Пятница, 15 октября 2021

Информационный портал

Лента новостей

РЕКЛАМА

Сильная доля Александра Осипова

В этом году Александру Осипову исполнилось бы 98. Судьба отмерила ему вдвое меньше.

В этом году Александру Осипову исполнилось бы 98. Судьба отмерила ему вдвое меньше.

Фото: Надежды МИТЮШЕВОЙ

В боях под Старой Руссой будущий первый профессиональный композитор народа коми, создатель национального песенного репертуара получил тяжёлое ранение. О музыкальной карьере можно было забыть. С обездвиженной рукой, негнущимися, искорёженными пальцами не играют. Ему было 19. Музыка была его мечтой. Однажды она уже спасала его...

Когда заболела мама, растившая детей одна, Сашу определили в детдом. Вне семьи он превратился в сорвиголову — срывал уроки, обижал младших. Его перевели в другое учреждение, слывшее образцовым и подходящим для перевоспитания. Там, в Усть-Куломе, случилось маленькое чудо: в 13 лет Саша уже дирижировал струнным оркестром. О юном таланте писала республиканская печать: корреспондент из Сыктывкара, оказавшийся на концерте для районных депутатов, особо выделил оркестр под управлением Осипова, исполнивший «Марш весёлых ребят», «Венгерский танец», народную композицию «Шондібанӧй».

Его интерес и способности к музыке разглядела старшая пионервожатая Елизавета Выборова, преподававшая несколько предметов, в том числе и пение. Доверила ключ от кабинета с музыкальными инструментами. Учился Саша быстро. Много читал — очень увлёкся книгами о великих композиторах.

1 сентября 1938 года, Сыктывкар, Саша Осипов учится в школе и занимается по классу скрипки.

1 сентября 1939-го, Вологда, музыкальное училище. В письме в родное село Сторожевск маме Дарье Яковлевне чаще всего поминает ботинки: прохудились совсем.

Март 1941-го, он становится руководителем струнного оркестра Ансамбля песни и пляски Коми АССР.

Лето — концерты на призывных пунктах.

Октябрь — он уходит добровольцем на фронт.

7 ноября — курсант Архангельского военно-инженерного училища Александр Осипов принимает воинскую присягу.

Он был рядовым на этой всенародной войне. Какое ещё звание могло быть у юноши, не имевшего законченного образования? Семь классов школы, один курс музыкального училища — всё.

В 1942 году красноармеец Осипов участвовал в операции в районе Демянска, затем батальон занял позиции по южной границе Рамушевского коридора, в районе села Залучье. Батальон нёс потери, выполняя боевую работу под огнём противника, сталкиваясь с фашистами, делавшими вылазки в наши тылы. Но на войне опасен и случайный, неприцельный выстрел.

31 июля стало последним днём музыканта на фронте. Медсанбат, передвижной полевой госпиталь, ближайший эвакогоспиталь, потом ещё... Вердикт вынесли медики в Кирове, где специализировались на ранениях грудной клетки, в том числе с поражением верхних конечностей, как у Осипова, — к военной службе не годен.

Он продолжил учёбу: Саратовское музучилище, Горьковская консерватория. Кто знает, чего ему стоило разработать искалеченную руку, приспособить, заставить её слушаться, чтобы не просто играть, а исполнять сложные вещи на профессиональном уровне? Он же и музыкальными коллективами руководил, и преподавал, и концертмейстером был. Да и собственные песни, он же их сочинял за роялем.

Но скрипка, увы, была недоступна. А он так любил этот инструмент. С детских лет. Мечтал о карьере скрипача. Божьей милостью он один был как оркестр: играл на балалайке, на баяне. Что попало в руки, то и заиграло.

У коми поэта Серафима Попова есть поэма «Лунная соната», которая появилась только потому, что он видел, как играл Осипов. Это незабываемо: пальцев нет, а звучит чистая, гениальная музыка.

Осипов разработал собственную технику для своей левой руки. «Как можно удерживать октаву, если только один палец рабочий, а остальные — полусогнутые и неподвижные?» — это всегда изумляло музыкантов. А вот так — и единственным действующим большим пальцем, и прижатым к нему указательным, и ребром ладони, и чем-то ещё, что жило внутри него.

В мирное время судьба вновь свела Александра Георгиевича со Старорусским краем: будучи членом Союза композиторов СССР, популяризатором хорового пения, он приезжал в Руссу, проводил семинары. С той же целью посещал и Боровичи. А выяснилось, что бывал на нашей земле такой красноармеец и такой композитор, буквально недавно.

Надежда МИТЮШЕВА, известный в Сыктывкаре человек — краевед, журналист, эксперт-консультант Центра музыкального наследия имени А.Г. Осипова — обратилась в Музей Северо-Западного фронта, желая поделиться имеющимися у неё сведениями, а заодно узнать что-нибудь новое о своём выдающемся земляке. Ведь Надежда Павловна пишет книгу о нём.

Сам Александр Георгиевич, будучи человеком очень скромным, мемуаров не оставил. О том, что был на войне, вообще не рассказывал. Разве что нечаянно мог обронить. Спросят его: «Откуда у вас такая техника исполнения?». Улыбнётся: «Из-под Старой Руссы». — «А почему оттуда?» — «Воевал...».

В мирной жизни у него тоже было поле сражения. Это — культура, национальное возрождение. Музыковеды отмечали в его творчестве необыкновенный мелодизм. Но самого Осипова всесоюзная известность едва ли беспокоила. Он писал музыку на стихи на родном языке, собирал и обрабатывал народные песни. Добрая половина из его 120 песен написана на стихи фронтовиков Василия Елькина и Анания Размыслова. Но они не о войне — о жизни, о любви, о родных просторах.

Свой человеческий подвиг он совершил не на войне. Но этот подвиг сродни тому, что совершил легендарный лётчик Алексей Маресьев, сбитый во время Демянской операции в том же 1942-м. Оставшись без ног, он смог встать на ноги, смог снова летать. Он не мог без неба. Александр Осипов не мог без музыки.

Александр Осипов ушёл почти полвека назад. В последние свои годы музыки он не сочинял.

— В это время он написал диссертацию, которую не успел защитить, — рассказывает Надежда Митюшева. — Название звучит очень современно: «Музыка в информационной войне (статистика, социологическое исследование)». Его глубоко волновало, что школам недостаёт профессиональных учителей пения. Его любимая фраза: «Дети так же любят петь, как и играть в футбол». Как мог, содействовал возрождению хорового пения. Такое впечатление, будто он предвидел, что на смену традиции придёт «андерграунд». Я думаю, ему тяжело было бы видеть разрушительные последствия перестройки. Впрочем, пару лет назад у нас в стране было воссоздано хоровое общество.

Последние годы недолгой жизни Александра Осипова прошли в Москве. Там он закончил аспирантуру консерватории, защитил в 1965 году диссертацию на тему «Песни народа коми», стал кандидатом искусствоведения. И писал в высокие инстанции письма с просьбой о «маленькой комнате для работы». Удивительное дело, но и в Сыктывкаре ему не обещали даже скромную жилплощадь. «Право заниматься музыкой я не только заслужил, потому что имею высшее образование, но и завоевал с оружием в руках, став инвалидом войны», — вынужден был напомнить Александр Георгиевич. Помогли ходатайства заведующего кафедрой хорового дирижирования Московской консерватории Клавдия Птицы: Осипова поселили в «композиторском доме» в центре Москвы. Его соседом по лестничной площадке был Шостакович.

Страна — не площадка. Зачастую мы почти ничего не знаем о наших соседях — других народах. Но если перевести с коми на русский стих о войне, то мы — одно целое. По просьбе Надежды Митюшевой сыктывкарский поэт Владимир Цивунин перевёл стихотворение Геннадия Юшкова. В нём есть Старая Русса. И написано оно под впечатлением от общения автора с композитором-фронтовиком Осиповым.

Когда война нас призвала,

Был жаркий день, томилось лето.

А позже — справка в дом пришла,

Что без вести пропал я где-то.

Но не бежал я в трудный час,

В плен не попал и не сдавался.

Шёл бой за улицу. Из нас

Никто в живых там не остался.

Я помнил мать, я помнил дом,

И враг мою не видел спину.

Так что ж война своим крылом

Пропавших всех метёт едино?

Мне не до горечи обид,

Уж надо мной земля сырая,

А вот душа — ещё летит,

Летит в пределы Коми края.

Как птица, сделав перелёт,

Одна покружит в светлой грусти.

И снова к западу уйдёт,

К могиле павших в Старой Руссе.

РЕКЛАМА

Еще статьи

После Сталинграда в отпуск к нам приехал отец. Пошли фотографироваться.

Детская «гастроль»

Во время эвакуации Люда Соловьёва выступала с концертами во фронтовом госпитале

Алексей Петрович Петров.

Жизнь на кончике штыка

Во время войны старый солдат спас внуков от смерти

Последний раз ветеран был на родине в год 70-летия расстрела односельчан.

Правда Аркадия Правдина

В 8 лет его вели на расстрел, в 80 ему пришлось доказывать, что ему это не приснилось

Герои-танкисты (слева направо) Платицын, Телегин, Томашевич, Литвинов.

«Было очень светло»

Таким запомнился командиру танкового батальона поздний вечер в деревне Кшентицы

Почти четверть века (1959–1983 гг.) Шараф Рашидов руководил Узбекистаном.

Первый орден политрука Рашидова

Будущий главный коммунист Узбекистана храбро сражался под Старой Руссой

Миша Свердлов, 17 мая 1941 года.

«Дединька! А здесь бомбёжки есть?»

Первые уроки истории будущего исследователя истории Древней Руси и Великого Новгорода Михаила Свердлова

РЕКЛАМА

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 13.10.2021 года

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА