Пятница, 15 октября 2021

Информационный портал

Лента новостей

РЕКЛАМА

Осколки памяти

Михаил Григорьевич (слева) с Марией Александровной и сослуживцами. 1944 год.

Михаил Григорьевич (слева) с Марией Александровной и сослуживцами. 1944 год.

Фото: из архива семьи Ковалевских

На счету подполковника Ковалевского — тысячи боевых операций

Кому такое под силу? Только врачу. Для Михаила Ковалевского передовой была операционная. Он служил в госпитале СЭГ 5115. Ленинградский фронт. На войне — с июня 1941 года. Место призыва — Малая Вишера.

К тому времени Михаилу Григорьевичу уже было далеко за сорок. Он появился на свет ещё в XIX веке. Будучи студентом, а учился он в Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге, лечил раненых ещё в 1-ю Мировую. Старший сын в семье священника, воспитывавшего 11 детей. В нём всегда было что-то от другой эпохи. Интеллигентность, степенность, достоинство. Выделяла его и стать — он был высок, имел наружность, обращавшую на себя внимание.

При этом Ковалевский обладал несомненным талантом врача, был замечательным организатором. Ничего удивительного, что он стал героем военного репортажа «Известий» уже в августе 1941-го.

«Хирург Ковалевский — сплошная энергия и сосредоточенность. Это подлинный наследник благородных традиций великого русского хирурга Пирогова. Сутками без сна, лишённый иногда десятка свободных минут, нужных для еды, он лично консультирует все сложные операции и оперирует сам».

А вот строки из газеты «На страже Родины» за 1943 год: «Однажды привезли раненного в живот бойца. Вопрос о жизни решался минутами… Ковалевский тотчас приступил к операции, сделал разрез, извлёк осколок, зажав его в пинцете, высоко поднял и показал помощнице ложку, которая находилась в кармане бойца и со страшной силой была вдавлена в полость живота этим осколком».

Как и многие другие военные хирурги, Михаил Григорьевич, иной раз оставлял на память такие «трофеи», напоминающие о чудесных спасениях, о редких операциях.

Был в его коллекции и большой осколок, который мог стоить жизни ему самому. Впился в землю в каком-то шаге. Судьба, провидение? Ему, доктору Ковалевскому, нельзя было выбывать...

Возвращено 1756 человек в часть — эта цифра приведена в наградном листе за подписью начальника СЭГ 5115. Февраль 1945-го. Подполковник Ковалевский представлен к ордену Отечественной войны II степени (у него также есть орден Красной Звезды и медали). «За крупную хирургическую работу, проведенную с января 1943 года», — говорится в документе. Как пример мастерства старшего хирурга полевого госпиталя приводится «извлечение пули из спинномозгового канала на уровне 1-го шейного позвонка (отмечено в сборнике Армии 42), больной поправился».

Доктору Ковалевскому ассистировала молодая девушка по имени Мария. Его ученица. И так случилось, что и будущая жена. Несмотря на значительную разницу в возрасте никому не приходило в голову назвать их брак неравным. Что в Малой Вишере, где супруги жили и работали в первые послевоенные годы, что в Боровичах, куда они затем переехали.

https://novvedomosti.ru/images/photos/89-965-46.jpg
Супруги Ковалевские с сыном Михаилом и племянницей Людмилой. Фото из архива семьи Ковалевских

— Эта пара всегда вызывала интерес и восхищение, — говорит директор музея истории города Боровичи и Боровичского края Ирина СТОЛБОВА. — Казалось, они идеально подходят друг другу. Красивые, статные люди. Какие-то особенные, нездешние. По воспоминаниям старожилов, поначалу кое-кому их вид даже внушал подозрения: «Уж не шпионы ли?».

Михаил Григорьевич почти 20 лет был главврачом Боровичской ЦРБ. Избирался депутатом городского Совета депутатов трудящихся. Почётный гражданин города Боровичи. Ему и на заслуженном отдыхе не сиделось: помогал чем мог и как мог своему сменщику в районной больнице.

У него — очень много учеников, навсегда запомнивших главный и простой профессиональный принцип доктора Ковалевского: «Видеть человека в больном, сострадать ему и лечить, лечить, лечить». Это было сказано на войне. Но он всегда так поступал. Это целиком отвечало его внутренней человеческой сути. И это чувствовалось, передавалось окружающим.

— Мария Александровна, моя бабушка, вспоминала, как в госпитале раненые брали её за руку и очень просили: «Пусть вот тот усатый подойдёт», — рассказывает Наталья КОВАЛЕВСКАЯ. — От одного его присутствия им становилось легче. Бывают такие люди, с которыми хорошо и надёжно, которым хочется верить абсолютно. Думаю, мой дед был из таких. У меня мало собственных воспоминаний, всё-таки ему было уже очень много лет, когда родилась я. Но я сужу и по своему отцу — многое передалось от деда. Он был способен снимать боль, гасить тревогу. Да! Хотя и не врач.

К сожалению, Михаил Михайлович Ковалевский недавно ушёл из жизни. Долгие годы он служил новгородской высшей школе, работал в НовГУ. Там же преподаёт его дочь. Линия судьбы продолжается. Но не медицинская, не дедова. И почему же?

В ответ Наталья Михайловна поведала историю о том, как «папа не смог поступить в Военно-медицинскую академию в Ленинграде, куда дед отвёз его сам». Оценки были замечательные, но абитуриент не прошёл по… росту. Надо было метр семьдесят пять, ни сантиметром больше, а у него — метр восемьдесят пять. В тот год академия набирала курс с прицелом на службу на подводные лодки и торпедные катера. Вышли на улицу. Огорчённые, конечно. Сели на скамеечку. Михаил Григорьевич достал газету. «А посмотри, — протянул её сыну, — про МГУ пишут». Вот так и вышло, что несостоявшийся военврач поехал в Москву поступать на физмат.

В начале 1980-х, когда Михаила Григорьевича не стало, вдова обратилась в Боровичский музей. С тех пор значительную часть его коллекции документов о Великой Отечественной войне составляют документы заслуженного врача РСФСР Михаила Григорьевича Ковалевского. Передала Мария Александровна музею и «трофеи» супруга — осколки снарядов, гранат, искорёженные ложки и прочие предметы, извлечённые во время операций в полевом госпитале. Каждая военно-хирургическая реликвия была завёрнута в бумажку, надписи только поистёрлись. Мария Александровна рассказывала по памяти про тот или иной эпизод. И не могла сдержать слёз. Всё это слишком напоминало о нём — самом любимом человеке на свете.

*   *   *

В конце октября наша газета стала призёром журналистского конкурса «СеЗаМ-2020» в номинации «Недавняя давняя война». Коллектив «НВ» был отмечен за серию материалов в рубрике «Разные судьбы одной войны».

Этот проект «НВ» стартовал в декабре 2018 года и продолжается до сих пор. За это время было опубликовано 32 очерка о людях, на судьбы которых трагическим образом повлияла Великая Отечественная война.

Автором значительной части публикаций является Василий Дубовский.

РЕКЛАМА

Еще статьи

После Сталинграда в отпуск к нам приехал отец. Пошли фотографироваться.

Детская «гастроль»

Во время эвакуации Люда Соловьёва выступала с концертами во фронтовом госпитале

Алексей Петрович Петров.

Жизнь на кончике штыка

Во время войны старый солдат спас внуков от смерти

В этом году Александру Осипову исполнилось бы 98. Судьба отмерила ему вдвое меньше.

Сильная доля Александра Осипова

В боях под Старой Руссой будущий первый профессиональный композитор народа коми, создатель национального песенного репертуара получил тяжёлое ранение

Последний раз ветеран был на родине в год 70-летия расстрела односельчан.

Правда Аркадия Правдина

В 8 лет его вели на расстрел, в 80 ему пришлось доказывать, что ему это не приснилось

Герои-танкисты (слева направо) Платицын, Телегин, Томашевич, Литвинов.

«Было очень светло»

Таким запомнился командиру танкового батальона поздний вечер в деревне Кшентицы

Почти четверть века (1959–1983 гг.) Шараф Рашидов руководил Узбекистаном.

Первый орден политрука Рашидова

Будущий главный коммунист Узбекистана храбро сражался под Старой Руссой

РЕКЛАМА

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 13.10.2021 года

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА