Сегодня воскресенье, 21 июля 2019 года

Газета издавалась с 1838 года по 1918 год.
Издание возобновлено 29 декабря 1990 года.

Алина Бериашвили

«Когда спрашивают о будущем, я молчу»,

Несмотря на все трудности, ансамбль «Садко» продолжает радовать новгородцев на всех городских праздниках

Несмотря на все трудности, ансамбль «Садко» продолжает радовать новгородцев на всех городских праздниках

Фото: из архива ансамбля «Садко»

или «Садко», который мы почти потеряли

Первая репетиция новгородского ансамбля «Садко» состоялась в феврале 1966 года, первый концерт — в январе 1967-го, а затем слава коллектива облетела весь свет. «Садко» выступал в разных уголках Советского Союза и за рубежом: в Германии, Италии, США, Испании, Португалии, Франции и других странах — все не перечислишь, в цехах завода имени Ленинского комсомола и на королевском балу в Дании. На Олимпиаде-80 коллектив официально представлял Новгородскую область, был удостоен ряда государственных наград. О нём писали в журналах «Советский Союз», «Огонёк», «Музыкальная жизнь», сняли большую передачу на центральном телевидении.

Три года назад «Садко» отметил свой полувековой юбилей и с тех пор, кажется, больше ни разу не попадал в фокус внимания новгородских медиа. Между тем ансамбль, ставший танцевальной легендой советского Новгорода и с трудом, но переживший даже непростые 90-е годы, может исчезнуть в наши дни, оставив нам лишь воспоминания об этой прекрасной легенде.

Солистка Григорьева

Откровенно говоря, этот материал задумывался отнюдь не как проблемный. В этом году свой 70-летний юбилей отметила Людмила ГРИГОРЬЕВА, руководитель ансамбля, посвятившая ему без малого всю свою жизнь. Людмила Петровна — удивительная женщина, и это чувствуется сразу, как только она переступает порог кабинета, где я её жду. Прежде всего она — красавица. И даже более того. В осанке её и в тонких, прямых чертах лица есть что-то такое, что выделяет людей незаурядных, посвятивших всю свою жизнь одной великой цели — служению культуре. Потом, во время разговора, Людмила Петровна признается: «Вы даже не представляете себе, насколько я счастливый человек, раз в моей жизни были «Садко» и знакомство с теми прекрасными людьми, которые его созидали».

Коллектив «Гусельки» должен воспитывать танцоров для «Садко» (чуть ниже), но сколько из этих ребят в действительности дойдут до легендарного ансамбля — большой вопрос

В ансамбле она — с первого дня его основания. Не имея даже среднего музыкального образования, в прямом смысле слова от станка, вернее — от конвейера завода «Волна», она в 17 лет стала солисткой «Садко» и солировала 10 лет, а затем ушла учиться на хореографа. Чтобы потом, спустя несколько лет и коллективов, снова вернуться в «Садко».

— Вспоминать советскую историю нашего ансамбля — одно удовольствие, — говорит Людмила Петровна. — Это успехи, гастроли, встречи с удивительными людьми… А потом начались 90-е годы, а вместе с ними — трудности у «Садко». По всей стране стали разваливаться театры, делиться коллективы. И с нами произошло то же самое. «Садко» раскололся на три танцевальных ансамбля. Часть коллектива ушла в НовГУ и потом стала называться «Ярославной», другая — в «Акрон» и превратилась в «Рамаду». Я сама 4 года проработала в «Ярославне», но в 1994 году, когда мне предложили вернуться в «Садко», сохранившийся при Городском доме культуры и досуга, вернулась и работаю тут уже 25 лет.

Надя, затем — Андрей

Впрочем, всё познаётся в сравнении, и сейчас говорить о том, что в 90-е годы «Садко» испытывал неимоверные трудности, кажется преувеличением. «Садко» продолжал гастролировать и именно в 90-е посетил Америку, Испанию, Португалию. Однако самая главная проблема уже наметилась. Во всех публикациях об ансамбле советского периода подчеркивалось, что добиться всесоюзной известности удалось простым труженикам завода имени Ленинского комсомола: операторам, слесарям, наладчикам. Но это было такой же красивой советской легендой, как то, что в советском ЦСКА играли не профессиональные футболисты, а военные. Участники «Садко», все до единого, безусловно, были не любителями, а профессионалами и хотя числились на заводе слесарями, для репетиций получали освобождения от работы с сохранением заработной платы. Многие увлеченные народным танцем новгородцы и устраивались на завод с целью попасть потом в ансамбль. И проблем с количеством участников у «Садко» никогда не было, в лучшие годы коллектив был не только танцевальным, но имел и свой собственный хор, и оркестр, в которых выступало до 100 человек.

А вот в 90-е годы «Садко» и правда стал самодеятельным. Растворился в тумане многочисленных реформ и приватизаций завод имени Ленинского комсомола, и в ансамбль потянулись студенты Новгородского колледжа искусств и просто неравнодушные к народному танцу люди.

— Сейчас у нас, конечно, танцует молодежь, но до чего же мало студентов, — продолжает Людмила Петровна. — И это не мы во всем виноваты! Началось с того, что уже в 2003–2007 годах студенты после окончания обучения стали уезжать в Петербург и в Москву. А потом еще хуже стало. Школу закончили блестяще и — в Питер! И я просто в ужасном положении, мне не хватает танцоров! В апреле коллектив покинула Надя Румянцева, она работала медсестрой в Сыркове, но решила переехать в Санкт-Петербург. Не успела я переделать репертуар после её ухода, как узнаю, что уходит наш Андрюша. Андрей Спиридонов! Он работал в первой стоматологической поликлинике и преподавал в медицинском институте, а теперь тоже переехал с семьёй в Питер. Я понимаю, ему надо кормить семью. Но я ещё не пережила эту травму. Как нам без него выступать?!

Прощание с «Крестецкой строчкой»

Главная проблема, которая скрывается за словами Людмилы Григорьевой о нехватке танцоров, не только в том, что рано или поздно их может не оказаться вовсе. Ограниченное количество участников ансамбля не позволяет его руководителю сохранить уникальные номера, которые в своё время были созданы специально для «Садко», воспевали Новгородский край и не исполнялись ни одним другим коллективом страны. Давно уже нельзя увидеть на сцене «Ильменские переборы», «Крестецкую строчку», «Валдайский колокольчик». Большинство номеров, которые исполнял «Садко», были поставлены Иваном Остроумовым, балетмейстером из Санкт-Петербурга. Именно он поставил программы «Новгородская краса» и «Волховяночка», которые тоже давно уже канули в небытие.

Современный «Садко» объединяет людей, искренне преданных народной культуре

— Сейчас из старого репертуара мы танцуем только «Звали, звали Ванюшку», «Как на нашей на сторонке» и русскую плясовую. Но ведь русская плясовая может исполняться любым коллективом, а многие из наших уникальных номеров мы уже не можем дать, — говорит Людмила Григорьева.

К слову, в чудом сохранённом «Звали, звали Ванюшку», видеозапись которого можно найти в Интернете, солировал именно Андрей Спиридонов. Из-за нехватки танцоров перестал «Садко» выезжать и на гастроли за границу. Последний раз в другую страну ансамбль выезжал в 2007 году, это была Италия. После этого «Садко» приглашали в Венгрию на фестиваль, затем уговаривали поехать в Бельгию и Германию. Но ансамбль не поехал. Причем не из-за банальной нехватки средств, а потому что кто-то из солистов не смог отпроситься с работы, кого-то не пустили семейные дела. Потом за границу ансамбль приглашать перестали.

— За всю свою историю «Садко» объездил множество стран и регионов, но лично я никогда не забуду королевский бал в Дании, — вспоминает Людмила Григорьева. — Всё для нас там было удивительно, от простых бытовых моментов до того, что датская королева пришла на бал в брючном костюме. Но самое главное — как прекрасно нас принимала публика! Это было такое удовлетворение. Последним номером мы давали «Крестецкую строчку», раз станцевали — нас не отпускают. Станцевали ещё раз — не отпускают. Станцевали третий, и снова бурные овации! К сожалению, больше танцевать мы не могли, у нас был вылет в Москву, у входа нас уже ждал автобус. А сейчас… Когда меня спрашивают о будущем ансамбля, я молчу. Ну нет в нашем регионе хороших зарплат, молодежь уезжает.

А что у соседей?

— Сейчас проблемы испытывает в целом вся самодеятельность, — присоединяется к нашему разговору концертмейстер ансамбля Владимир КОРОВИЦЫН. — Однако в самом печальном положении именно те, кто занимается обработанным фольклором. Вот посмотрите, сколько людей занимаются эстрадным танцем или необработанным фольклором и сколько — у нас. Хотя там за занятия надо платить, а у нас они бесплатные!

Владимир Виленинович — единственный в Новгороде композитор, принятый в Союз композиторов России. Отвечая на вопросы, он постоянно немного подшучивает, скрывая за смехом отнюдь не радостные чувства.

— Зря вы меня пригласили, я же — пессимист, — добавляет он и снова улыбается. — В том, что мы оказались в таком плачевном положении, виновато не только невнимание государства, но и переоценка ценностей, которая произошла в стране в последние десятилетия. Вот есть у нас детский коллектив «Гусельки», который, по сути, призван готовить смену для «Садко». Пока дети маленькие, пока их туда приводят мамы и бабушки, они с удовольствием ходят на занятия. А потом — старшие классы, и вот уже одноклассники говорят тебе, что ты занимаешься каким-то отстоем, и всё! И нет у нас ещё одного ученика.

Сейчас Коровицын, как и Людмила Григорьева, на пенсии, но продолжает играть для «Садко» тренаж (система тренировочных упражнений. — Прим. авт.), потому что Людмила Петровна всегда предпочитала фонограмме живую музыку. Однако так далеко не во всех коллективах, по вполне понятной причине: фонограмме не надо платить зарплату.

Однако зарплата — это отдельный повод для разговора.

— Видели бы вы наши квиточки, — теперь вместе с Владимиром Вилениновичем смеётся и Людмила Петровна.

У неё ставка — 7400 рублей, у него — 6400. К этому, конечно, нужно прибавить несколько небольших надбавок, но и тогда получившаяся сумма будет вызывать исключительно смех сквозь слёзы.

Когда мы говорим о плачевном состоянии, в котором сейчас оказались коллективы, занимающиеся обработанным фольклором, стоит держать в уме и то, что в любом правиле есть исключения. Одно из них репетирует и выступает совсем недалеко от Великого Новгорода, в соседнем Пскове. Речь о танцевальном ансамбле «Русские узоры», у которого хоть и нет такой громкой истории, как у «Садко», зато есть звание народного и финансовая поддержка.

— Несколько лет назад меня пригласили в жюри международного конкурса в Псков, — рассказывает Людмила Петровна. — Там я и увидела «Русские узоры». Они удивили меня не техникой исполнения, по технике наш «Садко» им не уступит, а тем, как были одеты. С иголочки! Все костюмы свеженькие, новые. А у нас на костюмах можно найти ещё мои инициалы. Их ещё покойный Петр Семёнович заказывал, а это, представляете, какие годы были?! Мы свои костюмы бережём, не дышим на них, а в Пскове могут себе позволить новые. Я поинтересовалась, почему так. Говорят, что «Русские узоры» поддерживает городская дума. А нас никто не поддерживает, мы варимся в собственном соку.

Впрочем, несмотря на костюмы, сшитые полвека назад, на собственную небольшую зарплату, на танцоров, которые один за другим покидают коллектив, Людмила Петровна всё же надеется на лучшее. И всегда ждёт новых участников ансамбля.

— Если человек когда-либо занимался танцами по любому направлению или у него просто есть способности, он может попасть в «Садко». Если есть желание — человек затанцует. Главное, чтобы у вас были ритмический слух, координация движений, моторика, а возраст не важен, мы рады и 15-летним, и 30-летним танцорам.

* * *

Чтобы попасть на просмотр к Людмиле Григорьевой, нужно обратиться в Городской дом культуры и досуга. Приходите. Пока у вас ещё есть возможность стать частью новгородской танцевальной легенды.

Елена ЯКОВЕНКО, директор ГДКиД им. Васильева:

— Таких коллективов, как «Садко», в области больше нет. Это часть нашей истории, которой надо дорожить, поэтому мы, вопреки здравому смыслу, пытаемся его сохранить. Эстрадой ведь заниматься и проще, и дешевле, и выгоднее. Хочется, чтобы власти не забывали о досуговых учреждениях культуры, чтобы специалисты приходили к нам не на ставку менее 8 тысяч рублей. Конечно, есть доплаты, совмещение, но всё равно… это уничижительно. Специалистов, которые проработали у нас всю жизнь, мы максимально стараемся удержать. Например, Кирилл Анатольевич Шалёный руководил хором до 80 лет, Людмиле Петровне Григорьевой — уже 70. Что будет с «Садко», если и она захочет уйти на пенсию? Не знаю. Но мы будем держаться до последнего.

РЕКЛАМА

Рекомендуемое

Еще статьи

В этом году жители Великого Новгорода точно не скажут, что с ремонтом дорог затянули. Работы идут полным ходом

Ровным слоем

С начала лета приведено в порядок более 70 километров новгородских дорог

17.07.2019 / Тема

Так выглядела дорога у Погорелки в июне 2017 года. Два года назад её  восстановили оперативно, но не капитально. Впереди большой ремонт трубопровода. Работы по его замене будут проходить так же, как сейчас это происходит недалеко от Каменки

Там, где прошлась стихия

В Любытинском районе на трубопереездах, повреждённых два года назад ливнями, начался капитальный ремонт

17.07.2019 / Тема

Техника у деревни Новое Овсино Батецкого района

Гравийный участок исключён

Подрядчик приступил к ремонту дороги в Батецком районе

17.07.2019 / Тема

После ремонта здание бывшего Центра служебного собаководства будет передано исполнителю контракта по отлову и содержанию безнадзорных животных

Кому эффективность, а кому гуманность

Вопросы к работе приюта для бездомных животных появились задолго до его открытия

10.07.2019 / Тема

Неточная жестокость

Зоозащитники ждут, когда закон обеспечит неотвратимость наказания живодёров

10.07.2019 / Тема

В РЖД заявили, что по ВСМ из Москвы в Петербург можно будет доехать в два раза быстрее, чем сейчас на «Сапсане»

Выход из тупика

Строительство высокоскоростной железнодорожной магистрали через Великий Новгород — шанс исправить историческую несправедливость

03.07.2019 / Тема

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 17.07.2019 года
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА