Четверг, 30 мая 2024

Информационный портал

Лента новостей

РЕКЛАМА

Кто видел в море корабли, не на конфетном фантике...

Морской центр капитана Варухина Н.Г. отметил 50-летний юбилей

Наши собеседники точно знают, что это — быть готовым к большой воде. Знают из опыта своего и своих воспитанников-курсантов. Передо мной два капитана, отец и сын: руководитель центра Николай ВАРУХИН и его заместитель — Аркадий ВАРУХИН. Непривычно: оба не в форме, но выправку не спрячешь. Говорят, прямо глядя в глаза собеседнику. Откровенно о том, что знают и что думают...

По программе «Квалифицированный матрос»

— На торжественной юбилейной церемонии прозвучало, что Новгородский КЮМ готовит проект по подготовке кадров в рамках реализации национальной технологической инициативы «Маринет». О чем идет речь?

Николай Варухин (Н.В.): Технологии меняются каждый день, и нам нужно поспевать за ними. Если на наших судах стоит усовершенствованное оборудование, соответствующее действующим требованиям, то вот в учебных классах теорию часто нечем подкрепить. Нужны симуляторы, создающие рабочие ситуации, что могут произойти в походах, — качка, шторм, заход в порт, шлюз, расхождение судов и так далее. Надеемся с помощью правительства области получить на эти тренажеры федеральное финансирование.

У штурвала Морского центра два капитана: Варухин-старший (слева) и Варухин-младший

— Насколько знаю, ваши образовательные программы стыкуются с учебными курсами мореходных училищ страны...

Н.В.: По этому пути мы пошли еще в советские времена. И как показала практика, правильно сделали. Многие наши выпускники, закончившие потом мореходку, говорили, что учиться там им было легко, потому что многое они уже знали и умели.

Мы поддерживаем контакты с ведущими морскими учебными заведениями, отправляем туда ребят по целевым направлениям. И до введения в России ЕГЭ десятки новгородских кюмовцев поступали. Теперь же приемные комиссии вынуждены на баллы за школьные экзамены обращать внимание, а не на реальную предпрофильную подготовку и желание пацанов идти на флот. Вот и получается, что не хватило одного-двух баллов, и отсеиваются мальчишки. А это неправильно.

— Сейчас в дополнительном образовании страны активно развивается такое направление, как кванториумы. Как вам кажется, не потеряются ли в погоне за этим новым технологическим обучением учреждения, подобные вашему?

Н.В.: А как вообще и с какого языка переводится «кванториум»? Я не совсем понимаю, чем призваны заниматься подобные организации. Сейчас сложно сказать, как массовое увлечение такими технопарками скажется на нашем направлении. Время покажет.

Аркадий Варухин (А.В.): Кванториумы должны быть, поскольку будущее действительно за робототехникой и IT-технологиями. Но при этом нельзя забывать и про другие виды технического развития детей. Да, стране нужны высокопрофессиональные инженеры, и есть смысл начинать их подготовку в кванториуме. Но сколько ребят за год пройдут там очень дорогостоящее обучение — 20—30 человек? А куда деваться остальным тысячам школьников, которые тоже мечтают достичь высот? В КЮМе мы обучаем ребят судовождению, электромеханике, рулевому делу, судомеханике, то есть даем предпрофессиональную подготовку по рабочим направлениям. Ведь ни одна гениальная идея ничего не стоит без продуманного и просчитанного её воплощения, которой и занимаются хорошо подготовленные, знающие свое дело рабочие. А вообще в настоящее время в нашем центре 12 учебных программ действует.

— Был период времени, когда в КЮМе 400 курсантов было. Сейчас их 700 человек. По-прежнему принимаете всех желающих?

А.В.: Да, никому не отказываем. И по-прежнему обучение у нас бесплатное. Но вы знаете, в течение учебного года отсеиваются ребята. Ленивые дети стали. И виноваты в этом во многом родители, педагоги. Не умеют и не хотят тинейджеры трудиться. В 80—90-е годы пацаны допоздна засиживались у нас — все изучали судовое устройство, стремились все на практике испробовать. А теперь их от гаджетов не оттащить. Но мы своим правилам не изменяем: и палубы курсанты драят, и вахту несут, и на камбузе работают. Кому не по нраву — уходят. Прокуратура регулярно проверяет, не слишком ли мы утруждаем учащихся. Не слишком. При-учать к труду нужно с малолетства.

— Любопытно, что среди ваших подопечных год от года все больше девчонок появляется...

А.В.: Ну, так они ничуть не хуже мальчиков осваивают премудрости морского дела, а порой и лучше. Но вообще увеличению курсанток есть объяснение. Государственный университет морского и речного флота имени адмирала С.О. Макарова, с которым мы давно сотрудничаем, предлагает направления, обучение по которым могут проходить и девушки. Это туризм, береговое хозяйство, управление, экономика и другие. И новгородские школьницы не упускают возможности поступить туда, тем более что мы выдаем целевые направления абитуриентам.

Доковый ремонт

— На последнем заседании Новгородской областной Думы поднимался вопрос выделения дополнительных бюджетных средств Морскому центру капитана Варухина на следующий год. На какие нужды?

А.В.: Раз в пять лет суда должны проходить докование, то есть осмотр, ремонт и покраску подводной части. Без этого они лишаются права выхода из порта. Учредителя о необходимости постановки кораблей в док в Санкт-Петербурге мы извещаем загодя — года за полтора точно, поскольку речь идет о больших суммах. Чтобы успеть привести в порядок судно к навигации, деньги необходимо иметь в первом квартале года. Но часто выделение средств затягивается. В итоге ремонт теплохода «Михаил Балабан» был завершен лишь к окончанию навигации. А ведь летом мы обязаны выполнить госзадание по плавпрактике — в этом году 350 курсантов в походах на деле закрепляли полученные умения и навыки по морскому делу.

Но с «Михаилом Балабаном» мы все же выкрутились — на нем в походе могут разместиться 20 курсантов, которых мы перебросили на другие два корабля. А вот в следующем году нужно ремонтировать наш флагман — теплоход «Господин Великий Новгород», рассчитанный на 40 курсантов в походе. На его докование требуется 12 млн. рублей! Если ремонта не будет, судно встанет на прикол. И если учесть, что оно возрастное, то через год можно будет говорить о невозможности его дальнейшей эксплуатации. Оно в металлолом превратится. Вот об этой сумме и шла речь на заседании областной Думы.

— Набрала в Интернете в поисковике: клубы юных моряков в России. Вышло всего около 20 названий...

Н.В.: В основном это кружки, не имеющие судов. В Советском Союзе движение кюмовцев насчитывало более трех миллионов человек — было 382 корабля на 500 клубов. В настоящее же время в России и десятка центров не наберется с судами. Вот такая арифметика.

А.В.: При этом цифры официальной статистики часто подтасовываются. Так, беседуем с коллегами из Архангельской области. Говорят, что у них два катера «Ярославец». Однако они не ремонтируются и давно уже на приколе. Ходить на них невозможно, и по-хорошему суда подлежат списанию. Но клуб намеренно не идет на это, поскольку тогда и в отчетах нужно будет отображать данный факт. Другой пример: на одном из совещаний рассказывает человек о 40 яхтах. Когда же детально его расспросили, выяснили, что это коммерческий клуб, члены которого выделили всего три яхты для обучения ребятишек.
Печально то, что в стране теперь днем с огнем не сыскать КЮМы. И то, что подтасовкой фактов зачастую занимаются не только чиновники, но и сами руководители детских центров.

В порту не значится

— А какова сейчас ситуация в зарубежных организациях морских кадетов? Возможно, экономический кризис и по ним больно ударил?

Н.В.: Не без этого, конечно. Однако подопечные Международной Ассоциации морских кадетов, в которую входят 19 стран, и по сей день находятся на полном государственном обеспечении. И только в России, которая тоже в составе ассоциации, это правило не действует.

Что же касается того, как обстоит дело в конкретных клубах, то приведу пример эстонского города Нарва. Евросоюз выделил три миллиона евро тамошнему детскому парусному клубу на обновление базы. Руководитель, к слову, русский человек, новое учебное здание построил, эллинги для ремонта, закупил шлюпки.

Так что в Европе даже в кризис не забывают о кадровом потенциале. А у нас...

— А у нас в России, по вашему мнению, не заинтересованы в кадрах?

А.В.: Нет, судя по тому, что происходит с КЮМами. Как-то во время Первой мировой войны адмирал Балтийского флота Николай Оттович фон Эссен в разговоре с другим адмиралом, Александром Васильевичем Колчаком, сказал, что флот нуждается в исключительно грамотных кадрах. Так вот это его высказывание и сегодня не потеряло актуальности.

Пока наши мореходки и высшие учебные заведения выдерживают планку и качественно готовят выпускников, которые востребованы во всех странах, имеющих флот. Но есть большая проблема с судостроительными специалистами, поскольку транспортные суда производим в очень ограниченном количестве, пассажирские никогда и не делали. Речной флот практически прекратил существование. Россия не строит суда и не закупает их за рубежом.

В связи с этим понятно, что и наши технологии устарели. Судостроительная верфь в компании «Hyundai» собирает вот такие танкеры (показывает на фотографию. — Прим. авт.), размер палубы которых — 400 метров, за три недели! Для сравнения: в нашей стране на военный корабль среднего класса уходит два года.

Н.В.: В советские годы каждое пятое судно, я не имею в виду ВМФ, ходило под флагом СССР, в каждом порту были наши корабли. Сейчас, если мы откроем интернет-приложение, которое в режиме реального времени позволяет отследить движение, увидим лишь единичные суда под флагом РФ. На Севере пока еще ПАО «Совкомфлот» держит свою флотилию. Но это капля в море...

Персональная ответственность

— За полвека у Новгородского КЮМа не раз бывали сложные времена, тупиковые ситуации. И тем не менее вы не отступили, не оставили дело, хотя ведь были выгодные предложения...

Н.В.: Помню, звали на ледокол, а это, по сути, домашнее судно в том плане, что в рейсе только зимой. Квартиру в Ленинграде обещали, а наша семья тогда в Новгороде в одной комнате ютилась. Потом еще было предложение взяться за создание КЮМа в городе на Неве. И я даже было согласился. Но у курсантов, когда им об этом объявил, в глазах была такая печаль, что не смог уехать и отказаться от них. О чем нисколько не жалею. Ну, куда я без КЮМа, своего коллектива и юнг!

А.В.: Ну а я вырос в клубе. Пошел по родительским стопам — получил морское образование, ходил в плавания. Затем занимался бизнесом. В 2001 году пришел трудиться в КЮМ. Тогда клуб развивал туристическое направление, и отец пассажирской службой занимался, где проблем было много. Я начал помогать наводить порядок. Вот с тех пор и не могу расстаться с КЮМом. Да и не хочу.

Да, работать с курсантами сложно. Но когда дети и родители тебя от души благодарят, понимаешь, что оно того стоит.

— И последний вопрос: о большой воде действительно мечтают романтики?

Н.В.: (отрицательно качает головой и звучно смеется...).

А.В.: У моряков суровые будни. Какая уж тут романтика. Как говорится: «Кто видел в море корабли, не на конфетном фантике, кого дерут, как нас драли, тому не до романтики».

Фото из архива Морского центра капитана Варухина


РЕКЛАМА

Еще статьи

Автомагазин Александра Яковлева обеспечивает жителей более 70 деревень товарами первой необходимости

Деревни ближние

и дальние на маршруте автомагазина Александра ЯКОВЛЕВА В автомагазин загружен еще теплый хлеб и батоны, другие товары, ...

Аккуратное счастье

К чему приводит идеальный порядок в шкафу?

Главный врач министерства

Исполнять обязанности министра здравоохранения Новгородской области будет Антонина САВОЛЮК. Она приступила к работе в ст...

НОВОСТИ Е-МОБИЛЕЙ НА IDOIT.RU —

В 2020 ГОДУ OPEL ВЫПУСТИТ ХЭТЧБЕК OPEL CORSA В ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ВЕРСИИ Разработка электромобилей — новый и стремительно ра...

Бежим и чистим

Что такое плоггинг и почему за него надо бороться

Воскресный поход

Выборы депутатов Думы Великого Новгорода пройдут 9 сентября Вчера, 19 июня, прошло внеочередное заседание Думы Великого...

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 29.05.2024 года