Сегодня четверг, 21 февраля 2019 года

Газета издавалась с 1838 года по 1918 год.
Издание возобновлено 29 декабря 1990 года.

Редакция

Главный новгородский двор — и Княжий, и Ярославов, и даже «Иванов»

Никольский собор. Вид с северо-востока. Открытка 1904–1909 годов из собрания Новгородского музея-заповедника

Никольский собор. Вид с северо-востока. Открытка 1904–1909 годов из собрания Новгородского музея-заповедника

Территория к югу от церкви Параскевы на Торгу в древних письменных источниках именуется Княжьим двором, это название мы впервые встречаем на страницах летописей в начале XII века. На его превращение в привычное нам Ярославово Дворище потребовалось почти четыре столетия.

Во времена новгородской независимости на Дворище собирались вечевые собрания, происходили суды и казни, выборы должностных лиц и сборы городского ополчения. В XIV–XV веках здесь находились и усадьбы горожан, и общественное здание гридницы, и торговые амбары, однако летописцы ни разу не упоминают о княжеских палатах — вероятно, князья довольно рано потеряли контроль над этой территорией.

 

Велено очистить

Ситуация резко меняется после присоединения Новгорода к Москве. В 1477 году Иван III хочет «двор свой взятии». Новгородцы предлагали взамен участок в южной части детинца, но великий князь хотел владеть именно Дворищем и настаивал, «чтобы тот двор ему очистили».

На Дворище разместились первые великокняжеские наместники — Иван Васильевич Стрига с братом Ярославом. Однако новых палат в конце XV столетия так и не возвели, и московские князья, приезжая в Новгород, останавливались на усадьбах знатных новгородцев или во Владычном дворе.

Очистил двор внук Ивана III — Иван Грозный. Сделано это было после опричного погрома в 1570 году. По подсчетам исследователей, усадеб лишились несколько сотен горожан, «освободив» около 14 гектаров. Спустя два года «заложил государь избы ставити, на своём дворе, на Дворище». В том же 1572 году в надёжные подвалы дворищенских церквей перевезли на хранение государеву казну. Пожар 1580 года сильно навредил грозненскому двору, преемники Ивана IV потеряли интерес к этой резиденции. Свято место пусто не бывает: в XVII веке на Дворище опять появляются торговые лавки, усадьбы горожан и даже двор шведских купцов.

От построек Княжьего двора до наших дней дошёл только Николо-Дворищенский собор — первое каменное сооружение всей Торговой стороны и второе по древности из сохранившихся в Новгороде. Строительство каменного храма начали в 1113 году по заказу новгородского князя Мстислава, старшего сына Владимира Мономаха. Летописи молчат о дате окончания, но известно, что те же мастера в 1119 году начали строительство Георгиевского собора Юрьева монастыря. Следовательно, основные работы на Никольском соборе они должны были закончить годом ранее.

Колокольная Никольского собора и Воротная башня Гостиного двора. Вид с юго-востока. Открытка 1909–1917 годов из коллекции Вячеслава Волхонского

Статусное пятиглавие

Исследователи подмечали не характерное для архитектуры XII века пятиглавие собора. Все известные нам храмы начала и середины того столетия имели от одной до трёх глав. Логичное объяснение смог дать Алексей Комеч: количество глав было скопировано с Софийского собора, который строился в середине XI века как княжеский. Но уже во второй половине XI столетия князья потеряли контроль над Софией и свой новый храм захотели архитектурно уравнять с главным городским собором.

Княжеский статус Никольского собора подтверждается рядом летописных сообщений, например, в 1136 году, не получив благословения на брак от новгородского епископа Нифонта, князь Святослав Ольгович венчался «своими попы у святого Николы». Следовательно, не только собор, но и его священники были в непосредственном княжеском подчинении.

Поздние источники связывают строительство храма с исцелением князя от иконы Николая Чудотворца, написанной на круглой доске, чудесным образом перенесённой из Киева на остров Липно под Новгородом. Древняя круглая икона почиталась за главную святыню Никольского собора, но в 1502 году была вывезена в Москву и погибла столетие спустя в огне пожара. В коллекции Новгородского музея сохранились два списка с этого образа, созданные в XIV и XVI веках.

Не раз храму, находившемуся рядом с вечевой площадью, приходилось выдерживать натиск стихийного гнева. В 1269 году «бысть мятеж в Новегороде: начаша изгоняти князя Ярослава из города, и созвониша вече на Ярославли дворе, и убиша Иванка, и иные вбегоша в Николу святыи». В 1338 году «Наваждением дияволим сташа простая чадь на архимандрита Есифа... и сотвориша вече и запроша Есифа в церкви святаго Николы и седоша около церкви нощь и день коромольницы, стерегущее его...».

За свою 900-летнюю историю собор неоднократно ремонтировался и перестраивался. В XIV–XVII веках возводятся притворы, галереи и придельные храмы, но эта живописная обстройка была полностью разобрана в начале XIX века, когда появились существующие до наших дней западный притвор и северная галерея. В середине XVIII столетия в храме был установлен барочный иконостас, а в 1836–1837 годах осташковский мастер Герасим Веригин подновил фрески, и хотя их стиль никак не увязывался с интерьером средневекового собора, заказчики сочли, что роспись выполнена «весьма искусно и хорошо, и гражданам города Новгорода весьма нравится».

От ансамбля древних росписей сохранились лишь незначительные фрагменты, но даже они поражают яркостью красок и монументальностью образов.

Ганза спешит на помощь

Храм был закрыт в послереволюционные годы. В 1945 году его вернули верующим, и собор был единственным действующим храмом Новгорода. Хрущевские гонения на церковь привели к повторному закрытию в 1962 году. С этого времени в Никольском соборе расположились филиал музея и планетарий. Под древними сводами установили маятник Фуко. Несмотря на то, что сразу после войны на соборе были проведены первоочередные ремонтные работы, а в течение следующих лет храм исследовался реставраторами, к 1990-м годам он оказался под угрозой обрушения. Собор удалось спасти благодаря членству Новгорода в Ганзейском союзе Нового времени, который выделил средства на проведение работ. При реставрации 1994–1999 годов Никольскому собору во многом возвратили первоначальный облик, сохранив пристройки XIX столетия. В наше время в храме располагаются выставочные залы музея.

Издревле при Никольском соборе находились колокола, чей голос звал новгородцев не только в храм, но и на вече. Из летописного сообщения 1571 года мы узнаем, что «на Дворищи, на площади у Николы Чудотворца переписывали колокола и колокольницы деревянныи и каменны». Существующая каменная колокольня, находящаяся к западу от Никольского собора, возведена в 1684–1685 годах. Еще в начале нынешнего столетия на ней находился замечательный колокол, отлитый знаменитым московским мастером Михаилом Лодыгиным в 1687 году. В 2002 году из-за неудовлетворительного технического состояния колокольни колокол пришлось снять. Увидеть тонкую работу литейщика, прочитать уникальную надпись, повествующую о ветхозаветных Моисеевых трубах, и, наконец, услышать этот колокол теперь можно в Новгородском кремле, где он вывешен перед Софийской звонницей.

Воротная башня Гостиного двора. Вид с востока. Открытка 1904–1909 годов из собрания Новгородского музея-заповедника

Судьба-селёдка

К северу от колокольни Никольского собора располагается Воротная башня Гостиного двора, возведённая в 1690-е годы московским каменных дел подмастерьем Семёном Елфимовым. В XIX веке суровый облик башни вызывал у новгородцев ассоциации с седой стариной. Одни связывали её происхождение с дворцом князя Ярослава Мудрого. Другие были убеждены, что именно на этой башне висел некогда символ новгородской независимости — вечевой колокол.

Тем временем побывавший в Новгороде в 1826 году Александр Висковатов отмечал, что башня с примыкавшим к нему зданием «служит съезжим двором Торговой части». И вид имеет весьма неприглядный: «Чтобы подойти к самому зданию, надобно прежде испросить на то дозволения у своего обоняния. Как! — пришло мне в голову: там, где пестрелись шумные толпы народа, где решалась иногда участь Великого Новагорода, теперь взоры зрителя встречаются только с молоком, сельдями и смолою!».

В 1866 году любитель новгородских древностей Василий Передольский с возмущением обнаружил, что верхняя часть башни приспособлена под жильё для трёх «старух-богадаленок». На упрёк краеведа по поводу переделок городской голова, в частности, ответил: «старая лестница оказалась неудобною, по ней нельзя было пронести помойного ушата, не расплескав нечистот, ну я и приспособил её: да мало ли у нас таких старых лестниц в любой колокольне».

Как на выставку

Старушек сменила молодёжь. Сначала в воротной башне и примыкавших к ней торговых лавках разместились мужское и женское приходские училища. Через несколько лет, в 1876 году, — городское трёхклассное мужское. В 1889 году в училище на 178 воспитанников приходилось 7 преподавателей и 4 учителя-мастера. Учёба была платной — 6 рублей в год. Дети получали начальное образование и обучались ремёслам — столярно-токарному, резному, слесарному, сапожному и переплётному. Работы учеников бывали на выставках — например, на съезде деятелей по техническому и профессиональному образованию в России.

А башня продолжала возмущать неухоженностью, о которой писала даже московская пресса: «В настоящее время башня Ярослава представляет руину, на которой растут берёзы и где прохожий народ, безучастный к родным памятникам древности, оставляет свои отбросы...».

В советское время башня и примыкающее к ней здание также служили по учебной части — здесь размещались мастерские Индустриального техникума. И уже газета «Звезда» в 1928 году сообщала, что ураганом сорвана крыша, помещения заливаются дождём, а ремонта всё нет. За безответственное отношение к памятнику Новгородский музей привлёк нерадивых хозяев к суду. В довоенные годы в этих зданиях работал завод сельскохозяйственных орудий «Крестьянин», а сейчас расположена экспозиция музея-заповедника «Христианские древности. Художественный металл XI–XIX веков».

Илья ХОХЛОВ,
Вячеслав ВОЛХОНСКИЙ,
научные сотрудники НГОМЗ




 

РЕКЛАМА

Рекомендуемое

Еще статьи

Здание офицерского собрания 22-й артиллерийской бригады. Открытка начала XX века. Из собрания Новгородского музея- заповедника

Где эта башня, где этот храм?

Воспоминание от начала Неревского конца

Зверин монастырь, вид с востока. Открытка анонимного издания 1909 года из собрания Новгородского музея-заповедника

«Соблюди церковь свою...»,

или Святая Русь между кустами и особняками

Здание церкви святого Александра Невского при манеже. 1948 год. Из собрания Новгородского музея-заповедника

На всех парусах

В конце XVIII и начале XIX веков новгородская фабрика снабжала русский флот

Духовная семинария. Открытка 1904–1909 гг. издания книжного магазина И.И. Дорер из коллекции Вячеслава Волхонского

Нам некуда больше спешить –

в начале XVII века новгородские ямщики взяли и сбежали

Церковь Никиты Мученика, вид с северо-востока. Фотография 1948 года из собрания Новгородского музея-заповедника

Иван Васильевич меняет прописку

Живи мы в XIX веке, то, перейдя по мосту с южного берега Фёдоровского ручья на северный, увидели бы справа двухэтажное здание с высокой пожарной каланчой — съезжую часть ...

Фёдоровский ручей, вид с запада. Открытка начала XX века издания И.И. Дорера из коллекции Вячеслава Волхонского

Улица, которая течёт

Многие новгородцы помнят, что Фёдоровский ручей как улица существует не так давно и до середины XX века на её месте протекал одноимённый ручей. В древности местность по е...

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 20.02.2019 года
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА