Четверг, 26 мая 2022

Информационный портал

Лента новостей

РЕКЛАМА

Награда за возрождение

altРеставратор Тамара АНИСИМОВА стала лауреатом премии Фонда имени академика Д.С. Лихачёва Новгородка признана лучшей в номинации «За выдающийся вклад в сохранение культурного наследия России». При этом возглавляемая ею Научно-реставрационная мастерская «Фреска» — на грани закрытия.

Научно-реставрационная мастерская «Фреска» последние годы занимается восстановлением уникальной монументальной живописи церкви Успения на Волотовом поле XIV века.

Храм уже в первые месяцы Великой Отечественной войны был почти полностью разрушен. Под руинами оказались погребены фрески общей площадью около 300 квадратных метров.

Воссоздание памятника архитектуры началось лишь в 2001 году, когда между министерствами культуры России и Германии было подписано Соглашение об оказании безвозмездной помощи в восстановлении церкви на Волотовом поле и реставрации уникальной средневековой монументальной живописи. Впрочем, работы по разборке руин Успенской церкви новгородские специалисты начали ещё в 1993-м. На сегодняшний день архитекторам и реставраторам удалось не только восстановить храм, но и вернуть на стены часть живописных композиций.

Лирики и физики
Однако  старшеклассница Тамара Анисимова, заканчивая первую школу города Новгорода, о реставрации и не помышляла. При аналитическом складе ума, любви к точным наукам девушка думала о другой профессии. Но, как говорит известный реставратор Валентина ГРЕКОВА, вместе с мужем Александром Грековым много лет занимавшаяся восстановлением фресок церкви Спаса Преображения на Ковалёве, также почти полностью разрушенной в годы войны, аналитический подход при работе с руинированной живописью играет чуть ли не первостепенную роль. Здесь нужна очень хорошая зрительная память, необходимо уметь проанализировать каждый фрагмент, всё запомнить и вовремя извлечь из своего сознания и даже подсознания необходимую информацию. Так что, как ни странно, при подборке фрагментов живописи математики и физики работают не хуже, чем искусствоведы и художники, у которых очень хорошо развита фантазия и гораздо слабее логика.

Одним словом, в кропотливую работу Грековых по восстановлению живописи однажды включилась и наша героиня. Тамара по совету мамы, занимавшейся тогда обмерными чертежами новгородских храмов, пошла работать в мастерскую к реставраторам сразу после окончания школы. Работала, как сама признаётся, с увлечением. Поэтому неудивительно, что и поступать на следующий год уже решила на искусствоведческое отделение в институт живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина. Конкурс прошла. Училась, правда, на заочном отделении: бросать работу на несколько лет из-за учёбы Тамаре не хотелось.

Подвиг Успения

Из-под завалов церкви Успения
на Волотовом поле было
извлечено более 1 750 000
фрагментов обрушившихся фресок.

Грековы научили Тамару Анисимову всем секретам работы с руинированной живописью: от методики извлечения фрагментов живописи из завалов, их обработки, хранения, методики подборки, анализа направления мазка, цвета до монтировки. После работы на церкви на Ковалёве Тамара Ивановна занималась реставрацией живописи и резных иконостасов Иверского монастыря, Знаменского собора, Рождественского собора Антониева монастыря и многих других значимых памятников архитектуры. Пока в сентябре 1992 года отдел охраны культурного наследия Министерства культуры России не дал разрешение на подготовку предварительной документации по церкви Успения на Волотовом поле. Спустя год реставраторы приступили непосредственно к работе. Восемь сезонов ушло только на разборку завалов церкви. Курировал этот проект Александр Греков, а вот на самом объекте работала его ученица Тамара Анисимова со своими коллегами.

—  Мы предполагали, что в церкви Успения, как и в храме на Ковалёве, штукатурка с живописью осыпалась от сотрясения здания при разрывах снарядов прежде, чем рухнули своды и стены, — говорит Тамара Анисимова. — Следовательно, основная масса фрагментов лежит в нижних слоях завала, и его разборку нужно вести по методике, разработанной Грековым: разбив площадь храма на участки в соответствии с архитектурным членением здания, расположением живописных композиций и с учётом мест возможного падения основной массы фрагментов одной или нескольких композиций.

Чтобы не пропустить ни одного мельчайшего фрагмента живописи, реставраторам приходилось просеивать грунт на специальном решете. В результате из-под завалов церкви Успения на Волотовом поле было извлечено более 1 750 000 фрагментов обрушившихся фресок.
Изначально на стенах этого храма находилось 195 живописных композиций. Сейчас в работе у новгородских реставраторов находятся 155 из них. При этом в здание церкви по специально разработанной методике уже удалось вернуть 17 композиций, собранных из тысяч фрагментов.

— При монтировке фресок на своё историческое место используется методика, разработанная новгородскими и немецкими реставраторами специально для волотовской живописи: когда собранная из множества разрозненных фрагментов фреска, закрепленная на монтажном щите, накладывается непосредственно на стену, а в пространство между ней и живописью заливается известковый раствор, — поясняет Тамара Анисимова. — Конечно, начиная работы на церкви Успения на Волотовом поле, мы верили в успех. Но результаты превзошли ожидания. Это удивительно, но нам удалось, например, собрать и смонтировать на юго-западный столб композицию, составленную из сотен фрагментов размером не больше одного-двух квадратных сантиметров.

«Фреска» разрушится?
В своё время Дмитрий Лихачёв назвал работу реставраторов Грековых по восстановлению живописи церкви на Ковалёве подвигом. Присудив премию академика их ученице Тамаре Анисимовой, специалисты по достоинству оценили и подвиг новгородских реставраторов по спасению росписи другого новгородского храма — Успения на Волотовом поле. Хотя сама она десятилетия работы с руинированной живописью одного храма подвигом не считает.

— Это наша работа, — говорит Тамара Ивановна. — Просто новгородским реставраторам повезло, что достался такой замечательный памятник. А когда рядом трудится с полной самоотдачей коллектив профессионалов, то это уже не работа, а скорее увлечение.

Желание работать у «Фрески» есть. Уже готовы к монтировке ещё несколько композиций. Но вернутся ли они в храм, теперь неизвестно. Программа сотрудничества с немецкой стороной завершилась два года назад. За это время реставраторы не получили ни копейки на финансирование реставрационных работ по Волотову со стороны Минкультуры.

Остаётся открытым вопрос
о переезде Научно-реставрационной мастерской с площадей одного из корпусов бывшего медопивоваренного завода «Богемия».

Кроме того, до сих пор остаётся открытым вопрос о переезде научно-реставрационной мастерской с площадей одного из корпусов бывшего медопивоваренного завода «Богемия», так как комплекс продан частной компании под строительство гостиницы.

— Нам предложили новое помещение в здании бывшего завода «Автоспецоборудование». Мы должны были переехать ещё в прошлом году, но ремонт новых площадей затянулся и по последней информации в здание завода «Автоспецоборудование» мы уже не переезжаем, — говорит Тамара Анисимова. — В целом предлагаемые площади нас устраивали. Но  сам переезд растянется на период от трех до пяти месяцев: сегодня у нас в работе находится полторы сотни живописных композиций, тысячи фрагментов росписи храма Успения на Волотовом поле лежат на планшетах. Как мы это будем транспортировать, я пока не очень представляю!

И в довершение всего, переехав с территории комплекса «Богемия», отодвигается реализация идеи создания Центра по изучению и реставрации монументальной живописи: с мастерскими, лекционными залами, научным подразделением и музеем древнерусской фресковой живописи, собранной из разрушенных в годы войны храмов XII–XIV веков.

— Но меня сейчас мало волнует вопрос переезда мастерской в новые помещения. Важно сохранить коллектив реставраторов, понимая, что таких специалистов с таким отношением к работе уже не вырастить, — говорит Тамара Анисимова. — Конечно, премия Фонда имени  Лихачёва для меня очень приятна, почётна и почти родная: Дмитрий Сергеевич не раз бывал в мастерской у Александра Петровича Грекова, я училась у его дочери Веры Дмитриевны на искусствоведческом факультете. Но всё же настроение у меня сейчас не столь оптимистично ровное, как всегда. Однако, я надеюсь, что Министерство культуры, как обещало, в 2012 году продолжит финансирование работ по Волотову. Тем более, что таких мастерских, как «Фреска», в мире больше нет.

Надежда ВЫЛЕГЖАНИНА
Владимир БОГДАНОВ (фото)

РЕКЛАМА

Еще статьи

Автомагазин Александра Яковлева обеспечивает жителей более 70 деревень товарами первой необходимости

Деревни ближние

и дальние на маршруте автомагазина Александра ЯКОВЛЕВА В автомагазин загружен еще теплый хлеб и батоны, другие товары, ...

Аккуратное счастье

К чему приводит идеальный порядок в шкафу?

Главный врач министерства

Исполнять обязанности министра здравоохранения Новгородской области будет Антонина САВОЛЮК. Она приступила к работе в ст...

НОВОСТИ Е-МОБИЛЕЙ НА IDOIT.RU —

В 2020 ГОДУ OPEL ВЫПУСТИТ ХЭТЧБЕК OPEL CORSA В ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ВЕРСИИ Разработка электромобилей — новый и стремительно ра...

Бежим и чистим

Что такое плоггинг и почему за него надо бороться

Воскресный поход

Выборы депутатов Думы Великого Новгорода пройдут 9 сентября Вчера, 19 июня, прошло внеочередное заседание Думы Великого...

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 25.05.2022 года

РЕКЛАМА