Пятница, 12 июля 2024

Информационный портал

Лента новостей

РЕКЛАМА

Василий Дубовский

Какая мы столица

Сергей Брюн: «Второй такой тихий, провинциальный век, каким был век XIX, Новгороду, я надеюсь, уже не грозит».

Сергей Брюн: «Второй такой тихий, провинциальный век, каким был век XIX, Новгороду, я надеюсь, уже не грозит».

Фото: НГОМЗ

Или почему пришло время исправить ошибку Николая I

Что-то изменилось. После яркого праздника город вернулся в будни. Может быть, совсем чуть-чуть, но другим. Привыкая к своему старому новому величию. Когда Новгород стал Великим? Официально в новейшей истории — в 1999 году. Через несколько лет после того, как страна получила свой праздник — День России. Это трудно было представить в 1990-е, но в наше время новый красный день календаря и почётная приставка в наименовании города окажутся в тесной взаимосвязи. Повышение новгородской статусности так же естественно теперь, как маленький триколор в руках ребёнка. Потому что вне всякой политической подоплёки День России — начало. А где оно у нашей страны? В Великом Новгороде. В году 862-м…

— На мой взгляд, замечательной иллюстрацией к этой очевидной мысли стала утренняя акция на Рюриковом городище, когда огромный новгородский хор исполнил гимн России, — сказал генеральный директор Новгородского музея-заповедника Сергей БРЮН. — Было очень красиво и глубоко символично. 

Сергей Павлович, как и обещал, дал интервью «НВ» после долгого праздничного дня, исполненного приятных хлопот и завершившегося открытием «Музея Великого моста». Что тоже было по-своему символично, ведь образ моста всегда означал преемственность. 

— Да, это непрерывная связь традиций и поколений. Гений мастеров, создававших высочайшие образцы древнерусского искусства. И титанические усилия реставраторов по спасению наших шедевров, страшно пострадавших в годы Великой Отечественной войны. История поднимала Новгород на гребень волны — его пределы достигали Урала и Белого моря —и опускала вниз — он утрачивал свою силу и влияние. Но памятник «Тысячелетие России» — блестящее воплощение скульптором Микешиным нашей единой истории — стоит здесь, в Новгороде. И этим всё сказано.

Но тогда, в XIX веке, тот эмоциональный подъём, который вызвала у новгородцев установка памятника, по сути, не имел серьёзных последствий в судьбе города. 

— Новгород в ту пору был маленьким, уютным, провинциальным городом. Таким и остался. Это правда. Но история — волнообразный процесс. 

И можно предполагать, что мы снова окажемся на гребне? Что затаённое новгородское переживание своей недооценённости останется в прошлом? 

— Мне кажется, хранители такого наследия, а Новгород сказочно богат своими памятниками, не могут жить обидами на Ивана III и Ивана Грозного. Хотя я не вправе пускаться в рассуждения об этом, поскольку живу здесь лишь с недавних пор. Но мне очень приятно, что и наш Верховный главнокомандующий, и наш губернатор стремятся исправить историческую ошибку Николая I, из-за которой Новгород оказался как бы в стороне от главных дорог. 

Вы же имеете в виду не только строительство высокоскоростной магистрали? 

— Нет, конечно. Хотя уверен, что предполагаемое буквальное увеличение Новгорода в масштабе и числе жителей будет ему на пользу. И нисколько не повредит его статусу древней столицы и имиджу уютного, удобного для жизни города. Потому что стратегия роста учитывает идеи, сформулированные ещё академиком Щусевым — автором послевоенного генплана. Это должен быть город для людей, сосредоточенный вокруг своих памятников. Мы видим активные попытки превратить Великий Новгород в будущем в город-университет, в город-музей. Всё это происходит на разных уровнях: политика нашего губернатора Андрея Никитина имеет поддержку со стороны Верховного. Поэтому второй такой тихий, провинциальный век, каким был век XIX, Новгороду, я надеюсь, уже не грозит. 

Вы упомянули о статусе древней столицы. А как вам статус третьей столицы? Ещё в 2009 году такую идею озвучил на заседании Госсовета в Великом Новгороде кинорежиссёр Никита Михалков. 

— Я не применял бы такой термин к Великому Новгороду. Родина России — да. Это правда. Это не просто почётно. Родина — то, что ценят и любят. Она не может быть ни второй, ни третьей. И совершенно верно сказал наш Верховный главнокомандующий: «Сегодня это — колыбель России».

А что вы скажете о термине «Новгородско-Киевская Русь»?

— Думаю, что нужно отходить от исторической парадигмы, сформулированной в советскую эпоху: Киевская Русь, Владимиро-Суздальская, потом Москва… Не надо излишней политизации. И это уж точно не попытка «вычеркнуть» Киев. Новгородско-Киевская Русь — термин, который продвигают и наш Верховный главнокомандующий, и наши историки, — это абсолютно верный, исторически справедливый термин, раскрывающий последовательность становления Русского государства.

Вы являетесь автором концепции выставки в Суздальском кремле…

— Выставка посвящена тысячелетию Суздаля и тоже открылась сегодня, в День России. 

Для вас это — день открытий. 

— Главным из них я назвал бы выставку «Распятие и Воскресение. Волотово поле». Потому что на ней представлен обретённый шедевр. Уникальный, бесценный. Из церкви Успения Пресвятой Богородицы. Вывезенный оккупантами и долгие годы находившийся в Германии. Это чудо, что икона вернулась домой. И в День России мы пережили это чудо снова. 

Вы спрашиваете о статусности… Сама по себе тема возникла не просто так. Почему мы говорим про город-музей? Потому что есть фундамент — результат многолетних усилий не одного поколения руководителей, сотрудников. Годами, десятилетиями шло накопление, потенциал музея прирастал, как древняя фреска, которую кусочек к кусочку из обломков, собранных после войны, соединяют в зримый образ наши специалисты, наследники золотой плеяды послевоенной новгородской реставрации — Красноречьева, Шуляк, Грековых. Они оживляют эпохи, продолжают творить победу над ужасами немецко-фашистского нашествия. Здесь не может быть иначе. Это идёт от земли, от наследия, подобного которому не было и нет. Каждый народ уникален, каждый город. Но нигде нет такой концентрации памятников, как в Новгороде. Конечно, очень важно, чтобы люди приезжали сюда чаще и чаще. В прошлом году был рекордный туризм: в Великом Новгороде побывали 1 миллион 266 тысяч человек. И наверняка это не предел. 

Все мы знаем, что на рост внутрироссийского туризма повлияла неблагоприятная международная обстановка. 

— Это не временный фактор, а урок: цените свою страну. Очень своевременный урок, ведь мы слишком привыкли жить «на экспорт». Когда же против тебя восстаёт полмира, наступает момент истины. Это не та ситуация, когда одни пародируют Куршевель, а другие — философский пароход. Именно пародируют. А у себя, в России, мы рассчитываем на иностранцев. Мол, наш турист не потянет. Ещё как потянет! Люди по-другому приезжают, по-другому смотрят. Наша задача — поддержать и развить их интерес. Чтобы оставались прекрасные впечатления о площадках и экскурсоводах и желание приехать снова. 

Готовы анонсировать новые открытия?

— Не только и даже не столько от своего имени. Ведь многие проекты — я всегда об этом говорю — были начаты до меня. Достаточно напомнить о создании Национального историко-археологического центра имени академика В.Л. Янина. Как не быть открытиям? На Троицком раскопе каждый день — новые находки. У нас вал работы по памятникам! Например, в сентябре планируем открыть Успенскую церковь на Торгу с новой экспозицией, посвящённой монументальному искусству средневекового христианского мира. Мои коллеги из других отечественных музеев уже по-доброму завидуют, говоря, что Новгород сегодня напоминает оазис. Действительно, сюда привлекается довольно много средств. Большую помощь музею оказывает Попечительский совет во главе с заместителем руководителя Администрации Президента РФ Максимом Орешкиным. Мы имеем полное понимание со стороны губернатора Андрея Никитина. Что совершенно естественно, поскольку кому-кому, а Андрею Сергеевичу не надо что-то рассказывать о значении Новгорода для страны. И тут уже не важно, какая мы из российских столиц. День России, когда Новгород становится одним из центров праздника, вполне показателен.

Теги: Сергей Брюн, музей-заповедник, Новгородская область, Великий Новгород

РЕКЛАМА

Еще статьи

Театр во многом близок к Церкви, уверен Вячеслав Кормильцев.

Путешественник по времени

Энергию для своей кипучей деятельности актёр Кормильцев черпает в себе самом и верит, что этот источник не иссякнет

26.06.2024 | Собеседник

За все фестивали я частенько видел, как писатель, который сначала выглядел зажатым, таким букой, через пару лет, съездив штук на 20 фестивалей по всей стране, превращался в натуральную рок-звезду. Это хорошо и правильно. Тема «Как фестиваль меняет город и меняется сам» меня очень занимает.

«Споткнуться о роман»

Зачем директор Ассоциации книжных фестивалей Михаил ФАУСТОВ летом всех «выгоняет» на улицу?

19.06.2024 | Собеседник

Быть готовым жить

Почему политология — это не про «поговорить», а про «создать»

11.06.2024 | Собеседник

Смотрит сердцем

После окончания конкурсных показов на фестивале «Новое движение» его программный директор Вадим РУТКОВСКИЙ ответил на несколько вопросов «НВ»

05.06.2024 | Собеседник

Ирина Гришанина в роли княгини Щербацкой в спектакле «Анна Каренина» (режиссёр Полина Неведомская).

Всегда любовь

Каждый выход на сцену для Ирины Гришаниной — как первое свидание

05.06.2024 | Собеседник

Работая над ролью Понтия Пилата, Иван Васильевич изучил много исторических материалов.

Иван Васильевич и его профессия

Чтобы зрители шли в театр, актёр должен быть личностью, уверен заслуженный артист России

15.05.2024 | Собеседник

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 10.07.2024 года

РЕКЛАМА