Сегодня вторник, 22 января 2019 года

Газета издавалась с 1838 года по 1918 год.
Издание возобновлено 29 декабря 1990 года.

Любовь и немного денег

Перед тем как приступить к «Любогорью», Александр Мунтян несколько лет изучал опыт европейских горнолыжных курортов

Перед тем как приступить к «Любогорью», Александр Мунтян несколько лет изучал опыт европейских горнолыжных курортов

Автор проекта «Любогорье» уверен, что Красное поле можно превратить из болота в тематический парк

Ему предлагали снять розовые очки, а он всё равно видел на месте глухого любытинского леса современный горнолыжный курорт. Сменяющие друг друга главы района недоверчиво качали головами, журналисты открыто утверждали, что это сказки, а бизнесмены не спешили вкладывать деньги в его идею. До тех пор, пока зимний мираж не стал осязаемым.

Впрочем, по словам нашего героя, предпринимателя Александра МУНТЯНА, «Любогорье» — дело сделанное. Сегодня он работает над новым туристическим проектом уже на окраине Великого Новгорода. Забегая вперёд, можно сказать, что новая идея Александра Мунтяна звучит немногим более реалистично, чем когда-то «Любогорье». Впрочем, сомневаться в его способностях журналисты уже пробовали...

— Александр Фёдорович, наша рубрика «Мое дело» предполагает, что мы будем рассказывать не только о бизнес-проектах, но и о человеке, их реализовывающем. Когда я готовилась к интервью с вами, стала гуглить, кто же такой Александр Мунтян. И знаете, ничего не нашла, вы — «тёмная лошадка».

— Нет, я «лошадка светлая»! Просто я не любитель много о себе рассказывать, особенно в социальных сетях. Когда я служил в ракетных войсках, у меня на каждом устройстве было написано: «Внимание! Враг подслушивает!».

— Знаю, что у вас были реализованы проекты и в Европе, и в Китае, однако в Новгородской области прежде всего на слуху «Любогорье». Как так получилось, что лес в 190 километрах от областного центра удалось превратить в успешный горнолыжный курорт?

— Ну, не я один об этом думал — в регионе есть давно работающий горнолыжный курорт «Мстинские горки». И тем не менее с карандашом и калькулятором я подсчитал, что у нас нет сектора активного туризма и отдыха. Поэтому туристы едут мимо, и область доходов от них не получает. В Великом Новгороде отличный музей-заповедник, который благодаря энергии своего директора покрывает не только музейную, но и некоторую часть туристической деятельности. Но при этом еще сохраняется путаница в понятиях музейной и туристической деятельности.

— Вы долго шли к своему проекту?

— Изучение опыта европейских курортов и подготовка к строительству заняли у меня несколько лет. В это время я, конечно, занимался и другими вопросами: производством светодиодов, поддерживал клуб картинга, был председателем общественной организации «Новгородский Яхт-клуб». Почти три года мы с партнерами искали подходящее место в Новгородской области, а потом был сложный путь превращения леса в курорт.

— Это было бы похоже на фантазию, не будь это правдой.

— Мне запомнились слова одного вашего коллеги. Когда мы пригласили журналистов в Любытино и в тридцатиградусный мороз разговаривали на поляне в лесу, трудно было даже представить себе в этом месте курорт. Один из журналистов потом написал, что «стоял на полянке Мунтян, и изо рта у него вырывалось облачко пара и таяло, так же, как и его мечты».

Тогда многие говорили, что я в розовых очках хожу. На самом деле секрет успеха лишь в том, что надо любить свое дело и хорошо в нём разбираться.

— Вы романтик?

— А что такое романтик? Человек, мечтающий и умеющий реализовывать свои мечты? Тогда да, я романтик.

После строительства нового курорта Любытино ещё больше стало похоже на маленькую Швейцарию

— Так много уже сказано о мечтах и любви к своему делу, наверное, пора вспомнить и о деньгах.

— Деньги — это не единственная и не первостепенная цель. Если человек не понимает, что деньги не главное, то и переубеждать его нет смысла.

— Так какую цель вы ставили перед собой?

— Мне было интересно реализовать этот проект. Он правильный.

— С каким бюджетом вы начинали?

— Вы опять про деньги! С ничтожным. Порядка 10 миллионов рублей. Для такого проекта это очень мало. Но если хочешь что-то сделать, надо просто начинать и делать. Деньги — это такой продукт, который сам ищет хорошую идею.

— Это вновь похоже на мистику.

— Нет, и это знают многие предприниматели. В мире денег больше, чем стоящих идей. История знает много случаев, когда люди, имея деньги, не добивались ничего, и наоборот, когда, не имея денег, они совершали невозможное. Компания Apple тому хороший пример.

— И Генри Форд.

— Форд однажды сказал, что люди склонны видеть только конечную точку успеха, а через сколько ты прошел проблем и неудач на этом пути, они не знают. Меня в свое время эта фраза сильно вдохновила.

— Вы потерпели много неудач?

— Проект курорта «Любогорье» был достигнут колоссальным напряжением сил. До остервенения там работала вся команда, не только я. Когда в 2014–2015 годах проект запускался, евро вместо 42 рублей стал стоить больше 70 рублей. Все бизнес-планы полетели к черту. Потому что для устройства горнолыжного курорта необходимо подъемное оборудование, нужна техника по уходу за горнолыжными склонами, горнолыжное снаряжение — всё это не выпускается в нашей стране. Начался экономический кризис, оборвались надежды на софинансирование со стороны государства. В какой-то момент мне пришлось взять кредит в банке под 27% годовых. Но зимой 2014–2015 года мы всё же запустились. Мастер-план проекта предполагал, что в «Любогорье» будут вовлечены другие инвесторы. В конце концов проект заинтересовал Вячеслава Малафеева. Это значительно ускорило ход работ.

— Вы планируете и дальше работать в нише активного туризма?

— Да, это интересное направление. У людей меняется вектор отдыха — они больше не хотят лежать на пляже, а стремятся к активному отдыху. Это мировая тенденция. Сейчас у меня в работе находится проект тематического парка «Красное поле». Он возник как развитие проекта стоянки для караванеров. Караванинг — это путешествие с проживанием в автодомах или автоприцепах. Уже некоторое время администрация Великого Новгорода обсуждает вопрос о том, что такая стоянка городу необходима. Я со своей командой нашёл несколько мест, пригодных для её организации. Одно из самых подходящих расположено рядом с Красным полем при въезде в город со стороны Москвы. Было бы хорошо, чтобы стоянка находилась в организованном пространстве, которое можно там создать.

— Но ведь Красное поле — особо охраняемая территория, где ничего нельзя строить.

— Ключевое слово — строить. Планируется, что стоянка разместится на улице Щитной на уже существующей площадке. Также на этой территории возможно создание военно-патриотического музея под открытым небом. Для всего остального — нужно перезонирование.

— Вы думаете, это возможно?

— Есть хороший пример — в Витославлицах перезонирование было необходимо для организации парковки. И разрешение на него было выдано в течение месяца.

— Что помимо стоянки и музея вы планируете сделать на этой территории?

— Обычные вещи для активного отдыха. Это лесопарковая зона — там люди ходят, гуляют, бегают, катаются на лыжах и коньках. Часть территории можно использовать для создания верёвочных парков, современных детских площадок, водная территория пригодна для проката лодок и рыбной ловли. Также вал Окольного города создает хорошую акустическую зону для проведения концертов. Ландшафт позволяет проводить там различные спортивные мероприятия и праздники. К сожалению, эта территория частично заболочена, но это поправимо.

— Звучит здорово, но есть ли у вас уже какие-то договоренности о передаче этой территории вам в аренду?

— Переговоры идут пока довольно позитивно, город заинтересован. Но я хочу услышать отклик и от жителей города, интересен ли им подобный парк. Если негативных откликов будет много, то и преодолевать такой барьер ни к чему.

Средняя стоимость строительства таких парков от 80 до 120 долларов из расчета на одного посетителя. Я опираюсь пока на собственные ресурсы, но помню и о возможной господдержке.

— Судя по всему, этот проект далеко не сразу начнёт приносить доход.

— Да, это не быстрые деньги. Но мне это интересно. Я живут тут. Хочу, чтобы в моем родном городе были места, где можно активно и интересно провести время. Надо сформировать пространство, где люди будут признательны за полученные эмоции и услуги. Проект хорошо вписывается в муниципальную программу «Формирование современной городской среды на территории Великого Новгорода».

— Но, как и в случае с «Любогорьем», звучит немного фантастически. Да ещё и печальная история с парком Юности сразу приходит на ум.

— Вы напрасно ставите такую низкую планку нашему городу.

— Успехов вам, Александр Фёдорович, от всего сердца.

Фото из архива Александра Мунтяна


 

РЕКЛАМА

Еще статьи

Если ты такой умный

Как создать бизнес в общежитии и превратить его в компанию с миллионной выручкой

16.01.2019 / PDF / Моё дело

Модный приговор

Как юридическое и экономическое образования помогли Валерии Григорьевой создать марку одежды.

11.01.2019 / PDF / Моё дело

Сейчас бутик предлагает семь экскурсий. Новые — в разработке...

Здесь был Рюрик. И не только…

Городской бутик экскурсий обещает новгородцам и туристам показать регион с новой стороны

26.12.2018 / PDF / Моё дело

Из реальности в виртуальность

перенёс старорусскую водонапорную башню новгородский предприниматель

28.11.2018 / PDF / Моё дело

Дизайнер Елена Агафонцева всегда знает, что в тренде

В гармонии с платьем

Новгородский дизайнер представила свою философию на Неделе моды в Москве

21.11.2018 / PDF / Моё дело

Суждения Николаева о развитии туризма бывают резки, хотя аргументированы

Теория струн по-мстински

Что получится, если соединить рафтинг и окаменелости

14.11.2018 / PDF / Моё дело

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 16.01.2019 года
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

ФОТОГАЛЕРЕЯ