Сегодня четверг, 17 января 2019 года

Газета издавалась с 1838 года по 1918 год.
Издание возобновлено 29 декабря 1990 года.

«Золотой час» для вице-губернатора

Региональное здравоохранение пора лечить

Почему в Новгородской области один из самых больших показателей смертности в стране? Что ждать от реформы региональной системы здравоохранения? Станут ли не только поликлиники, но и само наше здоровье бережливыми? На эти и другие вопросы эксклюзивного интервью главного редактора «Новгородских ведомостей» Игоря СВИНЦОВА ответила вице-губернатор — заместитель председателя правительства Новгородской области Ольга КОЛОТИЛОВА.

— Ольга Николаевна, вы, чиновник Министерства промышленности и торговли России, немногим более года назад принимаете предложение Андрея Никитина и едете в небольшой небогатый регион возглавлять областные здравоохранение, социальную защиту и образование. А какие у вас были первые впечатления о состоянии новгородской медицины?

— Собственно, я уже ехала подготовленная. Потому что, когда в Минздраве и Рос-здравнадзоре я сказала, что уезжаю в регион вице-губернатором по социальным вопросам, мне был задан вопрос: «Ты куда?». А когда узнали, что в Новгородскую область: «Ты знаешь, что они на последнем месте по показателям смертности?». На что я, как любой оптимист, сказала: ну и хорошо — что ни делай, всё будет в плюс. Конечно, сразу стала изучать статистику, запрашивать у Минздрава дополнительные данные. Поэтому я понимала, куда еду.

— Наша статистика не лучший повод для оптимизма. Но за цифрами — конкретные люди. За год работы в регионе ваши впечатления изменились?
— Любое дело зависит от людей. Важно, чтобы в работе были свои лидеры. Если они есть, то можно горы свернуть. В свое время, работая в Минздраве, я много ездила с проверками по регионам. И всегда по первому впечатлению от людей, с которыми встречаешься, понимаешь, как обстоят дела. Собственно, по их глазам уже стразу все видно. Или это люди, которые хотят работать, или те, кому необходима дополнительная мотивация. Может, достаточно немного помочь, и у них все наладится. Есть люди, которые работать не хотят. Это видно уже с первых встреч. Лидеры в Новгородской области есть. Поэтому уверена, что наши лучшие показатели еще впереди.

— Могу предположить, что как министерский чиновник вы имели больше представления о том, как надо, а в регионе столкнулись с тем, как оно есть. И за год изменить медицину даже такой небольшой области невозможно.
— Я согласна, невозможно. Масштаб наших сегодняшних задач глобальный — очень сложно вытащить область с последних мест по здравоохранению. Причем другие регионы тоже не стоят на месте. Значит, нам нужно работать с опережением. И вот когда задумываешься о масштабе этих задач, становится, конечно, страшно. Но шаг за шагом двигаешься вперед.

— Наша область невелика, по населению она меньше любого округа Москвы. Может, это упрощает задачу?
— Нет. С Москвой вообще невозможно сравнивать никакой регион. Потому что там нет сельских территорий. А для системы здравоохранения село — это прежде всего вопрос доступности медицинской помощи. В начале года у меня появилась интересная статистика, которая, признаться, удивила. По России в целом в городах живет 74,4% населения, по СЗФО — 84%, в Карелии — 80%, в Мурманской области — 92%, в Новгородской — 71%, примерно такой же показатель и в Псковской. Вот мы с соседями многие годы на последних местах по здравоохранению, в том числе из-за доступности медицины на селе.

— Вы имеете в виду показатель смертности. Может, не только в доступности лечения дело? У нас стареющее население, например. Есть и другие факторы, из которых складывается этот печальный результат. И вообще, только ли в медицине дело?
— Спасибо за вопрос. На самом деле есть два понятия. Есть здоровье нации в целом, а есть здоровье конкретного человека. Когда пациент приходит к врачу, тот разбирается с конкретным случаем. А когда мы говорим о принятии управленческих решений, мы имеем в виду здоровье нации в целом. Еще в 1970-х годах одним из основоположников науки о социальных основах здравоохранения академиком РАМН Юрием Павловичем Лисицыным было установлено, что здоровье населения зависит от нескольких факторов: на 50% — от условий и образа жизни, на 20% — от загрязнения внешней среды, в том числе качества питьевой воды, на 20% — от генетики и на 10% — от состояния системы здравоохранения. Понятно, что мы никогда не уменьшим уровень смертности без полного вовлечения населения в этот процесс. Пока люди не начнут сами заботиться о своем здоровье и вести здоровый образ жизни, мы всегда будем иметь такие итоги. И вот здесь у нас есть проблема.

— Кто же будет спорить, что питьевая вода должна быть как минимум безопасной для человека.
— Качество нашей воды меня просто поразило. Недавно в одном из районов проходило заседание правительства. В перерыве нас чаем угощали. Налили кипятка в чашку, хорошо, не успели чайный пакетик положить. А вода по виду — можно и не заваривать. И люди эту воду постоянно пьют. Поэтому здоровье населения — это комплексная задача, а само здравоохранение лишь малая ее часть. Ведь как работает страховая медицина в тех же США. Не пришел на ежегодную диспансеризацию, лишился страховки на следующий год. Появился лишний вес, первый вопрос врача — что вы сделали, чтобы похудеть? И чем больше вы сами допускаете рисков своему здоровью, тем больше это отражается на страховке. Согласитесь, если вы пьете, курите, ведете малоподвижный образ жизни, а потом предъявляете претензии врачу — это странная постановка вопроса. И это вообще российская проблема. Мы больше заботимся о своих автомобилях, чем о себе. Машину регулярно сдаем на техобслуживание, а на себя то ли времени нет, то ли лень или боязнь узнать, что больны. И тут надо влиять на причины, почему люди не ходят на диспансеризацию. «Пока не болит — я здоров» — ложный вывод. Запущенную болезнь сложнее лечить.

К сожалению, у нас пока очень большая смертность среди трудоспособного населения — 670 случаев на 100 тысяч населения. Президентом поставлена задача к 2024 году снизить этот показатель до 350.

— Но это вопросы не одного-двух и даже не десяти лет. Это условия воспитания нового здорового поколения. Люди, живущие сегодня в области, болеть пока меньше не станут. А у регионального здравоохранения далеко не бездонный бюджет. Что делать сегодня?
— Работать. Во-первых, уже с прошлого года мы начали привлекать серьезные федеральные средства на ремонты лечебных учреждений, на мобильные медицинские комплексы. Вошли в программу по дистанционному мониторингу давления. В этом проекте примут участие до 800 человек. Это очень важно, поскольку у нас самый большой процент смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. У нас региональный сосудистый центр расположен в Великом Новгороде, первичные — в Боровичах и Старой Руссе. Сейчас есть понимание, даже на уровне Минздрава России, что и первичные центры надо превращать в региональные: насыщать их медицинским оборудованием, специалистами, чтобы уже там можно было оперировать пациентов. Чтобы соблюдалось правило «золотого часа» — время от ухудшения самочувствия до оказания медицинской помощи.

— А изменится ли административная часть здравоохранения области?
— Её надо менять, и мы будем ее менять. Для того чтобы сократить управленческий аппарат, мы переводим всю систему в 1С, создаем единую бухгалтерию, сделаем централизованными госзакупки. Пока они централизованы лишь в части льготных лекарств, а для ведения лечебного процесса медикаменты закупаются самими больницами. Целесообразно делать общие закупки на регион. Во-первых, чтобы точнее прогнозировать потребность, во-вторых, чтобы снижать цену. Это один из механизмов уменьшения затрат и получения дополнительных средств на развитие системы в целом.

— Сегодня все чаще говорят о грядущей реформе нашего регионального здравоохранения. Что вы о ней можете сказать?
— Есть проект по совершенствованию системы здравоохранения и социальной защиты. Пока мы разработали его с перспективой на 3 года, но далее увеличим период до 6 лет. Это проект на стыке социалки и здравоохранения. Прежде всего, необходимо увеличить продолжительность жизни в области до 80+, а здоровой жизни до 67 лет. Нам надо добиться активного долголетия. Не протягивать старость, а увеличить период молодости. Это опять вопрос популяризации здорового образа жизни.

Есть проект по анкетированию населения. В июле мы должны получить его методики. В зависимости от результатов анкетирования появятся разные группы людей для предоставления разной помощи. Кому чаще, кому реже необходимы помощь соцработника, внимание врача на дому или в больнице. Пока опробуем это в пилотном режиме.

Причем все изменения мы намерены согласовывать с жителями. Каждое наше решение будет доступно и для медиасферы. Мы готовы разговаривать, обсуждать, рассказывать, что мы собираемся делать в каждой больнице. Главное, что реформирование должно проходить без сокращения объема медпомощи, но с повышением её качества.

— Как вы оцениваете реализацию проекта «Бережливая поликлиника»?
— Думаю, что он состоялся. В прошлом году в нем участвовали две поликлиники, в этом — уже 26. Главное в проекте — вовлеченность медиков в этот процесс. Они сами делали свою поликлинику бережливой. Сами осмысливали все процессы, понимали, к чему хотят прийти. Это не навязывание новых стандартов. Медики сами их разрабатывали, ходили с секундомерами, представляя себя пациентами. Каждый случай проработали. Поняли, что нужно поправить, чтобы больной тратил меньше времени в лечебном учреждении. Иногда эффект скрыт даже в мелочах. Например, в процедурном кабинете передвинули столик с пробирками ближе к медсестре — убрали постоянную необходимость в трех лишних шагах, а пациенту сократили время пребывания. Покажется, что ерунда, а сколько таких мелочей. И медперсонал все это менял сам.

— Кто им раньше это мешал делать?
— Никто не мешал. Но очень часто мы попадаем в плен к привычному, и только от внешнего толчка мы что-то для себя переосмысливаем.

— А как вы оцениваете уровень подготовки специалистов-медиков нашим университетом?
— В прошлом году для них была запущена аккредитация на специальных манекенах с созданием ситуаций, максимально приближенных к реальным. Серьезный и честный экзамен, и наши выпускники очень достойно его прошли. Но надо понимать, что институтские знания и практика — это разные вещи. Только с опытом приходит самое главное — понимание пациента.

— А у вас есть понимание, как остановить отъезд специалистов из региона?
— Я понимаю, что молодежь стремится в большие города, им кажется, что там можно взлететь по карьере. Можно. Но это громадный труд. И те, кто переезжает в большой город, должны понимать, что они будут «пахать» с утра до ночи. Другого там не дано вообще. Вы забудете о своей личной жизни, друзьях, свободном времени. У людей, попадающих в большой город и нацеленных на карьеру, жизнь складывается по ежедневной формуле: дом — дорога — работа — дорога — дом. Поэтому многие, попадая туда, разочаровываются. А хорошим специалистом можно стать и здесь. Не обязательно быть лучшим вообще. Нужно быть лучшим в конкретное время в конкретном месте.

— Что бы вы хотели пожелать медикам в их профессиональный праздник?
— Сначала думала, что пожелаю стабильности, но нет, хочу пожелать развития. Я хочу пожелать не бояться этого развития. Оно возможно, лишь когда мы выходим за рамки своего комфорта. А всем новгородцам — заботиться о своем здоровье, быть приверженными здоровому образу жизни.

РЕКЛАМА

Еще статьи

Рецепт прокурора Гуришева

Коррупцию излечат профессионализм и порядочность

Сергей СОРОКИН

«Я сюда приехал не из любопытства»,

или Почему разговоры, не имеющие результата, — это издевательство над народом

Государь зимы седой, старец древний с бородой

Дед Трескун вас в гости ждёт. Он пришёл — зима идёт!

Включить. Выключить

С 1 января Новгородская область будет смотреть 20 федеральных телеканалов в цифровом качестве бесплатно

«Я — прежде всего врач»

Атмосфера в больнице должна быть здоровой

Метры и сотки

За десять лет услугами Росреестра воспользовался каждый третий новгородец

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 16.01.2019 года
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

ФОТОГАЛЕРЕЯ