Вторник, 23 апреля 2024

Информационный портал

Попавшие под «КАТО»

Скандальное уголовное дело в отношении руководителей кредитного кооператива «Взаимность» направлено в суд
По версии следствия, история завязалась летом 2003 года. Тогда после смерти основательницы кооператива «Взаимность» Нелли Качкаевой её сын Сергей стал председателем совета директоров финансовой организации, назначив своим замом супругу Надежду.

Кредитная линия

Очень скоро новые руководители решили организовать параллельный бизнес на лесообработке. Как рассказывает Сергей КВАСОВ, следователь Следственного управления при УВД области, в августе 2003 года было создано ООО «КАТО», учредителями которого выступили Сергей Качкаев, занявший должность генерального директора, и его приятель Александр Токарев. Отсюда, к слову, и название фирмы, объединившее в себе начало фамилий её основателей. Надежда Качкаева в «КАТО» стала заместителем генерального директора. Офис фирмы и вся материально-техническая база находились в Марёве.
Начинающему бизнесу требовался капитал для становления и развития дела. «Подъёмные» решили взять во… «Взаимности». И уже 6 августа 2003 года Сергей Качкаев подписал договор, в соответствии с которым кооператив предоставил «КАТО» займ в размере 10 млн. рублей сроком на пять лет под 30% годовых.
Формально такой шаг не противоречит закону, однако Качкаевы при его оформлении нарушили действовавшее в кооперативе положение о предоставлении кредитов. Согласно документу, если сумма кредита превышает 50 тысяч рублей, руководство ПКВК обязано подать заявку в кредитный комитет кооператива. Тот — подготовить письменное заключение о целесообразности выдачи займа, которое попадает на рассмотрение совета директоров кооператива. Ничего из вышеперечисленного сделано не было: Качкаевы выдали займ втайне от пайщиков.

Надежда и Сергей

Впрочем, этим список допущенных супругами вольностей не ограничился. Заключив договор о займе, они не составили график погашения кредита и — самое главное! — превысили размер заявленной суммы. Деньги из «Взаимности» рекой потекли в «КАТО». Cуммы последующих займов варьировались от 60 тысяч до нескольких миллионов рублей. Более того! В 2004 году по решению Качкаева и уже с согласия пайщиков кредитный комитет исключили из органов управления кооператива несмотря на то, что это является нарушением федерального законодательства. Понятно, что такой шаг только развязал «кредиторам» руки.
По данным следствия, финансовые отчисления из «Взаимности» в «КАТО» производились на неделе по нескольку раз. И по-прежнему без ведома пайщиков. Поручителем по кредитам обычно выступал лично Сергей Качкаев. Либо займы выдавались под залог приобретаемого для «КАТО» имущества. Это были в основном техника и различные помещения.
Так продолжалось до тех пор, пока в сентябре 2008 года с началом ажиотажа вокруг финансового кризиса пайщики ПКВК «Взаимность» не ринулись в кооператив забирать свои сбережения. Неизвестно, сколькие смогли вернуть свои вклады, — точно можно сказать одно: в какой-то момент деньги в кассе закончились, и возмущённые пайщики отправились в милицию, писать заявления.
Стражи порядка начали проверку, по итогам которой в январе 2009 года в отношении Надежды и Сергея Качкаевых было возбуждено уголовное дело по статье 201-2 УК РФ «Злоупотребление полномочиями». С фигурантов были взяты подписки о невыезде.

Миллион слёз

Итоги расследования получились неутешительными. На момент возбуждения уголовного дела приблизительно 70% денежных активов ПКВК «Взаимность» находилось в займах «КАТО». В общей сложности за период с августа 2003-го по ноябрь 2008-го годов по решению Сергея Качкаева под различное обеспечение «КАТО» было передано около 154,5 млн. рублей. Только часть из них марёвская фирма вернула. В итоге сумма материального ущерба, который понесла «Взаимность», по данным следствия, составила около 149 млн. рублей!
Главные вопросы, которые сейчас мучают более 1200 пайщиков кооператива, признанных потерпевшими: куда исчезли миллионы и смогут ли они вернуть свои деньги? По словам Сергея Квасова, вклады отдельных пострадавших пайщиков достигали 9 млн. рублей. И это размер только основной части долга. Без процентов и пеней.     
На счетах «КАТО» следствие не обнаружило ни рубля: осенью 2008 года Надежда Качкаева в срочном порядке начала распродавать в фирме то, что можно было продать. Сергей Квасов уверен: полученные во «Взаимности» займы шли на развитие марёвского бизнеса Качкаевых, в котором было занято около 100 жителей райцентра.
— В ходе обысков нами была изъята бухгалтерия «КАТО» за период с 2005 по 2008 годы. Её данные сходятся с данными контрагентов, а это порядка 60 организаций, — говорит Квасов. — Среди них Пенсионный фонд, соцстрах, налоговая инспекция, поставщики оборудования и многие другие организации. В списке покупателей продукции «КАТО» числились как российские, так и зарубежные фирмы, работавшие в Италии и Испании. Все они подтвердили, что «КАТО» с ними работало, производило необходимые отчисления, платило налоги, занималось благотворительностью. Некоторые работники «КАТО» даже указывали на то, что им выплачивали зарплату в конвертах.
В общем, по мнению Квасова, всё указывает на то, что «КАТО» не было фирмой-однодневкой, а вело полноценную экономическую деятельность, занимаясь производством пиломатериалов и сборных деревянных конструкций. Об этом говорит и заключение экономической экспертизы, проведённой в рамках уголовного дела.
 
 Психология жадности

Показательно, что периодически продукцию «КАТО» возвращали в Марёво, признавая её бракованной. По словам Александра Токарева, который уже зимой 2004 года вышел из состава учредителей фирмы, стиль работы компаньонов не был ему близок. Токарев настаивал на том, что необходимо повышать качество продукции, квалификацию работников, закупать более современное оборудование и тем самым увеличивать число клиентов, но Качкаевы придерживались иной точки зрения. Успех своего дела они видели только в примитивном расширении бизнеса. Именно поэтому «КАТО» постоянно приобретало помещения под цеха, но в итоге только проигрывало, теряя и покупателей, и деньги.
Если следовать логике следствия, Качкаевы были простоватыми преступниками. Их, во-первых, подвела жадность. Многомиллионные активы «Взаимности», казалось им, не иссякнут никогда, а доверчивые вкладчики не перестанут нести деньги в кооператив. Положение могло бы частично спасти знание элементарных законов бизнеса. Но только у Надежды Качкаевой был опыт работы с деньгами: до своего появления во «Взаимности» она была служащей банка.
Супруг вряд ли был ей хорошим советчиком. Сергей Качкаев, похоже, вообще к жизни относился легкомысленно: был судим за злостное хулиганство, не менее десятка раз привлекался к административной ответственности за вождение в нетрезвом состоянии,  задерживался в пьяном виде на улице. А перспектива возможного финансового или экономического кризиса, видимо, находилась за пределом понимания обоих «бизнесменов».
Итак, единственным источником возврата средств пострадавшим пайщикам «Взаимности» по итогам рассмотрения уголовного дела в суде может стать только реализация арестованного имущества. Судом по ходатайству следователя был наложен арест на ряд объектов недвижимости, принадлежащих «КАТО». Среди них — жилой дом, цеха, склады и ряд других помещений. Также арест был наложен на квартиру, собственником которой является дочь Сергея Качкаева. 
Под арест попали также гаражный бокс и офис в Великом Новгороде и встроенное нежилое помещение в Саранске, где располагается один из филиалов «Взаимности». Судом была арестована кое-какая домашняя бытовая техника, принадлежащая Качкаевым.
Однако очевидно: даже если судебные приставы смогут реализовать арестованное имущество по максимальной стоимости, выручить от его продажи 149 млн. рублей невозможно. «Мы на случай возможного хищения полученных в кооперативе финансовых средств проверили материальное положение не только самих Качкаевых, но их ближайших родственников, и направили запросы во все контролирующие организации, — рассказывает Сергей Квасов. — Однако, например, из ответа Ростехнадзора следует, что никакой дорогостоящей техники на интересующих нас фигурантах не числится. Росфинмониторинг сообщил, что сомнительных финансовых сделок они не регистрировали. По данным Интерпола, за рубежом банковских счетов у Качкаевых нет».
Оперативники по разрешению суда на протяжении почти двух месяцев вели скрытое прослушивание телефонных переговоров обоих обвиняемых. Но никакой полезной для следствия информации получено не было.

Другая версия

Свой ответ на финансовый вопрос дает председатель правления кооператива «Взаимность» Михаил ШНЕЕРОВ, одновременно защищающий интересы пайщиков в суде. По его мнению, если бы следствие было проведено качественно, оно смогло бы найти и другие источники возврата средств.
— Мы проанализировали только часть бухгалтерской документации «КАТО» и обнаружили, что Сергей Качкаев брал из кассы фирмы наличные под отчёт и не возвращал их. Всего таким образом он получил свыше 50 млн. рублей, — говорит Шнееров. — Спрашивается, куда они исчезли? При этом нам известно, что Качкаевы отстроили себе современный коттедж в Лычкове (Демянский район. — Ред.), который затем оформили на подставных лиц. Нам, например, удалось найти фотографии, которые доказывают, что Надежда Качкаева жила в лычковском доме. Есть и ещё один вариант исчезновения денег. В ходе проверки, которую проводила в «КАТО» налоговая инспекция, было выявлено завышение понесённых фирмой убытков. Оно составило 5 миллионов рублей. В конце концов, похищенные деньги могли осесть на счетах за рубежом.
Как резюмирует Михаил Шнееров, следствие не сумело вскрыть истинную схему преступления и дало ненадлежащую оценку действиям обвиняемых. По мнению юриста, злоупотребление полномочиями для Качкаевых стало только способом хищения средств пайщиков «Взаимности», и преступление, которое совершили супруги, необходимо квалифицировать как мошенничество и отмывание денег. Председатель правления «Взаимности» направлял соответствующие жалобы как в прокуратуру области, так и в Генеральную прокуратуру России, но они не были удовлетворены.


МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА 

{thumbimage 150px 1}Андрей ЕФИМОВ, начальник отдела по надзору за оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельностью прокуратуры Новгородской области:
— В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда России мошенничеством действия Качкаевых можно было бы считать, если бы следствию удалось установить, что обвиняемые изначально не собирались возвращать полученные в ПКВК «Взаимность» займы, но из материалов дела следует обратное. ООО «КАТО» гасило проценты по суммам займа и основной долг. Более того, ни Надежде, ни Сергею Качкаевым денежные средства пайщиков кооператива не вверялись. Поэтому квалификация совершённого супругами преступления как злоупотребление полномочиями является обоснованной.
Что касается возможности возбуждения уголовного дела по факту отмывания денежных средств, то, согласно Постановлению Пленума Верховного Суда, в этом случае необходимо установить, что интересующие нас лица совершили финансовые операции или другие сделки с полученными во «Взаимности» деньгами. Но в ходе расследования доказательств этого добыто не было.
 
Елена КУЗЬМИНА

РЕКЛАМА

Еще статьи

Автомагазин Александра Яковлева обеспечивает жителей более 70 деревень товарами первой необходимости

Деревни ближние

и дальние на маршруте автомагазина Александра ЯКОВЛЕВА В автомагазин загружен еще теплый хлеб и батоны, другие товары, ...

Аккуратное счастье

К чему приводит идеальный порядок в шкафу?

Главный врач министерства

Исполнять обязанности министра здравоохранения Новгородской области будет Антонина САВОЛЮК. Она приступила к работе в ст...

НОВОСТИ Е-МОБИЛЕЙ НА IDOIT.RU —

В 2020 ГОДУ OPEL ВЫПУСТИТ ХЭТЧБЕК OPEL CORSA В ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ВЕРСИИ Разработка электромобилей — новый и стремительно ра...

Бежим и чистим

Что такое плоггинг и почему за него надо бороться

Воскресный поход

Выборы депутатов Думы Великого Новгорода пройдут 9 сентября Вчера, 19 июня, прошло внеочередное заседание Думы Великого...

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 17.04.2024 года