Сегодня понедельник, 16 декабря 2019 года

Газета издавалась с 1838 года по 1918 год.
Издание возобновлено 29 декабря 1990 года.

Магазинчик сродни музею

Украшения самой сувенирной лавки должны цеплять глаз, уверена Ирина Медведева

Украшения самой сувенирной лавки должны цеплять глаз, уверена Ирина Медведева

Фото: автора

Почему с Великого Новгорода можно брать пример по развитию сувенирного бизнеса другим туристическим городам

Представить Великий Новгород без сувенирных магазинчиков и ларьков невозможно. Поделки местных мастеров с удовольствием покупают не только туристы и гости города, но и жители.

Однако сейчас продажу сувенирной продукции отнести к золотой жиле не получится. По словам предпринимателя Ирины МЕДВЕДЕВОЙ, более двадцати пяти лет занимающейся производством и реализацией берестяных изделий, спрос на сувениры у населения начал падать около трёх лет назад. Отчасти это притормозило развитие семейного предприятия. Впрочем, в продаже авторских работ она видит не только коммерческую, но и просветительскую составляющую.

— До открытия своего дела я 15 лет проработала в Новгородском объединённом музее-заповеднике. Он многое определил в моей жизни, там я многому научилась. Пришла в музей экскурсоводом, а через несколько лет стала хранителем фонда живописи, графики и миниатюры. Моими учителями были Наталья Владимировна Гормина, Светлана Ивановна Ишкова. Наталья Солодкова сделала многое для того, чтобы моя дочь Наталья стала студенткой Санкт-Петербургской академии художеств. Помню каждого, с кем работала эти годы, — экскурсоводов и научных сотрудников отделов. Я — коренная новгородка, поэтому когда вела экскурсии, никогда не забывала сказать о каких-то личных моментах. Например, что в церкви Благовещения на Городище венчалась моя бабушка. И я до сих пор остаюсь музейной дамой.

— Поясните, пожалуйста.

— Когда мы организовывали свой магазин сувенирной продукции — а он, кстати, расположен не на туристической тропе, — старались главным образом для новгородцев. Чтобы население, наши предприятия покупали у нас подарки. Люди не разучились видеть красоту предметов народного промысла, понимать, сколько труда умельцами в них вложено. Посетители нашего магазина никогда не перепутают гжель с хохломой. Берут в руки берестяные изделия, гладят их, чтобы почувствовать тепло, благодарят даже. Но в последние годы чаще ставят их обратно на полку, мол, будут лучшие времена, тогда и купим. По моему мнению, в салоне должна присутствовать музейная атмосфера. Сувенирные лавочки — это всегда украшение города.

— А в какой момент сувениры вас стали занимать больше, чем музейные экспонаты?

— В 1990-е годы музею разрешили заниматься деятельностью по организации сувенирной торговли. И его администрация решила, что у меня это получится. Мне нравилось общаться с людьми. Для меня это — самое милое дело. Правда, бухгалтерия — совсем не моё. Первый художественный салон открылся в музее деревянного зодчества «Витославлицы». Брали продукцию новгородских мастеров, прекрасно шла крестецкая строчка. Спрос был огромный. А потом и московские предприниматели начали привозить нам свои изделия.

— Почему из музейной дамы вы всё-таки решили переквалифицироваться в бизнесвумен?

— Пожалуй, захотелось больше свободы. Музей как государственное учреждение всегда предполагает некие рамки. В какой-то момент почувствовала себя самостоятельной. К тому же в тот период жизни мой супруг, который прежде никак не был связан с народными промыслами, увлёкся производством берестяных изделий. Познакомился с человеком, у которого была мастерская во Дворце культуры профсоюзов (сейчас это Дворец культуры и молодёжи «Город». — Прим. автора). Ходил вместе с ним в лес за берестой. Так и начался наш бизнес. К слову, первый берестяной поясок, сделанный руками мужа, я сохранила.

— Как формировалась ваша артель?

— Её ядро образовалось больше двадцати лет назад. Многие новгородцы, потеряв работу на предприятиях, пытались найти себе занятие, чтобы материально поддерживать свои семьи. Среди них и оказались те, кто вышел на сувенирный рынок и кто сейчас работает в домиках-ларьках рядом с кремлём. Они для меня — герои. И вопрос тогда не стоял: страшно или не страшно уходить в свободное плавание? Нужно было что-то зарабатывать. В нашу мастерскую приходили и инженеры, и учителя. А первой к нам с супругом присоединилась моя подруга Ирина Андреева, в народе про таких говорят — рукастая. Потом её сестра, оставшаяся без работы, попросилась к нам. Так команда поступательно и сложилась. И сейчас удержаться на плаву можно только совместно.

— А какие были трудности на первом этапе развития вашего бизнеса?

— Работали все на дому, а это тяжело. По-этому мы начали искать место под мастерскую на условии аренды. Нашли площадь в подвале, чтобы дешевле было. Отремонтировали его, даже окна немного расширили. Но однажды я приехала туда и увидела, как мои мастерицы из-за отсутствия достаточного света вынуждены сидеть, сильно наклонившись. Мне от этой картины даже нехорошо стало. Выходим на улицу, и я своему супругу говорю: «Ваня, нельзя так. Давай искать что-то другое». Подходящее помещение с большими витражами потом нашли в здании Общества слепых. Появился свет, а с ним и радость. Спустя время создали мастерскую на своей площади.

— В чём, по вашему мнению, причина сегодняшнего снижения потребительского интереса к сувенирной продукции?

— Это следствие общей экономической ситуации. Когда у людей будет работа, приличная зарплата, они смогут поддерживать и ремесленников. В цепочке турбизнеса приобретение сувенира стоит едва ли не на последнем месте. Люди тратят деньги на путёвки, на экскурсии, у них нередко возникают дополнительные расходы.

— Часто можно услышать, что сувенирная продукция из Китая вытесняет местную. Сколько в вашем салоне изделий из Поднебесной?

— Китай — менее 30%. Среди продукции — магниты, тарелки, брелоки. Но я ничего страшного не вижу в том, что у нас в новгородских лавках можно купить сувенир, сделанный в Китае. Через фирму Санкт-Петербурга наша мастерская отправляет в Поднебесную макеты со своим дизайном. А там на производстве их наносят на изделия.

— А почему это не выполнить в Великом Новгороде?

— Для этого необходимы лазерные и гравировальные станки. Но мы из‑за недостатка свободных средств позволить себе такое оборудование не можем. К тому же под него нужно брать помещение в аренду.

— Но сырьё-то для берестяных сувениров заготавливается в области?

— Иногда бересту приобретаем в Сибири. Но поскольку там более суровые морозы, сибирская береста толще, на ней меньше рисочек — чёрточек на коре. Рисунок легче выводится на тонкой бересте. В дождливые годы бересту приходится закупать.

— С какими городами вы сотрудничаете в плане реализации сувениров?

— У нас в магазине представлены сувениры из городов Золотого и Серебряного кольца. В свою очередь наша мастерская туда отсылает свои изделия из бересты. Наши берестяные туеса и шкатулки находятся в резиденции Деда Мороза в Великом Устюге. Помогает в продвижении нашего предприятия на рынке Фонд поддержки малого предпринимательства. Он обеспечивает нам участие в различных выставках, где мы можем показать свои изделия. Например, недавно у нас состоялась встреча с китайской и индийской делегациями. Китайцы заинтересованы в том, чтобы народные промыслы были представлены в Русском доме в Харбине. Фонд помог с получением кредита под маленький процент. Но я бы хотела отметить, что с Новгорода другие города России могли бы брать пример. У нас ремесленников не дёргают ежегодными аукционами. Как много лет назад им выделили торговые точки, так они за ними и закреплены. Главное, чтобы вокруг них была чистота и порядок.

— В чём специфика работы магазинов сувениров?

— К их владельцам и продавцам совершенно неприемлемо слово «торгашество». Посмотрите, сколько новгородцев, гуляя с детьми, подходят к сувенирным ларькам. Не столько чтобы купить, сколько полюбоваться предметами народного промысла. В моей практике был случай, когда бабушка, показывая маленькому внуку богородицкую игрушку — фигурки лисицы и вороны, рассказывала сюжет басни Крылова. А в этом и содержится элемент развития и воспитания ребёнка. И я уверена, что после посещения лавки бабушка прочитала внуку это произведение, интерес к которому у него возник после знакомства с красивым сувениром.

— У вас есть формула успешного бизнеса?

— В бизнесе нужно держать своё слово. А ещё необходимо обладать терпением, умением переживать тяжёлые времена. Иногда я жалуюсь, когда же уйду на пенсию, чтобы научиться рисовать, заняться вязанием, но это всё слова. Видимо, моё присутствие в мастерской и салоне ещё требуется. Тем, что не по нутру, заниматься невозможно.

РЕКЛАМА

Рекомендуемое

Еще статьи

Этот старинный станок достался Надежде благодаря счастливой случайности

Цветная полоса

Как ткачество помогает соединить интерес к народному костюму с заботой об экологии

11.12.2019 / PDF / Моё дело

Зинаида Джунь уверена, что когда-нибудь будет красиво не только внутри производства...

Хрупкий бизнес

Предприниматель порой ощущает себя азартным игроком

04.12.2019 / Моё дело

И в пир, и в мир

Бери «Шинель» и иди, куда тебе хочется

09.10.2019 / PDF / Моё дело

Если в соревнованиях туристов главное — быстрее всех преодолеть препятствие, то здесь — проверить свои физические возможности

Между небом и землёй

Как увлечение туризмом привело Валерия Шеботинова в бизнес по производству верёвочных парков

04.09.2019 / PDF / Моё дело

По мнению Марии Белковой, постельные принадлежности с наполнителем из хвои или мха обязательно оценят

Мхом поросло

Предприниматель из Великого Новгорода Мария Белкова предпочитает бизнес-проекты с историей

21.08.2019 / PDF / Моё дело

Медовый товар на ярмарках, по словам фермера, расходится очень быстро

Знак Калиты

Когда само название деревни означает «денежный мешок», грех не открыть в ней доходное дело

14.08.2019 / PDF / Моё дело

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 11.12.2019 года
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА