Сегодня воскресенье, 25 августа 2019 года

Газета издавалась с 1838 года по 1918 год.
Издание возобновлено 29 декабря 1990 года.

Люди Людина конца

Церковь Власия. Вид с северо-востока. Открытка начала XX в. анонимного издания из коллекции В.А. Волхонского

Церковь Власия. Вид с северо-востока. Открытка начала XX в. анонимного издания из коллекции В.А. Волхонского

В древности южная часть Софийской стороны носила также название Гончарского конца

Плотными рядами стояли деревянные усадьбы, среди которых возвышались приходские церкви и монастыри. После утверждения в 1778 году нового генерального плана Новгорода древние улицы, с изгибами подходившие к Волхову, выпрямили, застройка на них сменилась. В XVIII–XIX веках исчезло большинство древних церквей — они были упразднены и разобраны. В XX столетии война уничтожила практически все дома. До наших дней сохранились только два древних храма и несколько типичных зданий XIX — начала XX веков, которые затерялись среди типовых кирпичных пятиэтажек, послевоенных деревянных домиков и современных «усадеб» состоятельных новгородцев.

Власий вместо Велеса

Главным соборным храмом Людина конца в середине XV века была Власьевская церковь. Жители Волосовой улицы возвели её в 1407 году на месте деревянной, существовавшей с XII столетия. Название самой улицы, по мнению историков, восходит к первым векам истории города, когда ещё некрещёные новгородцы почитали языческого бога Велеса (Волоса). После принятия христианства культ «скотьего бога» Велеса вытесняет почитание святого Власия. Предположительно, именно этим можно объяснить выбор посвящения церкви.

После Великой Отечественной войны храм хотели разобрать, посчитав, что ввиду серьезных повреждений, а также перестроек XVIII–XIX веков он утратил историческую и художественную ценность. К счастью, возобладала иная точка зрения, и после реставрации 1954–1956 годов церковь получила близкий к первоначальному облик.

Другой сохранившийся храм Людина конца посвящён святой Троице. Деревянную церковь основали в 1165 году, а ровно два века спустя её заменили каменной постройкой. Любопытно, что заказчиками строительства в 1365 году были «югорцы» — новгородцы, торговавшие на Югре — обширной территории за Северным Уралом. Поздние летописцы относят к XIV веку чудеса, происходившие в Троицкой церкви от иконы Богоматери «Умиление». В советское время храм был закрыт, и следы его главной святыни затерялись.

Исследования реставраторов показали, что в 1734 году древнюю церковь разобрали и выстроили вновь. Облик нового здания был архаичен для XVIII века — одноглавый и одноапсидный храм с четырьмя столбами в интерьере и восьмискатной кровлей явно был ориентирован на древние новгородские образцы.

В конце XVIII — начале XIX веков ансамбль храма дополнила деревянная трапезная с приделом евангелиста Луки, устроенным в память стоявшего неподалёку упразднённого Лукинского храма. В это же время с территории Десятинного монастыря к Троицкому храму перевезли деревянную колокольню. В 1829–1832 годах эти пристройки были выстроены в камне. Любопытно, что после пожара 1838 года пострадавший иконостас храма решили сменить похожим древним иконостасом, который приобрели в Духовом монастыре.

Троицкий храм намеревались снести в конце 1930-х, однако этому помешала война. В 1970-е Леонидом Красноречьевым была проведена реставрация, а с 2013 года в древних стенах возобновили богослужения.

А у вас башня — белая

В 1580-е годы часть застройки Людина конца, примыкавшая к детинцу, отошла под новую линию оборонительных укреплений — Малого Земляного города. Тогда же построили могучую Алексеевскую башню, надёжно защитившую южные подступы к Великому Новгороду. Название ей дали по находившейся рядом церкви Алексия человека Божия. В середине XVII века башню побелили, и с тех пор за ней закрепилось название — Белая.

Белая башня и Троицкая улица. Вид с юга. Открытка 1915 г. издания В.А. Иванова из собрания Новгородского музея-заповедника

В Людином конце брала начало одна из важнейших дорог, связывавших Великий Новгород с внешним миром, — Псковская. Через Псков из Прибалтики в Россию следовали многие европейские дипломаты и купцы. Не случайно в 1586 году неподалёку от Алексеевской башни отвели участок для посольского двора, предназначавшегося «посланникам и всяким гонцам». В том же году неподалёку от башни появилась Алексеевская ямская слобода. Обитавшие в ней 50 ямщиков несли важную государеву службу: они возили документы, казённые грузы и гонцов. Во второй половине XVII столетия поблизости от Белой башни выделили участки под дворы новгородских стрельцов.

Столь оживлённый район не мог остаться без внимания предприимчивых новгородцев. К середине XVII века у Псковской дороги располагался один из самых прибыльных в городе кабаков — Новинский. Правда, в 1651 году в рамках «антиалкогольной кампании» в Новгород пришла царская грамота: «Новинский кабак с места снесть». Эта новость повергла в печаль содержателей новгородских кабаков. В челобитной они жаловались царю, что теперь не смогут перечислять в казну причитавшиеся с них за аренду суммы.

Неспешно, но скачками

К XIX веку бывший Людин конец больше напоминал деревню. В небольших деревянных домиках с садами и огородами на Троицкой улице жил небогатый чиновный люд и ямщики. Нравы здесь царили патриархальные: «Ранним утром чиновничьи жёны, накинув на себя какую-нибудь обертяжку, выгоняют коров на пастьбу, кормят домашних птиц, кудахтая по-куриному; потом пьют кофе, сплетничают, занимаются стряпнёй, а вечером разряженные качаются на качелях либо идут в городской сад себя показать и людей посмотреть».

Благоустройство оставляло желать много лучшего. Новгородский краевед Иван Куприянов живописал в 1862 году: «Мостовая в этой слободе такая, какой, вероятно, уже нигде нет на святой Руси: она устроена так, как предписано её строить уставом вел. кн. Ярослава о мостовых, именно: поперёк улицы кладут как попало колья разной величины. Выгоды такого способа мощения улиц очевидны: ездить по ним никоим образом нельзя — и экипаж сломится, и седоку всю душу вытрясет; кроме того, лошадь очень легко может переломить себе ногу, если даже идёт шагом. Ходить по таким мостовым также весьма неудобно и неприятно: нехотя приходится делать такие опасные скачки, что рискуешь сломать себе шею или ногу...» .

Спустя два десятка лет корреспондент «Новгородского листка» возмущался по поводу сооружения насыпи взамен провалившегося моста через протекающий вдоль земляного вала ручей: «При этом не потрудились даже положить трубы... И так в городе стараниями почтенного городского управления образуется новая клоака с застойной водой». Более того, земля для насыпи бралась прямо из древнего вала: «Вместо того, чтобы поддерживать этот памятник старины, могущий служить вместе с тем и прекраснейшим местом прогулки для обывателей, поддерживать хотя бы аллею, некогда украшавшую этот сад и ныне уже исчезнувшую с лица земли, — его уничтожают самым безжалостным образом».

Век XX внёс свой колорит: улица Троицкая, став Пролетарской, славилась неспокойным нравом: «Там по вечерам собирается молодёжь и хулиганит, кто во что горазд. Часто тёплая компания останавливается против домов, хором кричит трёхэтажные слова, поёт непристойные песни. По вечерам ходьба по этой улице стала опасной».

Неблагополучной была Пролетарская и в санитарном отношении. Не имея возможности платить за водопровод, небогатые обитатели улицы брали её для питья и стирки прямо из вышеупомянутого ручья. В 1923 году разразилась эпидемия дизентерии, в некоторых семьях умерло по двое-трое детей. Не помог даже строгий запрет брать воду из ручья и приставленный для наблюдения за этим милиционер: «Женщины, ссылаясь на недостаток средств, буквально умоляют милиционера не отнимать у них взятой тайком от него воды».

* * *

В послевоенные десятилетия Пролетарская улица, став снова Троицкой, прославилась благодаря расположенному на ней раскопу. Археологические исследования здесь ведутся непрерывно с 1973 года. Раскопки открыли четыре средневековые улицы и несколько десятков стоящих на них усадеб. Среди десятков тысяч находок — сотни берестяных грамот, деревянные цилиндры для опечатывания мешков с данью, стекавшейся в город с огромной территории Новгородской земли, печать Ярослава Мудрого, уникальные гусли XI века с надписью «Словиша», древнейшая русская книга — написанная на восковых дощечках Новгородская псалтырь, клад западноевропейских денариев XI века, клад фальшивых арабских дирхемов X столетия и многое другое. Но главное — исследования продолжаются, и в любой летний день раскоп может подарить нам очередную важную находку, которая позволит лучше понять особый мир древнего Новгорода.

Людин конец, когда-то шумный, оживленный, — одно из самых тихих мест современного города. Подошло к концу и наше путешествие по любимому городу — этой публикацией мы завершаем цикл «Жил-был город». Спасибо всем, кто путешествовал вместе с нами.

Подготовили научные сотрудники НГОМЗ
Илья ХОХЛОВ, Вячеслав ВОЛХОНСКИЙ

РЕКЛАМА

Рекомендуемое

Еще статьи

Остатки проезда башни на Прусской улице. Открытка начала XX в. издания НОЛД из собрания Новгородского музея-заповедника

Прусская? Ни за что!

В 1914 году в Новгородской гордуме бушевали страсти по поводу наименований

Крестьянская площадь (Сенная) и улица Труда (Мерецкова-Волосова)

На задворках «дворянского гнезда»

В XIX веке южнее здания Дворянского собрания образовалась Сенная площадь

Церковь Фёдора Стратилата на Щиркове улице.  Фотография начала XX в.

Утраты Стратилата

От бывшей Щирковой улицы до наших дней сохранился только храм

Кордегардия на Большой Санкт-Петербургской улице, вид с юго-запада.

«Бом-двысь!»,

или «Добро пожаловать!» — в переводе с караульного на русский

Здание офицерского собрания 22-й артиллерийской бригады. Открытка начала XX века. Из собрания Новгородского музея- заповедника

Где эта башня, где этот храм?

Воспоминание от начала Неревского конца

Зверин монастырь, вид с востока. Открытка анонимного издания 1909 года из собрания Новгородского музея-заповедника

«Соблюди церковь свою...»,

или Святая Русь между кустами и особняками

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 21.08.2019 года
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА