Сегодня пятница, 18 января 2019 года

Газета издавалась с 1838 года по 1918 год.
Издание возобновлено 29 декабря 1990 года.

Надежда Маркова

Неосознанные ощущения прекрасного,

или Женщины-кошки и мужчины-лошади Никаса Сафронова

Ежедневно посмотреть работы «одного из ведущих художников современности», как значится в пресс-релизе, в Музей художественной культуры Новгородской земли приходят до двух сотен зрителей. Из-за такого наплыва посетителей работу вернисажа даже продлили на неделю.

При этом надо заметить, что творчество Сафронова вызывает неоднозначные впечатления: профессиональные художники и искусствоведы в большинстве своём относятся к нему скептически, а вот простому зрителю всё нравится. Об этом можно узнать из многочисленных записей, оставленных в книге отзывов и предложений.

Кстати, это уже вторая выставка Сафронова в Новгороде. В 2014 году работы художника посмотрели около пяти тысяч человек. Правда, сам Никас Степанович тогда приехать не смог. Но в этот раз творческая встреча с мастером состоялась. В выставочных залах от желающих лично познакомиться с Сафроновым было тесно. Никас охотно общался с новгородцами, был галантен с дамами, чем вызвал у них ещё больший восторг, никому не отказывал в автографе и фото.

Если вы очень хотели, но не смогли попасть на встречу с художником, приведем некоторые вопросы и ответы с пресс-конференции с журналистами и из общения со зрителями.

— Никас, вы пишете многие города, в которых бываете. Появится ли Великий Новгород на ваших картинах?
— А он уже есть. Я ведь был здесь однажды, проездом. С тех пор у меня есть наброски, эскизы, как акварельные, так и карандашные, вашего прекрасного города. Я думаю, мы их покажем в следующий раз. Конечно, хочется приехать в Великий Новгород, чтобы поработать. Это удивительное место, намоленное. Здесь люди живут по-другому, более размеренно, классически.

— По итогам опроса ВЦИОМ «Левада-центр», на сегодняшний день Никас Сафронов — самый известный художник России, входит в десятку лучших современных художников мира. Как вы к этому относитесь?
— Хотелось бы, конечно, войти в тройку (улыбается). Я как-то решил проверить и вообще не нашел себя в списке лучших. Расстроился. Потом опять там появился. Статистика — такое дело: сегодня ты — в десятке, завтра — в сотне. Но, конечно, это приятно. Мы очень много проводим выставок по стране, СМИ их освещают. Это тоже сказывается на популярности.

Но если вы погуглите, то среди лучших художников мира будут Леонардо да Винчи, Рафаэль, Пикассо, Ван Гог, Микеланджело... И никого из ныне живущих.

— А чем заслуженный художник России Никас Сафронов войдёт в историю?
— Своим представлением о мире — работами в стиле символизма, собственным направлением Dream Vision, в основе которого — классическая живопись, где используются лессировка, а также воображение и интуиция, подсознание и неосознанные ощущения прекрасного. Ну и портретами разных деятелей искусств.

— А кого из новгородской элиты вы бы написали?
— Вашего губернатора Никитина. О нем очень много хороших отзывов. Думаю, я приглашу его к себе и напишу его портрет. Совершенно бесплатно.

— В вашей коллекции есть и портреты Владимира Владимировича. Как он относится к вашему творчеству?
— Я подарил вашему губернатору портрет Путина, который президент считает самым удачным. Вы знаете, Путин очень простой в смысле восприятия искусства. Он смотрит на картины так же, как и все. «Черный квадрат» Малевича — это он не понимает. Если ему нравится, то нравится, не нравится — значит, не нравится. При встрече он мне всегда говорит хорошие вещи. Но я никогда ничего у него не просил: ни мастерских, ничего.

— А как вы относитесь к критике? Не секрет, что ваше творчество оценивают неоднозначно: народ любит, коллеги и критики воспринимают в штыки.
— Так всегда было, есть и будет: кому-то что-то не нравится. Но 95% населения мои выставки нравятся, они принимают мои работы на ура, поддерживают меня. И мне это очень помогает в творчестве. Мнение народа для меня очень важно. Картины нужно показывать зрителю, иначе зачем их писать.

— Вы пробовали себя в разных профессиональных направлениях. А когда поняли, что живопись — это ваше?
— Да я и поваром хотел быть, и в мореходке учился, и художником по тканям на льнокомбинате работал. Осознание, что я выбрал верный путь, мне пришло курсе на четвертом художественного училища им. Грекова. Мне приснился удивительный сон: я гулял по галерее, на стенах которой висят мои картины, которые я ещё не написал. Со мной ходил какой-то дед и делал мне замечания, я спорил с ним. Но вдруг я заметил, что деда нет. Тут я поднимаю голову вверх и вижу, что дед наверху, и он — это Леонардо. Я кричу ему: «Леонардо, куда ты?!». Он бросил мне молча шар, который я поймал. Проснулся с осознанием, что я художник.

— Ваши работы находятся во многих частных и государственных музеях. Есть ли они в Эрмитаже — этот вопрос вызывает много споров.
— Эта тема обсуждалась в одной из телепередач. Александр Гордон спросил, есть ли в Эрмитаже мои работы, я сказал, что есть. На что Гордон возразил, что нет. Дескать, есть письмо из Эрмитажа, в котором говорится, что работ Сафронова у них нет. Тут же посыпались обвинения. После передачи я позвонил своему секретарю, которая подтвердила, что там есть четыре мои работы. Это подтверждает тот факт, что они размещены в альбоме Эрмитажа. Это две тарелки, расписанные мной на Ломоносовском заводе специально для Эрмитажа, и две фарфоровые статуэтки — женщины-кошки и мужчины-лошади. То есть мои работы в Эрмитаже есть. Просто произошло недоразумение — были перепутаны такие понятия, как «картина» и «работа», что и привело к «разборкам».

Портретов Никас пишет много и разных. Этого кота, например, купили на выставке в Великом Новгороде почти за 4 миллиона рублей

— Это правда, что на выставке в Новгороде у вас купили картину за 4 миллиона рублей?
— Правда, но не за четыре, несколько дешевле. Эти люди очень трогательно отнеслись к моему творчеству. Даже не торговались. Просто увидели, влюбились и сказали: хотим увезти это в Лондон. Они сами живут там, их родители — здесь. И даже предложили сделать в одном из королевских дворцов в Лондоне выставку при их поддержке. Вот такие замечательные у вас живут люди.

— О чем вы жалеете?
— О том, что не воспитывал своих детей, не стоял у их колыбелек, когда они болели... Но у них хорошие матери. Говорят, что я слишком много гулял, но я не встречался с женщинами больше, чем другие. Если появляются дети, я не выясняю, мои они или не мои. Я никогда ни с кем не сужусь, как это стало модно сейчас. Особенно часто после смерти того или иного человека начинают объявляться внебрачные дети, возлюбленные. Ценности поменялись. Это очень грустно.

Фото автора и novreg.ru

Татьяна ВОЛОДИНА, искусствовед:

— Всегда есть зритель, который ориентируется в изобразительном искусстве на понятность, похожесть, узнаваемость — на лёгкость вхождения в картину. Всё это есть в работах Никаса Сафронова. Он хорошо знает свою аудиторию — неискушённого зрителя — и работает на неё. То есть это та же самая массовая культура. Хорошо это или плохо — не нам судить. Это порождение второй половины XX века. Оно существует и занимает огромное пространство: как вербальное, так и визуальное. Потребность в таком искусстве есть. Творчество Никаса Сафронова доступно, приятно, вызывает положительные эмоции. Что для сегодняшнего времени очень важно. А профессиональный взгляд, расходящийся во мнениях с простым зрителем, всегда будет.

РЕКЛАМА

Еще статьи

Прививка от графомании,

или Почему понимать поэзию — безумно трудно

16.01.2019 / Собеседник

Сегодня в «Долине» работает уже третье поколение поисковиков, на подходе — четвёртое

Кто, если не мы?

Уходящий 2018-й был в России Годом добровольца. А что такое поисковая экспедиция «Долина», как не одна из крупнейших в стране добровольческих организаций?

11.01.2019 / Собеседник

Сергей ДМИТРИЕВ

Большое видится на расстоянии: Россия, родина, судьба

Сергей ДМИТРИЕВ: «Я не зря родился новгородцем...»

19.12.2018 / Собеседник

Не хотят арендаторы убирать за собой, спилили и уехали. А это влечёт проблемы и по пожарной безопасности в том числе

«С нами стараются взаимодействовать мирно»

Как общественная организация решает проблемы лесопользования

12.12.2018 / Собеседник

Стефан Карнер (справа) и его коллега — сопредседатель Австрийско-российской комиссии историков академик Александр Чубарьян

Истории — правду, солдату — имя

Профессор Стефан КАРНЕР: «Гитлер не Сталин, а Аушвиц — не Соловки»

28.11.2018 / Собеседник

В дни фестиваля Достоевского с театрализованным японским эпосом «Кодзики» смогла познакомиться и новгородская публика. До Леонида  Анисимова «Кодзики» не ставил ни один режиссёр

Очарование печали,

или Поскреби японца — найдёшь русского

21.11.2018 / Собеседник

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 16.01.2019 года
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

ФОТОГАЛЕРЕЯ