Сегодня пятница, 18 января 2019 года

Газета издавалась с 1838 года по 1918 год.
Издание возобновлено 29 декабря 1990 года.

Надежда Маркова

Эпоха ВИА

Участники вокально-инструментального ансамбля «Вече» у многих новгородцев и сегодня на слуху

С пожелтевших фотографий на нас смотрят стильные молодые люди и девушки с гитарами и микрофонами в руках. Логотип «Вече», украшающий один из инструментов, выдаёт популярный в своё время в Новгороде вокально-инструментальный ансамбль. Не одно поколение новгородцев танцевало под их песни в ДК Профсоюзов, легендарном «Пятаке» и танцплощадках области. «Вспомнить молодость» за чашечкой кофе в уютном музыкальном баре Константина Гореликова на этот раз мы решили с одним из вокалистов ВИА «Вече», впоследствии ставшим худруком коллектива, Сергеем ДЁМИНЫМ.

— ВИА «Вече», базировавшийся в ДК Профсоюзов, был хорошо известен и любим не одним поколением новгородцев. Сергей, а как вы попали в этот легендарный вокально-инструментальный коллектив?

— Я пришёл туда в 1975 году, будучи студентом Новгородского музыкального училища. Меня пригласил тогдашний руководитель «Вече» барабанщик Владимир Ясыченко. Он знал меня ещё по группе «Горожане», которую мы сколотили в школе, и надо сказать, неплохо играли, выступая уже на свадьбах и на танцах. Из «Вече» тогда ушёл вокалист Сергей Большаков, и меня взяли.
На тот момент в группе были Ольга и Зураб Батмановы, Николай Рогожников, Володя Белов, Николай Суховский. Ребята уже взрослые — с солидным музыкальным и жизненным стажем. И тут я — вчерашний школьник. Но они отнеслись ко мне по-отечески, хорошо приняли. Правда, выступал я с ними недолго — спев осенью на танцах «Прощай, со всех вокзалов поезда уходят в дальние края», отбыл в ряды Вооруженных сил...
А когда вернулся, в «Вече» уже был немножко другой коллектив: Владимир Ясыченко уехал в Псковскую филармонию, часть ребят разошлись выступать по ресторанам. За старших остались Зураб и Ольга Батмановы. Шёл набор новых артистов. Так что я вовремя вернулся.

— Что тогда было в репертуаре «Вече»?

— До 1980 года, когда состав коллектива обновился почти на 90%, мы своих собственных песен не исполняли — перепевали «Самоцветов», «Весёлых ребят», АВВА, Boney M. Ольга Батманова преподавала иностранные языки в пединституте, так что мы грамотно подходили к процессу: не просто переписывали английские слова русскими буквами.

— А где брали иностранные пластинки: из-под полы покупали за бешеные деньги?

— На самом деле в те годы уже не всё было так тяжело. В Профсоюзах было легальное место обмена пластинками. Это движение в те годы возглавил небезызвестный Сергей Гормин. Кто-то из знакомых делился пластинками, и мы за два-три дня снимали на слух мелодии. А потом фирма звукозаписи «Мелодия» стала выпускать лицензионные пластинки с теми же АВВА, Boney M, Arabesque. Но вот песни группы AC/DC, например, не приветствовались для исполнения, потому как содержали в своих текстах антисоветскую пропаганду.

— Худсоветы тех времен нередко на корню «резали» репертуары музыкальных и театральных коллективов. А как у вас?

— Доходило до абсурда порой, это правда. Худсовет, как правило, проходил перед началом концертного сезона: в августе-сентябре. В его состав входили, понятное дело, партийные представители, администрация ДК, от музыкального училища был заместитель директора Олег Николаевич Томас, которого впоследствии сменил более лояльный Анатолий Павлович Малышев. И всё-таки, притом что мы пели в основном песни известных советских авторов, которые звучали по телевизору и радио, к репертуару придирались. Например, у Антонова в одной из песен есть такие слова: «Жаль мне, конечно, время уходит», которые показались представителю партийных органов товарищу Кобыляну слишком пессимистичными. Он встал и сказал, что такое петь со сцены нельзя. А на наши замечания, что это песня известного советского автора, он отвечал: «Вот в Москве пусть такое и поют, а мы не должны!». А когда у нас в коллективе появился свой автор — Володя Филиппов, мы нередко в программе, которую представляли на худсоветах, авторство его песен приписывали тому же Антонову или другим авторам, чтобы было меньше проблем.

— Судя по фото 1970–80-х годов, вы были стильными ребятами: длинные волосы, модные солнечные очки, брюки клёш. Внешний вид нареканий у начальства не вызывал?

— Выглядели мы неплохо, согласен. Концертные костюмы нам в Риге шили. Мы ведь ДК Профсоюзов приносили неплохую кассу, так что они тоже были заинтересованы, чтобы их коллективы выглядели выигрышно. Тем более, тогда в ДК ещё и своя оперетта была, которую тоже надо одевать красиво и ярко. А уж когда мы из ДК ушли, за нашим видом женская половина коллектива следила — шили какие-то кофточки в едином стиле. Но вот пиджаков мы не носили — не наше.

— Вы уже не один раз упоминали, что 1980 год стал некой гранью в развитии ВИА «Вече». Что тогда произошло?

— Основная смена коллектива, который почти полным составом ушёл работать в ресторан «Волхов». Ребятам надоела гастрольная жизнь, и они решили «осесть» в одном месте. Название «Вече» осталось при нас, потому как ансамбль был приписан к ДК Профсоюзов. Так что тяжб за имя у нас не было. В «Вече» на тот момент остались я, вокалистка Наталья Сысуева и звукорежиссёр Сергей Орехов. И тут встал вопрос: что делать, ведь на носу новый сезон. Бросили клич и набрали новых музыкантов. Тогда к нам, кстати, пришёл и Володя Филиппов, гитарист, автор многих песен, которые мы исполняли, Александр Филенков (бас-гитара, вокал), Саша Киблер (гитара, вокал), Алексей Козырь (клавиши, вокал), барабанщики Виктор Петров и Александр Андрюшихин, звукорежиссер Андрей Бондарев. В итоге мы за лето создали коллектив и сдали программу худсовету.

— Говоря о танцах в 1980-х годах в Новгороде, нельзя не вспомнить легендарный «Пятак» — место сбора местной молодёжи. Ансамбль «Вече» там тоже выступал?

— Танцплощадка под открытым небом, обнесенная забором, находилась недалеко от кремля. Ну это я для тех поясняю, кто не знает. Сегодня там просто видовая точка. А в те годы это было знаковое место в городе. Мы туда перебазировались в 1983 году, когда руководство «Профсоюзов» сказало, что согласно какому-то постановлению они теперь не могут нас содержать. Мы ушли, название «Вече» осталось за нами. Зимой мы репетировали, ездили по гастролям, а летом выступали на танцах. Володя Филиппов да и другие наши ребята даже ночевали в каморке, где мы аппаратуру хранили, чтобы чего не случилось.

— А случалось?

— А как же! Драки нешуточные случались: в «Профсоюзах» и на «Пятаке». Даже танцы останавливали. Милиция регулярно «Пятак» патрулировала, дружинники дежурили, ведь танцплощадка до отказа наполнялась. Но около 11 вечера все расходились. Ночной жизни тогда еще не было.

— В чём, по-вашему, была популярность «Вече»?

— Во многом в том, что мы познакомились с Володей Филипповым. Он в те годы учился в пединституте, неплохо играл на гитаре. Нам о нём рассказали, мы его послушали и поняли: он то, что надо. Его песни «Бананы», «Осень», «На вокзале новгородском», «Чёрный мальчик» пошли в народ, стали нашей визитной карточкой. Кроме того, к тому времени у нас было уже хорошее оборудование, своя команда техперсонала. Это выводило нас на другой уровень.

— Эпоха ВИА закончилась во второй половине 1980-х. С чем это связано?

— Стала появляться танцевальная музыка: C.C. Catch, Joy. Люди услышали музыку с конкретной долей, мы-то ведь играли всё подряд, на танцах и под «рокот космодрома» танцевали. А тут дали диско — оно и захватило танцплощадки, сломав традиционную вокально-инструментальную тему. ВИА не мог в то время воспроизвести то, что подавали дискотечные коллективы, в основном, конечно, зарубежные. У нас тогда, пожалуй, лишь Сергей Минаев в этом направлении экспериментировал, потом группа «Кармен» появилась. Люди почувствовали разницу: песни крутили нон-стоп, свет моргает, дым научили пускать — неплохо!

— Грусти об ушедшей эпохе нет?

— Нисколько. Чего грустить о том, что естественным образом ушло. Всему своё время. Может быть, мне легко об этом говорить, потому что я остался в музыке: занимался развитием дискотеки «Баккара» — она, кстати, «жила» дольше всех — 12 лет, потом были ночные клубы «Мейджик», «Талисман», сейчас занимаюсь «Диалогом». Так что музыкальная жизнь идёт.

Надежда МАРКОВА
Фото из архива Сергея Дёмина

РЕКЛАМА

Еще статьи

Выступление этих парней никого не оставляет равнодушным. Да и они сами не могут сдержать своих эмоций. И это здорово!

«Я балдею от тебя…»

Хулиганы из «Малиновской банды» обзавелись тур-менеджером и собираются фестивалить по полной программе

12.12.2018 / Живой звук

Полёт «Чёрной птицы»

Лидер Blackbird — о рок-фестивалях, Юрии Шевчуке и раздвоении личности

03.10.2018 / Живой звук

«Тролль Гнёт Ель» на сцене 19 лет. Но, как и прежде, все «бодры и веселы»

Братья «во хмелю»

Помимо «Княжьей братчины» легендарная группа «Тролль Гнёт Ель» не прочь выступить и на «КИНОпробах»

15.08.2018 / Живой звук

Теория культурного скачка

Сергей Гормин — лицо в культурной жизни города известное. Кажется, он знает всё обо всех группах и исполнителях, причём как отечественной сцены, так и зарубежной.

11.07.2018 / Живой звук

«Я всегда хотел исполнять свою музыку так, как я её вижу. А жить по законам нашего шоу-бизнеса мне трудно»

Демоны рока

Новгородскую группу ЭLIGOR ждут продюсеры в Москве. Но команде пока не хватает силы духа

11.05.2018 / Живой звук

Пик популярности группы «Календарь» пришёлся на конец 1980-х годов

Он «Календарь» перевернул

Кризис 1990-х годов помешал новгородским музыкантам закрепиться на поп-сцене страны А шансов было немало

28.03.2018 / Живой звук

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 16.01.2019 года
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА

ФОТОГАЛЕРЕЯ