Сегодня среда, 19 декабря 2018 года

Газета издавалась с 1838 года по 1918 год.
Издание возобновлено 29 декабря 1990 года.

Мария Клапатнюк

Вещи и люди,

Эти предметы не покупаются и не продаются. Они обмениваются на другие вещи

Эти предметы не покупаются и не продаются. Они обмениваются на другие вещи

или История подвала, в котором круглый год делают добро

Впервые спускаться в лавку к Ольге ИВЧЕНКО непривычно. Массивные ступени, низкий потолок, трубы отопления на уровне лица. В общем, экзотика. Но, взглянув по сторонам, быстро осваиваешься. Почти на входе — полка с книгами, в коридоре — целая армия вешалок. На них — верхняя одежда. Тут же пианино. Из глубин магазина раздаются голоса: покупатели обсуждают свой выбор. Впрочем, не покупатели — гости. Слово «покупатель» здесь абсолютно неуместно. Так же, как и слово «магазин».

Эти лишние деньги

Не зря за пять лет существования проекта оно выпало из формулы «Магазин обмена вещами». Изменяясь в деталях, заведение Ольги остаётся постоянным по сути: главное в его работе — благотворительность.

Рождение ребёнка и последующий декрет разделили жизнь Ольги на «до» и «после». Казалось бы, ничего удивительного: практически каждая женщина в аналогичной ситуации делает выбор между карьерой и семьёй. Ольге, большую часть жизни занимавшейся бизнесом, тоже пришлось определяться.

— Идея сделать магазин, в котором денег как таковых не будет, пришла как озарение. Когда сидишь в декрете, тебя посещает очень много мыслей. Другое дело, что, «сочинив» проект, я никак не думала, что он затянет меня на долгие годы. — Ольга стоит за прилавком. На полках и полочках вокруг неё — карандаши, погремушки. На столе — блокнот, кассовый аппарат. — Начиналось-то всё скорее банально. Я прикинула: находясь в декрете, многие женщины не могут изыскивать средства на собственный гардероб. Я относила свои хорошие, но надоевшие вещи в секонд-хенд подруге, ждала выручки. Там же выбирала наряды. А потом подумала: почему бы не пропустить это неудобное звено — деньги?

Поддержку идее в Интернете найти не удалось: разовые фри-маркеты в столицах уже не были новинкой. Но на открытие постоянной точки обмена вещами никто не отважился. И всё же Ольга решила рискнуть. Подыскала подходящее подвальное помещение (аренда первых этажей стоит значительно дороже), методом проб и ошибок придумала свод правил и открыла двери первым посетителям.

Вначале их было очень мало. Но Ольга и не рассчитывала на быстрый успех.

Обмен щедростью

Пока мы с Ольгой вспоминаем былое, жизнь магазинчика идёт своим чередом: гостья из Боровичей выкладывает из пакета на прилавок небольшие этюды, мужчина приценивается к хлебопечке.

Сейчас на сотне квадратных метров в подвальчике у Ольги можно найти буквально всё: женская, мужская, детская одежда, аксессуары, книги, предметы интерьера. Чем больше блуждаешь среди стоек с товаром, тем сильнее погружаешься в атмосферу классического блошиного рынка.

Сама хозяйка заведения на эти блуждания смотрит с удовлетворением:

— Вначале я пыталась вести учёт, кто и что поменял. А потом поняла — зачем? Процесс ведь живой. Приходит человек, рассказывает свою историю. Далеко не всегда весёлую. Открывает тебе душу. Ты говоришь с ним. Хочешь порадовать. Помогаешь что-то выбрать. В итоге собираешь целый пакет, и он довольный идёт домой, — смеётся Ольга. — Здесь по-другому просто нельзя. Нужно быть добрым и щедрым душой. Либо закрываться. Потому и ушло слово «магазин» из названия. В нём нет душевности. У нас — благотворительный проект «Давайте меняться».

Сегодня у проекта есть своя сложившаяся аудитория. Многие посетители приезжают к Ольге из области, кто-то из разряда клиентов давно стал другом.

Начав заниматься благотворительностью, не так-то просто остановиться. Вот и Ольга с мужем наметили несколько направлений работы: регулярные ежемесячные фри-маркеты в Великом Новгороде, масштабные барахолки, на которых бывают и городские мастера-ремесленники, организация бесплатных ярмарок в посёлке Волховский и, наконец, шефство над детским домом имени Ушинского.

— Мы не просто везём детям одежду. Сначала договариваемся с музыкальной школой имени Рахманинова, с фольклорным театром «Круговина» — организуем целые концерты, театрализованные представления, — поясняет Ольга. — Но и о насущном не забываем. В апрельский визит отвезли восемь детских ходунков. О таком подарке попросила администрация дома. Новгородцы на призыв активно откликнулись — гуманитарную помощь удалось собрать быстро.

Хотя общество всё ещё предпочитает делать добро на праздники. В рождественские каникулы любая благотворительная акция проходит на ура. Весной и летом у горожан других дел по горло. Но семья Ивченко собственным примером пытается втянуть жителей в круглогодичную благотворительность.

— На ваш взгляд, общество доросло до идеи круговорота вещей?
— Будем надеяться, что оно — в процессе. Ведь это вопрос и экологии, и разумного потребления. Дома у каждого из нас накопилось много вещей — ненужных, но находящихся в хорошем состоянии. Мне кажется, что им необходимо дать вторую жизнь: если вам они ни к чему, это не значит, что и другим тоже без надобности. Это, между прочим, и способ уборки планеты, начинающийся с генеральной уборки в своём собственном шкафу.

Кстати, сама Ольга пробовала идти дальше: искала способы переработки ветоши. Но в Новгороде эта ниша пустует, ближайшее подобное производство располагается в Санкт-Петербурге. А транспортировать вторсырьё туда слишком накладно.

Всё то, что «про запас»

Обследуя дальний от входа зал в Ольгином подвале, редкий посетитель не ойкнет, не всплеснёт руками, не выдохнет удивлённое узнавание. На полках располагается наше «вчера». Обширная и совершенно неописуемая коллекция советских вещей и вещичек: форма для приготовления петушков и хвороста, рядом — пара новых, блестящих, совсем как у Чуковского, калош. Цигейковая шубка и несколько таких же шапочек, ни разу не надетых, аккуратно сбережённых «про запас», да так и не пригодившихся.

Забыв о цели своего визита, с интересом копаюсь на стеллажах. Вот пепельница в форме старого дуба-лешего. Точно такая же стояла на столике у моих бабушки и деда, хотя в их доме отродясь никто не курил. Несколькими полками выше — Деды Морозы даже не моего, а моих родителей детства. Снова обувь — красные башмачки, видно по подошве, что ни разу не выгулянные.

— Это такая отдушина. Собранная мною и неравнодушными людьми, пополняемая спонтанно и так же раздариваемая, — голос Ольги возвращает меня в день сегодняшний. С трудом отвлекаюсь от прекрасной глиняной кружки с нарисованным на ней пейзажем. — Коллекцию коньков я отдала в ледовый комплекс «Айсберг», там думают сделать свой тематический музей. Детские игрушки отправились в Новгородский музей-заповедник. Вскоре они займут своё место в постоянной экспозиции. Нам же удалось пополнить коллекцию Музея кинематографии бытовыми интерьерными штуками. У них там есть свои задумки на этот счёт. И всё это живые, душевные проекты. А иначе и быть не может, ведь вещи должны жить. И при этом приносить пользу людям. Тогда собирать и хранить их несложно, а расставаться — радостно и легко.

— И всё-таки, оглядывая ваше хозяйство, не поверю, что не было кризиса, не хотелось плюнуть, повесить на дверь замок и сбежать?
— В прошлом году я как будто совсем выдохлась. Нанять помощника средств нет, а тащить всё самостоятельно и правда очень сложно. И мои посетители очень огорчились. Для многих магазин обмена стал чуть ли не единственным выходом в сложной жизненной ситуации. Я разговаривала с людьми, много думала, переживала, снова думала... А потом просто продолжила работать.

Фото автора
 

РЕКЛАМА

Еще статьи

Наталья Долганова-Леденёва: «Я кайфую от людских эмоций»

Просящему – дай

Как разбудить город, в котором нет солнца, но есть сердце

07.11.2018 / Волонтёры

Врачи ветеринарной клиники и зоозащитники работают вместе

Год собаки зоозащитника

Как найти ответственные руки бездомному животному

10.10.2018 / Волонтёры

От творчества дети-«особята» порой получают больше оздоровительного эффекта, чем от медицинских процедур

Как выглядит овечка на ощупь

Мир для слепоглухого ребёнка открывается через прикосновение

11.07.2018 / Волонтёры

Иван Кривда обучает одного из самых обаятельных обитателей соколиного двора ворона Топу

Под крылом добровольца

Активистам новгородского Центра помощи хищным птицам нужна поддержка

04.07.2018 / Волонтёры

30 тонн сданной макулатуры и более чем 3,5 тысячи посаженных деревьев — вот промежуточный итог работы Елены Павловой

Вечнозелёная тема,

или Из скольких килограммов макулатуры прорастёт дерево

30.05.2018 / Волонтёры

Любовь Малышева — лидер экологического движения «Мусора.Больше.Нет» в Великом Новгороде

Дом для червяков,

или Как сделать так, чтобы мусорное ведро осталось пустым

11.05.2018 / Волонтёры

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 12.12.2018 года
РЕКЛАМА
ФОТОГАЛЕРЕЯ
РЕКЛАМА