Сегодня воскресенье, 21 июля 2019 года

Газета издавалась с 1838 года по 1918 год.
Издание возобновлено 29 декабря 1990 года.

Споры о соре,

Фото: Фархада ЮСУПОВА

или Как видят ход мусорной реформы те, кто её исполняет

Дискуссия вокруг мусорной реформы не утихает. Вопросы есть и у рядовых потребителей, и у чиновников, и у представителей региональных операторов по обращению с твёрдыми коммунальными отходами. Отныне только они занимаются вывозом мусора. Как они видят продолжающиеся изменения? Об этом наш разговор с Анастасией ТРУШКИНОЙ, экологом компании «Экосити», ставшей регоператором в Великом Новгороде и нескольких районах области.

– Анастасия, как вы оцениваете развитие мусорной реформы? Всё ли получается?

– Реформа стартовала в прошлом году, Новгородская область включилась в неё одной из первых. Как и всё новое, приживается эта система непросто. Возникают нестыковки на уровне практического использования новых законодательных норм. Необходимость перемен диктуют законодателям регионы, которые уже начали работать и на практике видят лакуны и слабые места.

– Что вы имеете в виду?

– Противоречия вызваны, по-моему, тем, что изменения в сфере вывоза мусора произошли на стыке экологических норм и требований ЖКХ. У этих двух блоков – разное законодательство и разный понятийный аппарат, но работать они должны на выполнение общей задачи – цивилизованное, грамотное захоронение и утилизация отходов.

К примеру, мы сейчас много говорим о создании раздельного сбора отходов, и в территориальной схеме по обращению с ТКО определены сроки её внедрения в нашем регионе. Но в федеральном законодательстве до сих пор не утверждены виды отходов при таком сборе. Есть только несортированные отходы. Это значит, что у регоператора нет нормативной базы для получения лицензии на вывоз сортированных отходов. Нет лицензии, не будет и вывоза.

Да что там сортированные отходы... Сейчас идет много споров по поводу того, что относится к твердым коммунальным отходам, а что – нет. А ведь главное новшество реформы – появление регоператоров по вывозу ТКО. ТКО, а не каких-либо других отходов! И тариф для населения на вывоз мусора утверждали из расчета на вывоз именно таких отходов.

Специалисты коммунальной сферы, экологи знают, что мусор – не однороден. Это должны понимать и бизнес, руководители управляющих компаний, товариществ собственников жилья, чиновники. Однако при этом, к примеру, наша компания регулярно получает письма с требованием убрать мусор, который к ТКО не относится. В обществе – это касается не только жителей нашей области – бытует ошибочное мнение: всё, что выносят и вывозят на контейнерные площадки, – это ТКО.

– Что относится к твердым коммунальным отходам, а что нет?

– Мы в нашей работе опираемся на Федеральный закон № 89 «Об отходах производства и потребления» и перечень ТКО, утвержденный Росприроднадзором.

В частности, к ТКО, помимо отходов, образующихся в жилых и офисных помещениях для удовлетворения бытовых и личных нужд, отнесены отходы от содержания и благоустройства территорий – смет травы, палых листьев, мелкого мусора, который собирают дворники, спиленные деревья и кустарники. Но при этом смёт от предприятий к ТКО не относится. Как и пищевые отходы организаций общественного питания и уборки кухонь.

Актуальная сейчас для нас проблема – строительные отходы. Я о мешках с отколотой плиткой, обломками снесенных стен и перегородок, грудами битого кирпича. Если старые обои, которые сняли во время ремонта, входят в состав ТКО, то весь перечисленный мной выше мусор – нет.

– Что нужно делать, чтобы регоператор вывез отходы, не входящие в ТКО?

– Если у него есть лицензия на обращение с таким видом отходов, то нужно заключать отдельный договор. И оплачивать отдельно, потому что в тарифе на вывоз ТКО эти расходы не учтены. Но для организаций это лишняя бумажная работа. И дополнительные расходы. Поэтому, к примеру, у части предприятий, которые действуют в нашей зоне ответственности, смет просто исчез. Договор на его вывоз с нами не заключили, словно его нет.

Неменьшее беспокойство вызывает и непонимание работников ТСЖ и управляющих компаний того, что спиленные деревья и кустарник, хотя и включены в ТКО, не входят в норматив накопления. Это логично, потому что такие отходы не появляются постоянно. Мы вывезем и спиленные деревья, и кустарник по тарифу на ТКО, но по отдельной заявке!

Ещё одна тема – автопокрышки. По ним мы тоже получаем письма с вопросами: почему не вывезли? Но покрышки запрещены к захоронению на полигоне ТКО. Их необходимо сдавать в специализированную организацию для переработки. Она есть в регионе. Но наши потребители любят спрятать колеса под крупногабаритные отходы, и мы вывозим их на полигон. Если не обнаружим, нас оштрафуют. Приходится сдавать покрышки за свой счет.

– Почему покрышки не вывозят на полигон?

– Причин масса. В них много токсичных веществ, они будут разлагаться десятилетиями, их невозможно уплотнить, а места они занимают очень много...

– Вы отказываетесь вывозить отходы, не входящие в ТКО?

– Нет, регоператор вывезет их! Но по отдельному договору. И дело не только в том, что вывоз других отходов вместе с ТКО для нас – дополнительные расходы. Сокрытие разных видов отходов в общей массе рушит всю систему учёта. Получается, что расчеты объема отходов, на основе которых мы готовим график поездок мусоровозов, их количество, информацию для утверждения тарифов на обращение с ТКО для населения, идут вразрез с реальной ситуацией.

Страдает и государство. Конкретно – местный бюджет. За вывоз строительных отходов на полигон организация должна внести плату за негативное воздействие на окружающую среду. Эти средства идут в том числе в бюджет того района, где находится полигон. Если строительный мусор удалось скрыть, значит, эти деньги в казну не попадут.

– Логично предположить, что мусорная реформа была необходима для того, чтобы решить все эти проблемы, а не создавать их.

– Скорее она помогла их выявить. Да, нужно признать, что не все оказались готовы к масштабным переменам. Не всегда наши реалии соответствуют высоким требованиям реформы. Скажем, инфраструктура есть далеко не везде. Если в городе нет проблем с контейнерными площадками, то на селе таких площадок не хватает.

Не так давно в законодательство внесли очередные изменения: установку контейнеров хотят вменить регоператорам. Но пока не решено, какие средства будут заложены для этого в тариф. Называют один процент. Это, конечно, очень немного. Тарифы в Новгородской области одни из самых низких в стране, и на вырученные средства мы сможем поставить небольшое количество контейнеров.

Жителям приходится пользоваться так называемым пакетным сбором. Но мешки с мусором могут разорвать кошки и собаки. Самый цивилизованный и удобный для населения способ – отнести пакет в контейнер. Потребителю не нужно будет ждать мусоровоза, а содержимое мешка не разнесёт ветром по улице.

– Вы перечислили немало трудностей. Как их решать?

– Действовать в команде — профильным министерствам правительства области, региональным операторам, властям на местах, предприятиям и рядовым потребителям. В такой ситуации разъяснительная работа – на первом плане. Её-то и не хватает! Хотя и сейчас, и в начале реформы мы проводили и проводим с представителями районных, городских, сельских администраций и населением очень много встреч. И за эту поддержку мы благодарны. Но, видимо, этих усилий пока недостаточно.

– Есть вопрос и по батарейкам, которые запрещено выбрасывать в общий мусор, а можно утилизировать только на специальных предприятиях. В России оно одно, и находится в Челябинске. В регионе батарейки собирают только в Великом Новгороде – в крупных магазинах стоят контейнеры. Затем их вывозят в компанию «Экосити».

– Да, это отдельная проблема, которую нужно обсуждать и решать. Батарейки лежат на складе в «Экосити», потому что у компании есть лицензия на транспортирование такого вида отходов. Кстати, элементы питания, как градусники и ртутные лампочки, не входят в перечень ТКО.

Необходима единая система обращения с такими опасными отходами. Регоператоры и хотели бы заниматься их вывозом, и готовы, есть вся необходимая техника, обученные сотрудники, лицензии. Но не можем. Расходы на это не заложены в тариф. Да и как их туда включить, если ни батарейки, ни лампочки не относятся к ТКО?

Уже сейчас этих батареек накопилось почти две тонны. Чтобы доставить их в Челябинск и утилизировать, нужны сотни тысяч рублей. В областном министерстве природы проблему понимают, и мы находимся в диалоге по поводу её решения.

– За утилизацию батареек должен платить бизнес? Население?

– Да, вопросов много. Как, например, определить плату за вывоз батареек для конкретного потребителя? Вводить тариф? Но как определить норматив их накопления? Для этого нужны натурные исследования. Как подсчитать, сколько в среднем один человек покупает батареек, скажем, в год? Сложно.

Но отдельно я хотела бы высказаться и о том, как происходит организованный общественниками сбор батареек в магазинах. Подход, когда картонные коробки стоят в общедоступных местах, у точек питания, продуктовых магазинов, – крайне небезопасен. А если чрезвычайная ситуация, пожар, паника? Кто-нибудь уронит коробку или она загорится? В батарейках масса токсичных веществ. Страшно представить, к каким последствиям это может привести!

Мы работаем несколько иначе. По согласованию с многофункциональными центрами разместили пластиковые контейнеры в офисах МФЦ. И людям удобно выбросить батарейку, и находятся отходы под присмотром.

Поэтому меня не удивляет, что ни УК, ни ТСЖ до сих пор не принимают ни градусники, ни лампочки: их нельзя хранить в жилом доме даже в общем контейнере. Опасно! На мой взгляд, решением проблемы может стать мобильный сбор, когда люди будут знать, что в определённый день и час они смогут сдать градусник или использованную лампочку.

– По-вашему, этим должен заниматься регоператор?

– Это было бы логично. Но тогда необходимы изменения в законодательство. На федеральном уровне уже обсуждают возможность создания операторов по обращению с опасными отходами.

РЕКЛАМА

Рекомендуемое

Еще статьи

Захар ЛЯШУК

Привыкайте к роботам

В 2021 году должна начать работу Новгородская техническая школа

По заверению Арсена Амирбекова, ситуация с плановыми и экстренными больными лор-отделения под контролем

Стационарный подход,

или Как «схема деятельности» привела к конфликту между лор-врачами и администрацией Областной детской больницы

Новгородская Голгофа

Геноцид мирного населения определяется не только понятиями Уголовного кодекса

Паспорт помощи

Все возможности поддержки жителей региона объединят на одной площадке

История с продолжением,

или Почему при всём богатстве нашего опыта государственности День России ещё предстоит наполнить живым содержанием

Олег ШАХОВ

Отправная точка,

или Задача на деление и приумножение для главы Новгородского района

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 17.07.2019 года
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА