Среда, 18 мая 2022

Информационный портал

Лента новостей

РЕКЛАМА

Василий Дубовский

Ударом на удар

 

Вышла в свет новая книга Одиссея Мамонова «Горячее лето 1941 года. Лужский рубеж. Новгород. Чудово»

Одиссей Вячеславович МАМОНОВ верен себе, продолжая исследовать события Великой Отечественной войны на территории Новгородчины. Это уже пятая его книга. Её название, казалось бы, говорит само за себя. Хотя хронологически «горячего лета» в ней — чуть больше месяца (с 22 июля по 26 августа первого года войны, когда линия фронта стабилизировалась). Но суть в том, что сама по себе тема — малоизученная.

— Многие исследования, выходившие раньше, базировались на советских документах и воспоминаниях очевидцев, то есть без привязки к немецким архивам, — говорит Одиссей Мамонов. — Сегодня и они доступны в электронном виде. Я изучал документы корпусного и дивизионного уровней.

А трудности перевода?

— Для работы с документами хватает и моего уровня. Надеюсь, что в процессе работы я сколько-нибудь улучшил свой немецкий. Есть вещи, которые надо просто знать. Всё-таки война — согласитесь, дело двухстороннее. К настоящему времени подробно разобраны события на ближних подступах к Ленинграду. Но его оборона началась не там. Несмотря на быструю оккупацию северо-западной части современной Новгородской области для немцев это не было лёгкой прогулкой.

Июль 1941 года — Солецкий контрудар, один из первых в истории Великой Отечественной.

— Середина июля, на Лужском рубеже ещё возводят укрепления, ещё прибывают на позиции наши части. А немцы 14-го числа — уже в Сольцах. Спустя девять дней после того, как заняли Остров. У Шимска их передовые части вышли к мосту через Шелонь. Если такими темпами… Но 15 июля их выбивают из Сольцов, образуется несколько очагов возможного окружения. Враг был вынужден «втянуть язык». И только в 20-х числах продолжил наступление. Контрудар позволил нам выиграть неделю. На Лужском рубеже закрепились и довооружились горные стрелки, срочно переведённые сюда из Ленинграда, и ленинградские ополченцы. В книге я рассматриваю так называемый Восточный сектор, впоследствии ставший 48-й армией. Его участок обороны протяжённостью примерно 70 километров проходил по территории Шимского и Батецкого районов.

Именно в районе Шимска с 30 июля по 2 августа была первая немецкая попытка значительными силами прорвать Лужский рубеж. Однако горные стрелки и Краснознамённая 70-я стрелковая дивизия, получившая почётное звание ещё в советско-финляндскую войну, выстояли. И немцы опять остановились, перейдя в наступление только 10 августа. Вот так, ступенька к ступеньке, выстраивалась оборона Ленинграда.

Как сражались ополченцы?

— Есть мнение, и это многими растиражировано, что ополченцы стали отступать первыми, а потом были вынуждены сняться с позиций и кадровые дивизии. По факту в боях против ополченцев немцы несли самые большие потери. Недостаток военной подготовки ленинградцы компенсировали мужеством. Это — правда: они были очень мотивированы тем, что защищают свой город, свои семьи. Но и то, что за месяц боёв наши потери составили 60 тысяч бойцов при 16 тысячах у противника, — тоже правда.

Вы не ставили целью опровергнуть некие стереотипы?

— Старался опираться на факты, структурировать события по дням. Но я же не говорю, что собрал весь массив документов и сделал безупречные выводы. Пожалуйста, напишите лучше. Буду только рад. Это же история моей малой родины. Как автор я ищу ответы на вопросы, которые мне интересны.

Например?

— Допустим, как немцы планировали свои действия после захвата Новгорода? Кто-то полагает, что они рвались к Ленинграду, им тут было не очень интересно. Кто-то возразит: нет, это мы героически их остановили на рубеже Малого Волховца. К слову, начальник штаба Северо-Западного фронта генерал Ватутин планировал масштабное контрнаступление, чтобы выбить врага из Новгорода, освободить Шимск и восстановить позиции по Лужскому рубежу. Однако когда фашисты приблизились к Чудову, надо было реагировать на кризисную ситуацию, создавшуюся там. И, судя по немецким документам, это была их главная задача — через Чудово продвинуться к Ленинграду. Однако, закрепившись в Новгороде, уже через несколько дней они начали строить планы по форсированию Малого Волховца, выхода к Мсте, а при благоприятном стечении обстоятельств — соединения с частями, наступавшими в районе Демянска. Если бы это осуществилось, Северо-Западный фронт просто рухнул бы: могла образоваться брешь длиною километров 150 с выходом на Валдай, Окуловку. Нашим частям, оборонявшимся восточнее Ленинграда, враг мог бы отрезать пути снабжения. Катастрофические предпосылки! Однако этим планам не суждено было сбыться ввиду одновременного советского контрнаступления. Обе стороны подготовили удар на одних и тех же участках. Поэтому немцы, переправившись вечером 22 августа через Волхов в районе Спас-Нередицы, встретились со 125-м полком майора Курова, который сбросил их в реку. А когда наши части пошли в наступление на Хутынь — тут уже немцы были готовы.

Как вы представляете дальнейшую жизнь книги, уже независимо от автора?

— Она адресована в первую очередь тем, кто всерьёз интересуется нашей военной историей. Возможно, кого-то она подтолкнёт к его собственному исследованию, а кто-то найдёт в моей книге сведения, которые помогут внести ясность в судьбы защитников Отечества. Я сознательно хотел дать максимум информации о командирах и бойцах, которой располагал. Допустим, это наградные листы. Скудные записи, всё же 1941 год, но — хоть что-то для зацепки. Мне самому всегда хотелось, чтобы история была не только в виде стрелочек на картах и номеров дивизий. Поэтому в книге приведены и воспоминания. Увы, их тоже мало на начало войны. Например, лишь в одной книге мемуаров — комиссара 28-й танковой дивизии Банквицера — имелось упоминание о командире разведбата капитане Котове. Писал политработник, это уже были 1960-е годы — много надуманного, мало реальных событий. Начал разбираться, нашёл документы, описывающие действия батальона, есть даже наградной лист на Ивана Ивановича Котова, по итогам боёв за Новгород представленного к званию Героя Советского Союза. В действительности он получил орден Ленина.

В церкви деревни Большие Угороды была обнаружена записка ополченца: «Нас было пятеро. Все комсомольцы. Ваня и Гриша погибли час назад. Мы переползли в церковь, чтобы больше убить фашистов. Осколком убило Диму. Остались вдвоём с Евсеем Сибиряком. Стояли до конца. Осталась последняя граната. Руки перебиты. Зубами вытаскиваю чеку. Прыгаю в немцев. 10/VIII-41 г. Петров Мих.».

Новгород-то не удержали.

— Ну, наверное, с учётом этого. 16 августа Котов, обеспечивая отход дивизии, сдерживал наступление немцев вблизи кремля. Сам не успел отойти, днём скрывался на берегу, а вечером переплыл реку. 17–18 августа вместе со своим батальоном оборонялся у Деревяницкого монастыря.

Немцы переправились в районе Трубичина и продвигались в южном направлении. Батальон Котова оказался на направлении главного удара, но героически отражал атаки врага. Таких людей надо знать и помнить.

Самый общий вывод по сумме размышлений и чувств?

— Люди делали что могли. И сверх того. Как те танкисты, которых бросили 14 августа на защиту Новгорода со… стрелковым оружием. Лишь позже придали им несколько танков. Никакой огневой поддержки больше не было, не хватало боеприпасов, а они заставили врага остановиться. Хотя бы на время. Гордость и горечь — они рядом. На подступах к Чудову погибла свежая дивизия, сформированная в Кирове. Немцы застигли её на марше. Под огнём противника кировцы смогли занять оборону, развернули артиллерию и отбивали атаки. Но враг вызвал авиацию, которая разбила наши пушки. За три дня потери дивизии составили более 8 тысяч убитыми и пропавшими без вести. Её просто не стало.

Одиссей Вячеславович, такое впечатление, будто вы сознательно расследуете такой тяжёлый период, как 1941 год. Вам неинтересно пройтись победным маршем, освободить Новгородчину?

— Мне неинтересно писать как по писаному. Конечно, тяжёлый год. Не очень-то разрабатывался в советское время. Но он не вызывает ощущения развала, ужаса, паралича. Нет, наши люди были готовы воевать. Сколько придётся. И немцы это поняли, здесь другая интенсивность боевых действий, с которой они ещё не встречались. Были неудачи, военачальники, не справлявшиеся со стоящими перед ними задачами. Но своего Власова у 1941 года нет. К сожалению, в нашей области мало кто занимается событиями Великой Отечественной войны. Да почти никто! Неужели вся наша история закончилась в Средние века? Безусловно, такая точка зрения, подкреплённая богатым наследием, которое продолжает накапливать археология, имеет право на жизнь. Но если мы посмотрим, за что Великий Новгород был удостоен звания Города воинской славы, то по наградному статусу это будет Великая Отечественная война.

РЕКЛАМА

Еще статьи

«Мой приход в игровое кино был прыжком в неизвестность».

«Здорово, давай ещё дубль»,

или Почему Алексей Учитель никогда не пересматривает свои фильмы

27.04.2022 | Собеседник

Андрей Игнатьев: «Я не закрыл тему, я её только немножко приоткрыл».

Капитаны его величества

Краевед Андрей Игнатьев собрал в одной книге всех боровичских флотоводцев XVIII—XIX веков

27.04.2022 | Собеседник

«Я вышел из Янтарной комнаты»

В Великом Новгороде проходит выставка самого солнечного художника России

16.03.2022 | Собеседник

Правом на социальную газификацию могут воспользоваться только владельцы индивидуальных жилых домов

Без формальностей

О социальной газификации, доме для фермера и дачной амнистии 2.0

11.03.2022 | Собеседник

Дрессировщик должен стать для питомца божеством. Но это возможно, если выстроить с собакой правильные отношения.

«Собака — не смысл жизни, но благодаря ей жизнь обретает особый смысл»

Как правильно воспитать четвероногого друга и не стать жертвой одичавших псов

09.02.2022 | Собеседник

Имена на мемориальных плитах

У медведского краеведа Виктора Иванова вышла книга, посвящённая героям-освободителям шимской земли

19.01.2022 | Собеседник

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 18.05.2022 года

РЕКЛАМА