Сегодня среда, 19 декабря 2018 года

Газета издавалась с 1838 года по 1918 год.
Издание возобновлено 29 декабря 1990 года.

Из реальности в виртуальность

Фото: Владимира МАЛЫГИНА

перенёс старорусскую водонапорную башню новгородский предприниматель

Роман ПЕТРОВ — «Предприниматель года» в номинации «Лучшее предприятие в сфере инновационной и научной деятельности».

И заодно — доктор физико-математических наук, профессор кафедры проектирования и технологии радиоаппаратуры НовГУ. «Вот там, справа от вас, небольшой набор патентов, итог научной деятельности нашего предприятия», — говорит он. И явно скромничает: на стене — около тридцати патентов, причём это не все. Сейчас предприятие создаёт платформу виртуальной реальности для Старой Руссы.

— Роман, основная специализация вашей компании — разработка магнитоэлектрических устройств. Как вышло, что вы вдруг занялись виртуальной реальностью?

— Как вы знаете, в НовГУ сменился ректор. Он привёл с собой новую команду активных и талантливых людей, которые не просто работают, но и помогают другим. В начале года я познакомился поближе с проректором по научной работе и инновациям. Собственно, с его легкой руки мы и стали работать над этим проектом. Была идея как-то поддержать Старую Руссу, привлечь туда туристов. Кстати, я бы не сказал, что тема для нас совсем новая. Виртуальной реальностью мы интересовались и раньше. Более того, мы могли бы предложить рынку свой шлем виртуальной реальности, но пока не хватает ресурсов на производство.

— Что представляет из себя ваша программа?

— Она разбита на три модуля. Сначала мы попадаем просто в болотистую местность, где в будущем должен появиться город Старая Русса. Следующий этап переносит нас вперёд во времени, и тут уже строится водонапорная башня. Затем — 1941 год, когда её атаковали фашисты. Конечный этап — это современная Старая Русса. Наша идея была в том, чтобы создать не просто виртуальный музей. Мы попытались смоделировать игровую ситуацию. В виртуальной реальности пользователям предлагается найти некие артефакты. Не буду раскрывать подробности, но скажу, что это — целое приключение. Мои разработчики очень удачно потрудились и добились своего рода прорыва. До нас никто ещё не пытался смоделировать в виртуальной реальности тело, ограничивались запястьями. У нас будет видно всего путешественника во времени и аппарат, на котором он перемещается. Я думаю, многие захотят воспользоваться программой хотя бы ради того, чтобы увидеть это, а потом уже заинтересуются и самой башней.

— Как вы переносили башню из реального мира в виртуальный?

— Существуют программы, в которых создаются трёхмерные модели и облекаются материалами. Чтобы подобрать текстуру, цвет, мы ещё в мае выезжали в Старую Руссу, проводили там фотосъёмку, набирали материал. Но я бы не стал утверждать, что наши трёхмерные модели на сто процентов соответствуют реальности. Когда вы смотрите на монитор, фотография там немного отличается от того, что есть в реальном мире. Примерно так же — в шлеме виртуальной реальности. Тем не менее получилось, как мне кажется, достаточно правдоподобно. Кроме того, когда надеваешь шлем, организм немного перестраивается. Это отчасти похоже на сон. Ты, с одной стороны, понимаешь, что стоишь посреди какой-то комнаты и на тебе надет шлем. Но если от этого абстрагироваться, ты переносишься в Старую Руссу, видишь водонапорную башню. Можно походить вокруг неё, зайти внутрь. Мы не сделали возможности подниматься вверх, но, может быть, на втором этапе добавим и такое.

— А будет второй этап?

— Проект виртуальной реальности рассчитан на полтора года. На первом этапе мы брались сделать программу, которая показывает возможности мира виртуальной реальности, и часть работы по созданию наполнения башни. Второй этап — создать конечный вариант программы и продемонстрировать её в центрах молодёжного инновационного творчества. Первую часть программы мы заканчиваем, уже готов демонстрационный образец. Мы с ним ездили в Старую Руссу, демонстрировали его культурному сообществу. Там не стали отрицать новизну проекта, но дали много критики, и это помогло. Нам подсказали, какой был ландшафт в старину, как что выглядело на местности, какой была площадь, дали картинки, старое видео, исторические материалы. Мы учли замечания и успели за последнюю пару месяцев серьёзно переработать программу.

— Ваша цель, как я понимаю, — привлечение туристов?

— Да, это — основная задача. Я всё-таки директор малого предприятия, мне надо зарабатывать деньги. Виртуальная реальность для нас — это неплохой шанс пробиться в туристическую индустрию. Сейчас людям не хватает всей полноты информации. За рубежом про Старую Руссу вообще не слышали. Значит, мы должны об этом говорить так, чтобы заинтересовать туристов, а интерес просыпается в игре. Поэтому мы и сделали игру, нацеленную на иностранных туристов.

— Как всё будет выглядеть в деле? Стойки со шлемами виртуальной реальности появятся в музеях?

— Хороший вопрос. Мы сначала хотели установить такую точку внутри самой башни. Но чтобы до неё доехать, нужно сначала самолётом добраться до Москвы, потом поездом — до Новгорода, автобусом — до Старой Руссы... Это очень долгий путь. Мы решили сделать так, чтобы владельцы виртуальных комплектов могли сами посмотреть на башню.

— То есть приезжать в Новгородскую область не обязательно?

— Нужен только шлем виртуальной реальности. Неважно, где ты: в Китае, в Америке или в Европе. Ты его надеваешь — и попадаешь в Старую Руссу. Пока мы распространяем свою программу бесплатно. Она уже выложена на различных сайтах, есть отзывы. Я рассчитываю, что со временем мы будем брать за неё деньги. Пока просмотров ещё не очень много, но специалисты отмечают очень хорошее качество работы. Все хотят, чтобы мир внутри программы был шире.

— И что дальше?

— Нам нужно ещё полгода работы. Грант Фонда содействия инновациям, который мы получили, не обеспечивает всю разработку по финансам, и мы вынуждены вкладывать свои собственные деньги. В этот проект вовлечены 34 разработчика. Мы успешно сотрудничали с музыкантами, сценаристами, менеджерами, программистами. Кроме того, мы закупили технику, приобрели шлем виртуальной реальности самой последней модели. Он только-только вышел, и мы сразу его выхватили. У него разрешение — в два раза больше, чем у предыдущих образцов, и в нём нет эффекта укачивания. Всё это было очень затратно. Но я рассчитываю все-таки закончить программу. Если будет достаточный интерес, мы готовы сделать такие же программы и для других достопримечательностей: для памятника «Тысячелетие России», для церквей Великого Новгорода.

— А ещё какие-то разработки планируете?

— Мы хотим ещё попробовать работать с дополненной реальностью. Очки дополненной реальности уже продаются, и это открывает перед людьми фантастические возможности. Можно, к примеру, отказаться от компьютера и набирать текст в этих очках, обрабатывать в них файлы, смотреть фильмы, играть в настольные игры. Я думаю, в ближайшие пять-десять лет интерес к дополненной реальности будет только расти. В промышленности ей тоже найдётся применение. Сегодня уже есть примеры, как рабочие в очках дополненной реальности без ошибок собирают изделия, не используя чертёж. На конвейерных производствах это может пригодиться. Если же говорить о Новгородской области, нам развитие сферы высоких технологий могло бы помочь вырваться вперед. У нас нет ни нефти, ни газа. Какой ресурс мы можем продавать? Выход — развивать производственные технологии, делать их лучше, чем во всем мире, думать, как выйти на международный рынок.

— Вы не только занимаетесь бизнесом, но и преподаёте. Насколько сейчас молодёжь интересуется новыми технологиями?

— Если я скажу, что тема всех увлекает, это будет и правдой, и неправдой. Лучшие новгородские ребята поступают в Москву и Санкт-Петербург. Тем не менее тех, кто пришёл ко мне на кафедру, я оцениваю очень хорошо. Тут ещё такой момент: у нас в регионе долгое время было всё плохо с преподаванием физики, поэтому сложнее заинтересовать ребят и чему-то научить. Сейчас контингент у нас подобрался достойный. Требования к ребятам жесткие, и на втором курсе примерно треть уходит, не выдержав. Однако те, кто остался, успели себя зарекомендовать. Шесть человек с моей кафедры подали заявки на всероссийский конкурс «IT-прорыв», пять из них получили призы. Сейчас будет «УМНИК», на который я подготовил двух человек. Меня очень радует целеустремлённость, с которой студенты подходят к занятиям.

РЕКЛАМА

Еще статьи

Дизайнер Елена Агафонцева всегда знает, что в тренде

В гармонии с платьем

Новгородский дизайнер представила свою философию на Неделе моды в Москве

21.11.2018 / PDF / Моё дело

Суждения Николаева о развитии туризма бывают резки, хотя аргументированы

Теория струн по-мстински

Что получится, если соединить рафтинг и окаменелости

14.11.2018 / PDF / Моё дело

Гончарные круги Андрея Кудрявцева крутятся по всей России

Движение по кругу

Как не спечься и раскрутить гончарный бизнес

31.10.2018 / PDF / Моё дело

Кашпо для цветов Юлия с мужем начали выпускать совсем недавно

Очнулись — гипс

Как ремонт в квартире помог запустить производство

24.10.2018 / PDF / Моё дело

Иван ШУЛЬЖЕНОК

Скажите «сыр»...

— Фермерствую я всего один год. Направление сыроделия выбрал целенаправленно. И не прогадал. Производство рентабельное

10.10.2018 / PDF / Моё дело

Дмитрий Романов продал музеям перьев на сумму почти 6 млн. рублей

Гусиные перья для Медведя

Финансовый аналитик из Санкт-Петербурга переквалифицировался в новгородского фермера и заработал на сувенирной продукции

26.09.2018 / PDF / Моё дело

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 12.12.2018 года
РЕКЛАМА
ФОТОГАЛЕРЕЯ
РЕКЛАМА