Сегодня четверг, 18 июля 2019 года

Газета издавалась с 1838 года по 1918 год.
Издание возобновлено 29 декабря 1990 года.

Редакция

Бетховена на нас нет

Предназначенный под мемориал уголок улицы Бетховена мало похож на обустроенный

Предназначенный под мемориал уголок улицы Бетховена мало похож на обустроенный

Почему на старорусской улице так и не появился новый памятник

В 2010 году новгородская еврейская община решила установить в Старой Руссе монумент жертвам холокоста. В СМИ сообщалось о встрече главы Старой Руссы Юрия Редькина и директора курорта Виктора Петухова с председателем Петербургской еврейской общины М.Д. Грубаргом.

Господина Грубарга попросили посмотреть, не содержит ли проект памятника ошибок в написании ивритских слов.

Собственно, из этой интернет-новости старорусская общественность и узнала о возможной установке памятника. И внесла свои коррективы, не вдаваясь в лингвистические тонкости. Был брошен клич: увековечить на пересечении улицы Бетховена с Минеральной память всех жертв, а не только евреев.

Альтернативщики объявили о намерении провести конкурс проектов и открыть счет в банке для пожертвований. Возможно, что-то даже собрали. Не могу утверждать, поскольку не справлялся о финансовой составляющей. Да оно и неловко, памятника-то нет. Ни с шестиконечной звездой, ни с пятиконечной, ни с крестом, ни с полумесяцем — никакого.

Как это и предсказывал доктор исторических наук, профессор НовГУ Борис КОВАЛЕВ. «Вот увидите, — говорил он автору этих строк, — через год ничего там не будет. Может, даже и к 70-летию Победы — ничего».

Четыре года назад были большие ожидания, что Старая Русса станет городом воинской славы. Соответственно, появятся федеральные деньги, которые в том числе можно будет потратить и на памятники. И тут совершенно некстати федеральный центр под списком таких городов подвел черту, возле которой и осталась Старая Русса.

Действительно, надежды были большие. Так, местные власти пришли к выводу, что объединит всех и вся памятная стела. Называлась и цена вопроса — около 20 млн. рублей.

— А благоустраивать какое-либо место и ставить там памятник не за государственный счет, а что называется, всем миром: много вы таких примеров у нас знаете? — продолжает Борис Николаевич. — Много ли вообще появилось новых памятников, связанных с войной? В том числе по инициативе состоятельных людей, они ведь и среди русских есть, и в немалом количестве.

Вспоминается, конечно, Мясной Бор. В 2005 году там был установлен памятник работы известного скульптора Вячеслава Клыкова по заказу известного же бизнесмена Сергея Пугачева. Олигарх пожелал увековечить память деда-фронтовика. Никто не возражал. Там же, в Мясном Бору, уже в мае этого года установлен монумент воинам-татарстанцам. На средства Республики Татарстан. Согласитесь, тут присутствует некий национальный аспект. И в связи с этим как логично и корректно обосновать то, что произошло в Старой Руссе?

Бетховена на нас нетВ общем, уважаемый историк подводит нас к мысли, что в данном случае и сами не делаем, и другим не даем. Мол, это вполне по-нашенски.

— Я выяснил, в том числе в архивах ФСБ, что в Старой Руссе были расстреляны около 200 евреев, — продолжает Ковалев. — Никак не тысячи, как принято было считать долгие годы. Однако всех их расстреляли за национальную принадлежность. И потомки, бесспорно, вправе поставить им памятник.

В 1941 году в наспех вырытых рвах оказались тысячи людей разных национальностей и вероисповеданий. По архивным данным, в районе улиц Минеральной и Бетховена похоронены преимущественно военнопленные, а не мирные жители. Ковалев утверждает, что из мирных жителей там хоронили только евреев. И что действительно в несопоставимом количестве туда были сброшены тела изуверски замученных до смерти голодом и холодом советских военнопленных.

Хотя, с точки зрения Ковалева, это не противоречие памятнику ни в каком его виде. Могло бы ведь быть и два монумента — почему нет?

— В принципе я за то, чтобы на пересечении Минеральной и Бетховена также возникло место поминовения павших, — признается председатель районного комитета культуры Александр ДМИТРИЕВ. — Только слишком много страшных следов оставила нам война, мы можем весь город обставить поклонными крестами...

И тоже ведь не откажешь в логике…

А пока перед глазами — все та же придорожная канава с плавающим поверху мусором. Правда, чуть поодаль стоит модульная котельная. В ней крайне нуждался детский сад. Ее появление для сквера и монумента не является непреодолимой помехой. А что?

Фото Владимира МАЛЫГИНА

РЕКЛАМА

Рекомендуемое

Еще статьи

Участниками «Губернаторской школы» стали 216 юных новгородцев

Идеи — в работу!

Министр цифрового развития России оценил задумки новгородских школьников

17.07.2019 / Общество

Для детей и взрослых

В «Точке кипения» представили проекты развития региона

17.07.2019 / Общество

На форуме «Инициатива». Наталья Евтюгина изучает программу мероприятия (в центре справа)

Вопрос, не терпящий отлагательств

Многодетная мама из Демянска предложила властям проанализировать действенность мер поддержки семей с детьми

17.07.2019 / Общество

Идёт обсуждение идеи 3D-моделирования стрижек и причёсок

Кейс: найти своё место в профессии

Делегаты Молодёжного форума «WorldSkills Russia» не в компетенциях соревновались, а учились работать в команде и позиционировать свои проекты

10.07.2019 / Общество

Идейный вдохновитель,

или Когда не стоит скромничать

10.07.2019 / Общество

После войны храм, известный с 1105 года, приспособили под жильё, а сейчас церкви возвращают прежний облик

«Мы оказались слишком доверчивыми»

Храм Ильи Пророка на Славне отключили от электричества и приостановили реставрацию

10.07.2019 / Общество

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 17.07.2019 года
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА