Сегодня суббота, 18 января 2020 года

Информационный портал

Меню
Людмила Данилкина

Общественная нагрузка

из архива Елены Баркановой

из архива Елены Баркановой

Идея, вокруг которой объединились люди, уже сама по себе заслуживает внимания. Тем более когда от неё есть польза окружающим

С самых высоких трибун граждан призывают к активности: участвовать в жизни дома, двора, города, не быть лишь наблюдателями, а самим предлагать проекты разной тематики. И ведь предлагают. В Новгородской области сейчас действуют 886 официально зарегистрированных общественных организаций. О направленности их деятельности, проблемах, грантовой поддержке «НВ» рассказала заместитель директора областного Общественно-аналитического центра Елена БАРКАНОВА.

— Елена Владимировна, в нашем регионе НКО, по сравнению с другими субъектами Северо-Западного федерального округа, меньше всего. И насколько знаю, в этом году их количество еще сократилось. Есть предположения, с чем это связано?

— Если на начало года официально зарегистрированных организаций в области было 925, то сейчас 886, из которых более 500 действуют в Великом Новгороде.

Причин, почему общественники закрывают объединения, может быть несколько. Но одна из них известна точно: устойчивые НКО свою работу не строят лишь на грантовой поддержке различных фондов, они для привлечения дополнительных ресурсов, и не только денежных, выстраивают партнерские отношения с профильными ведомствами, другими общественниками, бизнесом. Например, хорошо известная новгородцам организация «Чужих детей не бывает». Она не участвует в конкурсах на получение финансирования под свои идеи, ищет единомышленников – людей, которые могут выделить транспорт, строительные материалы, рабочую бригаду, сами по-участвовать в акциях.

А вот те НКО, которые делают ставку только лишь на гранты, оказываются в куда более проигрышном варианте.

— Отчего же? Ведь чтобы получить грант, нужно грамотно подготовить заявку. То есть просто оформить документы по определенной методике. И есть люди, которые профессионально этим занимаются. Их еще называют грантополучателями...

— Есть еще и другое выражение: «Сидеть на грантовой игле». Но делать это все труднее, поскольку фонды, предоставляющие средства, меняют критерии отбора, упорядочивают конкурсную систему. Да, лет десять назад организация вполне могла подать заявку на один и тот же проект в разные фонды и от всех получить деньги. Сейчас такой фокус вряд ли удастся, потому что если речь идет о господдержке, то все НКО, претендующие на нее, у всех на виду: попадают в единую базу, где сразу видно, на какие цели запрашивается финансирование.

Как вы подметили, в нашей области количество общественных организаций сокращается, но при этом полученных грантов от Фонда президентских грантов становится больше. Так, если два года назад Фондом было поддержано 23 новгородских проекта, то в текущем — 32.

— И в этом, видимо, есть заслуга Общественно-аналитического центра, который восьмой год уже оказывает НКО области информационную и обучающую поддержку, популяризирует деятельность организаций, помогает наладить им межведомственные связи, готовить заявки на конкурсы. С какими проблемами, кроме финансовых, общественники к вам обращаются?

— Нередко, когда инициативная группа граждан решается зарегистрировать объединение, не просчитываются риски официального существования, а именно: необходимость вести налоговую отчетность, иметь помещение, куда бы могли приходить либо волонтеры, готовые подключиться к делу, либо люди, которым НКО может помочь. Не всегда общественники уделяют должное внимание выстраиванию коммуникаций с другими заинтересованными сторонами, публичному рассказу о том, что, как и для каких целей делают.

Поэтому мы системно проводим обучающие семинары – по ведению основной деятельности, навыкам продвижения проектов, поиску партнеров и иным вопросам.

Берем на себя организацию межведомственных переговоров – как показывает практика, иногда вместо длительных телефонных переговоров или переписки в Сети достаточно одной встречи для решения всех вопросов.

Мы постоянно информируем НКО о конкурсах, проводимых различными фондами, среди которых не только государственные, но и корпоративные, частные, международные, ведомственные.

— Вы сказали, что грантовые фонды совершенствуют методики отбора победителей, меняют, добавляют критерии. К чему должны быть готовы НКО?

— Для примера возьмем уже названный Фонд президентских грантов. Вообще, глава государства о финансовой помощи общественникам заявил в 2005 году. Но более десяти лет были разные операторы грантовых средств по направлениям. И вот именно этим и пользовались некоторые грантополучатели — рассылали заявки на межотраслевой проект сразу нескольким распорядителям средств. Поданные заявки не были в открытом доступе, отсутствовала обратная связь, да и региональным организациям сложно было соперничать со столичными, основные средства оставались там.

В 2017 году единым оператором стал Президентский фонд. Как я уже говорила, существует единая база заявок, доступна информация о том, сколько добровольцев участвуют в акциях организаций, и охват аудитории. Введены коэффициенты значимости критериев заявок в зависимости от запрашиваемой суммы, возраста самой организации. Так, скажем, до 500 тыс. рублей на реализацию идеи может получить НКО, которое действует не менее шести месяцев. Объединения с приличным стажем и значимым охватом населения вправе рассчитывать на более крупные суммы.

Кроме того, если прежде фонд интересовало, способна ли организация продолжить проект после завершения грантового финансирования, сегодня преимущество имеют идеи, которые можно масштабировать, тиражировать в другие регионы.

— Но количественный показатель, который вы назвали, далеко не всегда характеризует работу общественников. Скажем, к деятельности новгородского «Дома Солнца», занимающегося поддержкой семей, в которых воспитываются дети с синдромом Дауна, или организации «Примирение», ориентированной на помощь бомжам, на мой взгляд, ну никак нельзя подходить с такой меркой...

— С вами согласны и в Президентском фонде. Его эксперты в обязательном порядке оценивают представленные проекты еще и с качественной стороны. К слову, проекты названных вами НКО в этом году стали победителями президентского конкурса.

Добавлю, что Минэкономразвития России, ориентируясь на практику вышеназванного фонда, направило в субъекты методические рекомендации по оценке проектов НКО при проведении региональных конкурсов.

Я вхожу в состав комиссии областного конкурса поддержки социально ориентированных НКО. Он проводится раз в год. В 2019-м победителями стали 13 организаций, общая сумма по восьми направлениям — 7,3 млн. рублей. Какая направленность этих проектов? Патриотическая, спортивная, помощь людям с ограниченными возможностями здоровья, поддержка людей, попавших в сложную жизненную ситуацию, содействие добровольным пожарным дружинам.

Сейчас мы оцениваем заявки по десяти критериям, из которых четыре относятся к оценке НКО, пока, к сожалению, не сбалансирован показатель срока действия организаций. А вот эффект, который может быть от точечной, индивидуальной работы, направленной на ограниченный круг людей, учитываем.

— А производится ли анализ соответствия проблематике, по которой работают НКО и под которую получают гранты, той, что заявляется населением?

— Это непростой вопрос. Да, при реализации грантовых проектов общественники пишут отчеты о процессе и результате. Но ведь, как мы понимаем, документ можно умело составить, при этом изложенное в нем будет отличаться от реального положения дел.

Мы в области ежегодно проводим опрос жителей по поводу того, какие общественные организации они знают, участвуют ли в волонтерских программах или, может, обращались за помощью.

Кроме того, присутствуем на публичных мероприятиях или акциях объединений, которые наглядно характеризуют качество проектов.

— На прошлой неделе в Великом Новгороде прошел областной Гражданский форум, одним из организаторов которого был и ваш Общественно-аналитический центр. Тема форума: «Формирование новой элиты из числа руководителей социально значимых проектов». Признаюсь, такой посыл несколько озадачил. Какое отношение к управленческой элите региона имеют общественники?

— При подготовке форума этот вопрос мы слышали часто. Причем и от самих НКО тоже. Пока многие все еще думают, что главенствующая роль в решении социально значимых задач принадлежит государственному сектору. И отчасти это действительно так, поскольку муниципальные или областные учреждения имеют бюджетное финансирование. Однако все больше и чаще проблематика актуализируется извне – ее озвучивают, настаивают на внимании к ней инициаторы, лидеры общественных организаций. Этим людям, которые являются волонтерами, удается порой горы свернуть – они привлекают не только внимание к теме, но находят варианты решения проблем, выстраивают вертикальные и горизонтальные каналы взаимодействия. Так разве они — не элита нашего общества? Бесспорно, элита, формирующая запросы населения. И их мнение необходимо учитывать.

РЕКЛАМА

Рекомендуемое

Еще статьи

Мария ПАНТЕЛЕЙЧУК

Документ особой важности,

или Что скрывается в архивных хранилищах

Слушается «дорожное дело». Сторону обвинения представляет Валериан Меринов

На вас шапка горит!

Коррупцию победить можно. Дайте только срок

Юрий БОБРЫШЕВ:

«Недостаточно озвучивать проблему, надо выделять ресурсы для её решения»

Александр РОЗБАУМ

Меньше политики — больше дела

Как считает глава Старорусского района Александр РОЗБАУМ, это подходящий девиз для «города с амбициями»

Андрей ВЕСЕЛОВ

Расчёт окончен

Новгородцам советуют не тянуть с уплатой налогов

В разговорном жанре

Даже самый затяжной конфликт сторон можно разрешить без вмешательства суда

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 15.01.2020 года
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА