Сегодня четверг, 17 января 2019 года

Газета издавалась с 1838 года по 1918 год.
Издание возобновлено 29 декабря 1990 года.

Анна Мельникова

«Я — прежде всего врач»

Фото: Владимира МАЛЫГИНА

Атмосфера в больнице должна быть здоровой

Две недели назад исполняющим обязанности главного врача Новгородской областной клинической больницы назначен врач-онколог, торакальный хирург Санкт-Петербургского клинического научно-практического центра специализированных видов медицинской помощи Илья КЯЛЬВИЯЙНЕН. Через несколько дней после официального представления коллективу больницы её новый руководитель ответил на вопросы «НВ».

— Илья Михайлович, для вас Великий Новгород — город совсем не чужой. Ведь так?

— Я родился в Новгороде, в первый класс пошёл в школу № 9, учился в 32-й, сегодня это четвёртая гимназия, а выпускался из гимназии «Квант». В старших классах решил, что буду поступать в медицинский вуз. Выбирал между Первым медом — Санкт-Петербургским государственным медицинским университетом имени Павлова и Военно-медицинской академией имени Кирова, куда и поступил. Академию закончил с отличием, поэтому при распределении учли моё желание, в какой части мне хотелось служить. Я выбрал в/ч 22558 в Новоселицах, которая максимально близко располагалась к Новгороду. В ней находился учебный центр войск связи и ПВО, относящийся к военно-воздушным силам. Таким образом, я вернулся в родной город. Был назначен начальником медицинской службы части. И в качестве волонтёра выходил на дежурство в городскую больницу «Азот» (сегодня это клиника № 1 Центральной городской клинической больницы) и в гарнизонный госпиталь.

— Вы из медицинской семьи?

— Вопрос о выборе профессии — для меня интересный и сложный. Мои родители — не медицинские работники, но на выбор профессии сильное влияние оказала мама. Отчасти это было связано с её заболеванием, её отношением к жизни.

— Вы — практикующий врач, а от руководителя больницы требуются прежде всего управленческие навыки. Отсутствие опыта в административной работе может стать для вас проблемой?

— Я — прежде всего врач, торакальный хирург, онколог. На мне колоссальная ответственность каждый день. И ответственность эта стала только сильнее, теперь я отвечаю за лечение, за сохранение здоровья и жизни сотен пациентов. К тому же у меня есть чёткие представления об административной работе, потому что в академии нас готовили как руководителей медицинской службы, два последних года я исполнял обязанности заведующего отделением онкологического центра, работал под руководством профессора, доктора медицинских наук Владимира Михайловича Моисеенко. Отправляя меня на стажировки в клиники Китая, Финляндии, он возлагал на меня большие надежды. Возможно, своим возращением в Великий Новгород я его подвёл. Но расстались мы без обиды, он меня, если можно так выразиться, благословил.

— Семью ещё не перевезли?

— Жена и двое детей — дочь и сын — пока в Петербурге. Дети посещают детский сад, старшая в следующем году пойдёт в школу. И это будет новгородская школа.

— Почему решили принять предложение новгородского минздрава возглавить больницу? Как правило, врачи хотят строить карьеру в мегаполисах.

— От коллег в Санкт-Петербурге узнал, что минздрав Новгородской области проводит конкурс на должность главврача. Долго не раздумывал, отправил в министерство документы. Посчитал, что мне представился шанс проявить себя в родном городе, стать для него полезным. Я знаю, как выстроена система от самого основания до руководящего звена. Свой путь в медицине начал с должности санитара в больнице. И сейчас в свои 38 лет мне есть что сказать.

— План действий на новом месте работы составлен?

— В хирургии невозможно приступить к операции без знания деталей, кроме того, чтобы понять проблему, мне необходимо ее детально изучить, «потрогать», почувствовать, если угодно. Так и в настоящий момент мне нужно сначала познакомиться с коллективом, выяснить, какими материально-техническими ресурсами обладает больница: что необходимо было заменить в оборудовании ещё вчера, что «горит» уже сейчас, что потребуется сделать завтра. Некоторые ждут до последнего — это не про меня, привык действовать оперативно.

— Планируете в свою команду приглашать специалистов из Северной столицы?

— Такой необходимости пока не вижу, в больнице сформирована команда профессионалов, и это, кстати, касается не только медицинского состава клиники. Конечно, у меня много друзей, коллег, которые хотели бы отправиться за мной. В том числе по той причине, что в Новгороде более размеренный темп жизни, чем в Санкт-Петербурге, здесь всё рядом, без суеты.

— Как думаете, удастся ли вам совмещать хирургию и руководство областной больницей?

— До последнего дня перед тем, как поехать в Новгород, я оперировал, много дежурил, в том числе по санавиации в Ленинградской областной клинической больнице. Пока не знаю, появится ли у меня возможность оперировать в новгородской клинике. Но для меня была бы большая честь, профессиональное счастье, если бы я как хирург мог работать вместе с заведующим отделением торакальной хирургии, доктором Рушаном Абдулхаковичем Сулимановым — врачом высочайшего класса. В больнице им создано уникальное отделение, где в полном объеме представлена торакальная хирургия: лечатся пациенты с онкологическими заболеваниями, травмами органов грудной клетки, гнойно-деструктивными заболеваниями лёгких. Рассчитываю, что в Новгороде закончу работу над своей кандидатской диссертацией. Тема её — актуальна, посвящена трансторакальной биопсии для верификации заболеваний лёгких. В своей практике я часто сталкивался с тем, что больным выполняли операции, которых можно было бы избежать. Мною предложен безопасный, эффективный, быстрый способ, с помощью которого достаточно сделать один прокол, чтобы получить материал, поставить диагноз и определить дальнейшую тактику лечения.

— У вас была возможность поработать в Китае, в Финляндии. В этих странах разные подходы к лечению?

— Вовсе нет! Современное лечение строится на принципах доказательной медицины. Во всех странах оперируют людей, но везде есть свои нюансы. Если брать торакоскопическую технику, то кто-то делает операции через один порт (отверстие. — Прим. автора), кто-то — через два или четыре. Но главное в таких вмешательствах, чтобы они были для пациента малотравматичными, безопасными. В Китае — огромное население, большое количество пациентов, число операций в 10–20 раз превышает их число в центрах Петербурга, а также имеется хорошая школа. Высокотехнологичное оборудование, которое не уступает наполнению ведущих западных клиник. В Китае я повышал уровень мануальных навыков и теоретических знаний. А в университетской клинике города Хельсинки, где сложилась сильная торакальная школа, была возможность познакомиться с последними достижениями в области хирургии и онкологии, так как многие специалисты Финляндии проходят стажировку в ведущих клиниках мира. Опытом со мной делились финские врачи, в частности — профессор Ярмо Сало, Яари Расанен, который в свою очередь обучался в Америке. Надеюсь, что мне удастся пригласить иностранных друзей в Великий Новгород и на базе областной больницы организовать конференции с участием моих коллег не только из Санкт-Петербурга, но и из Китая, и из Финляндии. В современной хирургии умение врача неотделимо от владения высокотехнологичным медицинским оборудованием.

— Вы являетесь членом Европейского общества торакальных хирургов, участвуете в ежегодных конференциях. А что они дают врачу?

— Для профессионального роста врачу необходимо много знать, читать, видеть. Информации — океан. Как определить, что действительно актуально, что перспективно, что безопасно и полезно для пациента? Именно на конференциях, во время жарких дискуссий и докладов специалистов экспертных центров можно понять, в чём достоинства и недостатки того или иного метода лечения. Общаясь с представителями разных школ, анализируя весь этот объём информации, находишь ответы на поставленные вопросы. К сожалению, российских докладов на европейских конференциях, где рассматриваются вопросы торакальной онкологии и других смежных специальностей, звучит мало.

— А не возникало желания перебраться за рубеж?

— В здравоохранении и Китая, и Финляндии достаточно проблем. В чужой стране пришлось бы ввязаться в конкурентную борьбу и потратить не менее десяти лет, чтобы встать на один уровень с иностранными коллегами. Там я мог бы много работать руками, выполняя различные хирургические вмешательства. Но в медицине очень важно, чтобы врач понимал и чувствовал своего пациента, мог бы взять его за руку, поговорить с ним, уделив ему внимание, — иногда только этого достаточно, чтобы принести облегчение больному. А уж потом подключилось бы и высокотехнологичное оборудование.

— Что бы вам хотелось сделать в областной больнице в первую очередь?

— Прежде всего я хотел бы максимально улучшить условия работы в ней. Всем известно, что медики нередко испытывают выраженные стрессы, устают. Они значительно больше времени проводят в стенах стационара, чем дома. Если атмосфера в больнице будет нормальной, здоровой, будут строиться уважительные и спокойные отношения, то всё это пойдёт только на пользу персоналу и, конечно, пациентам.

РЕКЛАМА

Еще статьи

Рецепт прокурора Гуришева

Коррупцию излечат профессионализм и порядочность

Сергей СОРОКИН

«Я сюда приехал не из любопытства»,

или Почему разговоры, не имеющие результата, — это издевательство над народом

Государь зимы седой, старец древний с бородой

Дед Трескун вас в гости ждёт. Он пришёл — зима идёт!

Включить. Выключить

С 1 января Новгородская область будет смотреть 20 федеральных телеканалов в цифровом качестве бесплатно

Метры и сотки

За десять лет услугами Росреестра воспользовался каждый третий новгородец

Виталий САЛЯЕВ

Не остаться в стороне

В Холмском районе надеются, что федеральная трасса изменит вектор жизни территории

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 16.01.2019 года
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

ФОТОГАЛЕРЕЯ