Сегодня четверг, 17 января 2019 года

Газета издавалась с 1838 года по 1918 год.
Издание возобновлено 29 декабря 1990 года.

Василий Дубовский

Как по-японски берёза

Юри Акуцу и её сэнсэй по бересте Владимир Ярыш

Юри Акуцу и её сэнсэй по бересте Владимир Ярыш

Фото: Владимира МАЛЫГИНА

и почему Токио берёт уроки у Великого Новгорода?

Юри АКУЦУ вырезает «замок». Может, это и иначе называется — я у её учителя, известного новгородского мастера Владимира ЯРЫША, не спросил. Факт тот, что когда полоска бересты обовьёт жёлоб, то благодаря вот этим вырезанным уголкам её можно будет закрепить.

Хочу всё знать

— Так только японцы, наверное, могут, — Владимир Иванович подразумевает крайнюю степень сосредоточенности при проработке материала.

При этом Юри еще и ведет «протокол» — фотографирует, записывает. Буквально каждый шаг.

— Не наш метод?

— Как сказать... — Владимир Иванович секунду-другую раздумывает. — У нашего человека более эмоциональный подход.

Кто знает, какие эмоции были бы у «нашего человека», отправься он в Японию постигать искусство плетения из бамбука. Надо же научиться! А то чего ездил?

— Deeper, deeper, — за разговором учитель не упускает из виду процесс. — Stop! Enough. O key.

Мастер Ярош — человек предусмотрительный. Английский вот выучил.

— Ничего подобного! — протестует он. — Я начал учить иностранный язык в Советском Союзе, когда и думать не мог, что ко мне будут приезжать иностранцы и что я сам стану бывать за границей. Мне было интересно, и я учил, вот и всё.

Но какой интерес у Юри к бересте?

Она знает, что мы говорим о ней, и абсолютно невозмутима. В общем, ушла в работу.

— Удивительный человек! — итак, история, по словам Владимира Ярыша, такая...

Открой Россию через Швецию

Юри Акуцу — преподаватель японского языка и литературы. Но к этой профессии она, похоже, уже не вернется. Ее муж строит деревянные дома. В Японии, небогатой ресурсами, древесина стоит дорого, и такое жилье весьма ценится. Лет пятнадцать назад Юри по делам фирмы была в Швеции, где и увидела изделия из бересты, которые ей понравились. Не то слово — очень понравились. Ну, просто по страшной силе. Она принялась искать специальную литературу по этому ремеслу. Несколько лет назад в Токио купила свежеизданную в Нью-Йорке книгу Владимира Ярыша.

Кстати, автора на родине иногда упрекают, так сказать, в непатриотичности. Ну, такие теперь времена. На что Владимир Иванович возражает, мол, всё ровно наоборот: мир, дружба, культурный диалог, а в конечном итоге — формирование положительного образа России. И решительно обещает опубликовать книгу и для интересующихся россиян, которая будет отличаться не только тем, что написана по-русски. Она должна быть именно русской — с точки зрения этнографии и т.д.

Так вот, с той «американской» книгой, исписанной иероглифами, Юри и приехала в Великий Новгород. Когда это было впервые. Нынешние ее «studies» — это, можно сказать, третий «заход». Дома у нее уже накопилась личная берестяная коллекция вещей, сделанных под чутким руководством Владимира Ярыша, а также самостоятельно. За исключением лодки: каноэ построил архангелогородец Александр Шутихин, хороший мастер и знакомый Владимира Ивановича. В ясную погоду Юри катается на «кану» по озеру. Красиво жить не запретишь? Нет, ребята, всё не так.

Айны не знают тайны

Береста для Юри Акуцу — не хобби. Она сама хочет быть учителем! И уже занимается с детьми у себя в мастерской, в музее, даже в кафе — у японцев так принято. Оказывается, берестяное ремесло набирает популярность в Стране восходящего солнца. Юри хочет на шаг или полшага быть впереди. Для этого надо уметь больше того, чему можно научиться в Японии. Впрочем, есть же такая народность — айны. Они живут в Японии и в России. Айны использовали бересту...

По-японски это дерево называется суги. Но мы-то с вами знаем, что не придумать ему имени лучше, чем берёза.

— Но они никогда из нее не плели, — говорит Юри Акуцу.

И говорит она со мною через Владимира Ярыша, понимающего также и японский английский.

— И лодок из бересты айны давно не делают, — продолжает она. — Те две лодки, что я видела в наших музеях, — русские.

В общем, за берестяной сумкой, туесом или хотя бы небольшим блюдом — точно не к айнам. Хотя берёз где-нибудь на Хоккайдо вполне достаточно. Но и они — другие, не такие, как у нас.

— В Японии береста более хрупкая, с нею труднее работать. А у вас, в России, она — гибкая, податливая. За что я и люблю русскую березу.

Я спросил, что она чувствует, когда занимается любимым делом.

— Мне кажется, что у меня возникла и укрепляется какая-то внутренняя связь с этим деревом, дающим мне свою кору. И это дает мне творческий импульс.

Раз такое дело, я был просто обязан поздравить её с Днем бересты, мы разговаривали накануне праздника. Владимир Иванович тут же объяснил Юри роль и значение памятной даты. Невозмутимую Юри, кажется, особенно взволновало сообщение, что в День бересты учитель намерен взять ее с собою на мастер-класс в областной научной библиотеке в кремле. Потом они собирались в музей: Юри очень хотела посмотреть на берестяные грамоты.

Надежд сплетенье

В более отдаленном «потом», возможно, уже Юри выступит в роли экскурсовода. Почему бы Владимиру Ярышу не показать класс и в самой Японии? А то всё Америка, Америка. К слову, этим летом он снова там побывал. Зовут же!

Берестяное ремесло набирает популярность в Стране восходящего солнца.

— Этак с вашей помощью, Владимир Иванович, иностранцы нас скоро превзойдут в берестяном ремесле.

— Вот и вы туда же. Да нет же! У нас это — свое, исконное. А в их случае — это хобби современных городских жителей. Есть такая взаимосвязь: чем выше уровень цивилизации, тем сильнее тяга к чему-то традиционному, живому. При этом бересте среди американских пристрастий к плетениям принадлежит далеко не первое место. В чем они нас обогнали, так это в том, что у них создана система обучения, организованы гильдии, фестивали проходят. Найдите в России учебное заведение, где можно поучиться традиционным народным ремеслам! Они, конечно, есть, но их явно недостаточно. Государство, видимо, пока не готово, а социальный запрос есть.

Похожая ситуация и с «неформальным сектором». Такие объединения, как студия «Новгородская береста» Дворца культуры и молодежи «Город», — в стране наперечет. Руководит студией Владимир Ярыш, кандидат педагогических наук, заслуженный работник культуры, член Союза художников России. В этом году «Новгородской бересте» исполнилось 25 лет. Примерно столько же «студентов» ежегодно занимаются у Яроша. И если судить по стабильному числу обучающихся, то, вроде, не существует никаких кризисов. Все идет своим чередом. Берёзы же в России всё ещё растут!

РЕКЛАМА

Еще статьи

В период снегопадов вечерняя смена у дорожников начинается на два часа раньше

Снежная «битва»

Новгородцы ведут вечную борьбу со стихией

16.01.2019 / Репортер

Символом быть нелегко

Домашние карликовые хрюшки всё чаще оказываются выброшенными на улицу. В том числе благодаря собственной популярности

26.12.2018 / Репортер

Шар новогоднего настроения

Настоящие ёлочные игрушки появляются на одном дыхании

26.12.2018 / Репортер

Для всей семьи

Новгородский Киномузей на пять дней превратится в страну приключений

26.12.2018 / Репортер

Воробьиный сычик

Наблюдаем за птицами,не отходя от дома

Уникальные кадры могут получиться в любой момент, и ради этого необязательно совершать кругосветное путешествие

19.12.2018 / Репортер

Из Великого в Нижний

теперь можно добраться за 12 часов

12.12.2018 / Репортер

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 16.01.2019 года
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

ФОТОГАЛЕРЕЯ