Сегодня среда, 21 ноября 2018 года

Газета издавалась с 1838 года по 1918 год.
Издание возобновлено 29 декабря 1990 года.

Иван Васильевич меняет прописку

Церковь Никиты Мученика, вид с северо-востока. Фотография 1948 года из собрания Новгородского музея-заповедника

Церковь Никиты Мученика, вид с северо-востока. Фотография 1948 года из собрания Новгородского музея-заповедника

Через год после опричного разгрома Новгорода грозному царю пришлось тут скрываться

Живи мы в XIX веке, то, перейдя по мосту с южного берега Фёдоровского ручья на северный, увидели бы справа двухэтажное здание с высокой пожарной каланчой — съезжую часть Торговой стороны. В конце столетия здесь размещалось городское полицейское управление. Напротив находилось губернское жандармское управление. Следующее за ним здание — церковь Никиты Мученика.

«Беды не избыша»

Храм дал название проходившей рядом средневековой Никитиной улице, которая тянулась параллельно Фёдоровскому ручью и упиралась в Волхов. Первые усадьбы горожан появились здесь в начале XIV века. К XVI столетию улица перешла границы валов Окольного города, за которыми появилась большая слобода — Никитское заполье. Застройка была довольно пёстрой: помимо церкви и усадеб здесь располагались Государев двор и сады, а в заполье к ней подходили границы Рождественского монастыря, там же находились сараи для производства кирпича.

С садом на Никитиной улице связан один из самых трагичных эпизодов XVI века — пожар, случившийся 20 августа 1508 года. Он начался на Славковой улице в клети Катерины Логиновой от свечи. Стояла жаркая, сухая погода, и огонь быстро распространился по всей Торговой стороне. Ища спасения, многие горожане пытались укрыться в Арбузьевском саду на Никитиной улице «чаяху великая тоя беды избыша (избежать. — И.Х., В.В.), и не избыша. И прииде на них вихрь велик, и все люди изгореша, и сад весь искорения изгореша... и все лежат яко свинии огореша... и никто не может опознати своего мертвеца». Жертвами огня стали несколько тысяч новгородцев. В саду спаслись только 12 человек, укрывшиеся в самом глубоком колодце.

Парад глав

В истории церкви Никиты Мученика пожары также сыграли злую роль: деревянная церковь сгорела в 1368 году, сменивший её каменный храм 1406 года выгорел в 1539 году и, вероятно, вскоре был разобран.

Строительство новой церкви велось с 1555-го по 1557 год по заказу жителей сразу трёх соседних улиц — Никитиной, Манициной и Загородской. Возводили монументальное сооружение, основа которого сохранилась до наших дней, новгородские мастера. За работу строители получили 45 рублей.

Масштабы церкви Никиты удивительны для архитектуры городского посада: зодчие создали не обычный уличанский храм, а целый собор с просторным шестистолпным интерьером, парадным пятиглавием, сводчатым подцерковьем, галереей и приделами. Историки архитектуры отмечают, что при строительстве храма был воспроизведён ансамбль Хутынского монастыря — архитектурные копии главного монастырского собора, трапезного храма и храма-колокольни были приставлены друг к другу и объединены общими галереями.

Возможно, именно парадная архитектура храма обусловила выбор места для нового Государева двора, устроенного в самом начале 1570-х годов на Никитиной улице. По косвенным данным из летописных сообщений можно предположить, что храм в это время стал придворной царской церковью.

Церковь Никиты Мученика в XVI веке, вид с северо-востока. Графическая реконструкция Л.Е. Красноречьева из собрания Новгородского музея-заповедника

Не велено бояться

24 декабря 1571 года из сожжённой Девлет-Гиреем Москвы в Новгород прибывает Иван Грозный со слугами, казной и сыновьями. Перед визитом в город была отправлена грамота, которая гласила, чтобы горожане: «на государя кормы и запасы всякие готовили по старине и не боялись ничего от государя». Накануне прибытия царя на пустовавшую после опричного разгрома 1570 года новгородскую владычную кафедру был назначен новый архиепископ Леонид.

В городе царь остановился на Никитиной улице, здесь некоторое время хранилась и его казна, позднее перенесённая в сводчатые подцерковья храмов Ярославова Дворища. На Рождество новый архиепископ и новгородское духовенство ходили на Государев двор подносить царю иконы, «и государь образы принял, ели у государя хлеба того дни».

Следующий приезд Ивана Васильевича состоялся летом 1572 года, когда ожидалось очередное нашествие Девлет-Гирея на Москву. Для подготовки царских покоев со всего города «со всякого двора ставили по человеку к государьскому делу, на Никитину улицу, двор чистить и огород ровняти, ставити государевы около конюшни». По всему городу были предприняты исключительные противопожарные меры: «ставили на избах бочки с водою у дымниць, да и веники на шестех. Да... не велели изб топити, и ноугородци делали печи в огородех и по двором, где хлебы печи и колачи». Впрочем, от пожара это не спасло, и 16 июля недалеко от Государева двора «горело в Никитском заполье у Рождества Христова два двора пусты». По сообщению летописца, царь лично наблюдал за тушением этого пожара.

Во время царского визита 1572 года церковь Никиты Мученика ненадолго становится хранилищем главной святыни Московской Руси — образа Владимирской Богоматери, привезенной из Москвы. 23 июня торжественный крестный ход во главе с архиепископом Леонидом отправился из Софийского собора в церковь Никиты. Из Никитского храма шествие вышло в сторону Знаменской церкви с Владимирской иконой, за которой «шел царь православный Иван Васильевич... чинно и благоговейно и со страхом». В Знаменской церкви была взята главная новгородская святыня — икона Знамения. Два чудотворных образа отнесли в Софийский собор, а после торжественной обедни вернули в Никитский и Знаменский храмы.

Весть о победе над Девлет-Гиреем в битве при Молодях достигла Новгорода 6 августа 1572 года, и уже 17 августа царь уехал из города. После этого царские визиты на Никитину улицу становятся редкими и недолгими, а Государев двор постепенно ветшает. Документы начала XVII века отмечают уже только «место Государева двора, а на нём полаты камены попорчены».

Жаловали, да разжаловали

После упразднения Государева двора церковь Никиты Мученика лишается статуса придворного храма и вновь становится уличанской. О бывшем её значении напоминал только обычай крестных ходов из Софийского собора, подходивших к церкви 15 сентября (по старому стилю) на память мученика Никиты. В конце XVII века на украшение церкви по указу царей Иоанна и Петра Алексеевичей были пожертвованы 574 рубля и 1 копейка, но это проявление монаршей милости вряд ли можно связывать с планами возобновления её особого положения.

В 1813 году храм подвергают варварской реконструкции, превратив шедевр древнерусской архитектуры в заурядный образец провинциального классицизма. Девять лет спустя главный придел храма был назначен для отправления богослужений квартировавшему в Новгороде лейб-гвардии Конно-егерскому полку.

В годы войны Никитский храм выгорел. В 1952–1953 годах его переоборудовали под клуб. А в конце 1990-х — начале 2000-х годов церковь отреставрировали, вернув ей облик начала XIX века.

Спасибо Рабиновичу

Дальше по Большой Московской улице во второй половине XIX столетия размещались строения городской богадельни и открытого при ней в 1872 году Петровского сиротского отделения.

В богадельне в 1874 году на городские средства содержались 26 мужчин и 35 женщин из числа «бедных сограждан». При ней действовало больничное отделение на 24 кровати. Помощь больным оказывали врач, лекарский помощник и два фельдшерских ученика. За 1873 год в отделении «было пользовано» 172 человека, 20 из которых умерли. Больные в отделение поступали с разными недугами: «маразмом 25, лихорадкою 23, золотухою 12, ревматизмом 12, цингою 10, ушибами 8». Ещё больше тысячи человек обратились за помощью амбулаторно. К началу XX века городская больница по-прежнему оказывала медицинскую помощь малоимущим новгородцам.

Тяжёлые времена для городской больницы настали после революции 1917 года. Она не была закрыта лишь благодаря стараниям двух известных в то время новгородских врачей — Рабиновича и Шатунова. Больница стала уездной и получила имя Октябрьской революции. На выделенные городскими властями средства её отремонтировали, а во дворе в 1921 году открыли новый хирургический барак.

Главный корпус больницы в это время располагался в большом двухэтажном здании, выходившем фасадом на Большую Московскую и Никитинскую улицы. Члены комиссии Горсовета отмечали в 1926 году: «В помещениях главного здания произведён значительный ремонт, и (...) во всех палатах для больных имеется вентиляция, достаточно света». Соседство с тубдиспансером, занимавшим часть верхнего этажа, признавалось нежелательным.

Внутри больничного квартала был обустроен довольно уютный двор с небольшим цветником, дорожками и скамейками. Имелся и собственный хозблок: кухня (где выпекался свой хлеб), столовая, прачечная и другие помещения. В отдельном флигеле работала аптека.

Больница имела свою пахотную землю и сенокосные угодья, что позволяло держать лошадей и молочный скот. Своими силами больница заготавливала овощи, фрукты и даже мёд...

Илья ХОХЛОВ,
Вячеслав ВОЛХОНСКИЙ,
научные сотрудники НГОМЗ

РЕКЛАМА

Еще статьи

Духовная семинария. Открытка 1904–1909 гг. издания книжного магазина И.И. Дорер из коллекции Вячеслава Волхонского

Нам некуда больше спешить –

в начале XVII века новгородские ямщики взяли и сбежали

Фёдоровский ручей, вид с запада. Открытка начала XX века издания И.И. Дорера из коллекции Вячеслава Волхонского

Улица, которая течёт

Многие новгородцы помнят, что Фёдоровский ручей как улица существует не так давно и до середины XX века на её месте протекал одноимённый ручей. В древности местность по е...

Церковь Дмитрия Солунского, вид с северо-запада. Открытка начала XX века

Долой неграмотность и... сорочки

После революции напротив храма Дмитрия Солунского располагалась совпартшкола. Этот идейный перекресток просуществовал недолго. Остался просто перекресток — Большой Москов...

Выставка в Нарвских триумфальных воротах продлится до 29 июля

Балканских гор лихой дозор

Лейб-гвардии драгунский полк спешит домой

Серафим Шашков. Источник: Деятели революционного движения в России: Биобиблиографический словарь. Т. 1. Ч. 2. М., 1928

Сосланный из Сибири

Серафим Шашков — литератор, учёный, вольнодумец

Церковь Климента, вид с запада. Пересъёмка фотографии начала XX века из собрания Новгородского музея-заповедника

С третьего часа после обедни

Недалеко от перекрёстка Большой Московской и Рогатицы, в глубине квартала, стоит небольшой храм Климента. В наше время посвящение храма римскому папе выглядит необычно

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 21.11.2018 года
РЕКЛАМА
ФОТОГАЛЕРЕЯ
РЕКЛАМА