метаморфоз.
— Но мы говорим о частностях, — продолжает Коржев. — Можно разные приводить примеры. Хотя бы реконструкцию набережной. Есть уже два проекта. Первый стоил десятки миллионов рублей. И куда его, в мусорную корзину? Даже не в том проблема, что нет денег на реализацию. Взят «кусок берега» — так проектировать нельзя! Должна быть цельная историко-планировочная структура. Придя к портному, вы же не станете шить себе брюки отдельно для голени, отдельно для всего остального. К большому моему сожалению, сегодня даже столичный проект, я имею в виду авторство, — еще не гарантия качества. Что до наших новгородских реалий... Это еще надо постараться найти другой такой исторический город, где в профильном комитете был бы один практикующий архитектор — сам председатель. В свое время я был на стажировке в Страсбурге. Там работает творческая группа, предлагает свое видение, это обсуждается, и если принимается властями и общественностью, то осуществляется. И, купив жилье, вы будете уверены, что назавтра ничего не перерешат к выгоде очередного инвестора, не начнут строить вплотную к вам какую-нибудь громадину. У нас все наоборот. Человек купит землю и хочет выжать из участка по максимуму. При чем тут архитектура? Вот и имеем случайность, лоскутность застройки. Ну и скандальность, как без этого?

Вместо эпилога

Нам могут возразить: муниципальная «казна» полна прежде всего проблемами. Будто, нагуляв жирку, город тут же начнет строить шедевры, достойные памятников старины. Может, нам надо просто дождаться, пока федеральный центр возьмет на себя формирование нового образа древнего города? Исторический опыт есть — послевоенный. Парадоксально, но факт: больше всего демократии в новгородском строительстве и архитектуре было именно в советский период.

Мораль проста: давно напрашивается диалог. Но, увы, тихо что-то. Почти как на Петровском.

Интересно, если нынешний владелец участка в тихом месте (без боя он точно не сдастся) проиграет все-таки суды, то кому должен будет сказать «спасибо» за обладание собственностью в виде охраняемого исторического ландшафта? Правильно, той же мэрии, сосредоточенной исключительно на вопросах «всяческого развития». О том же, видимо, искренне радела и охрана объектов культурного наследия, прекрасно осведомленная о подготовке минкультовского проекта, но согласовавшая стройку.

И только сам памятник, увы, все еще никому не нужен. Который год стоит в сиротских лесах. Не удивлюсь, если кто-то тихонько молится, чтобы он рухнул.

Коллаж Сергея НЕШКИНА

РЕКЛАМА

Рекомендуемое

Еще статьи

Пока за дополнительное образование детей приходится платить родителям. Но есть надежда, что так будет не всегда

Ожидание и реальность

Множество вопросов о сертификате дополнительного образования

11.09.2019 / Тема

Не все рыбаки готовы продавать товар сами, а посредничество сетевых магазинов приводит к торговым наценкам

Дорогая моя форель

Наловить рыбы — полдела, её ещё нужно продать

04.09.2019 / Тема

Обновлённая набережная протянется мимо Морского центра, корпусов завода «Богемия», областного драмтеатра и гостиницы «Интурист»

Гулять так гулять

Какой будет новая Софийская набережная

28.08.2019 / Тема

Станислав Шубин надеется, что инвалидность жене скоро продлят

Ограниченный контингент

Почему тяжелобольным приходится рассчитывать только на себя и семью?

21.08.2019 / Тема

В статусе паллиативного пациента

Станислав Константинович в отчаянии от того, что больше двух месяцев тянется история с оформлением документов жены на МСЭ

21.08.2019 / Тема

Тамара Малютина просила установить дополнительные водозаборные колонки, но односельчане её не поддержали

Звоните президенту

В Новгородской области отреагировали на обращения, поступившие на «Прямую линию» с Владимиром Путиным

07.08.2019 / Тема

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 11.09.2019 года
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА