Сегодня четверг, 21 февраля 2019 года

Газета издавалась с 1838 года по 1918 год.
Издание возобновлено 29 декабря 1990 года.

На всех парусах

Здание церкви святого Александра Невского при манеже. 1948 год. Из собрания Новгородского музея-заповедника

Здание церкви святого Александра Невского при манеже. 1948 год. Из собрания Новгородского музея-заповедника

В конце XVIII и начале XIX веков новгородская фабрика снабжала русский флот

На левом берегу Волхова напротив Антониева монастыря располагалось предместье Софийской стороны. История этой местности прочно связана с военным ведомством.

В конце XVIII столетия здесь появилась парусная фабрика, игравшая важнейшую роль в обеспечении русского флота.

Она попала сюда из Москвы – после разразившейся там в 1771 году страшной эпидемии чумы. Инициативу о переводе высказала сама Екатерина II, Адмиралтейств-коллегия не могла не согласиться. По мысли императрицы фабрика должна была стать «градообразующим предприятием»: «ибо исподволь она неминуемо всех праздноживущих новгородских жителей притянет, им доставит пропитание, и предовольно чрез то достанет рук не токмо к снабдению флота парусами и флагами, но ещё сколько, сверх того, за нужно найдено будет».

Работы по возведению необходимых построек начались в 1774 году на ранее принадлежавшей новгородскому архиерею земле по обоим берегам реки Гзень, недалеко от впадения её в Волхов. Спустя четыре года появились каменные здания главного корпуса для ткачей, канцелярии и караульни, разного рода мастерских и складов. Для рабочих поодаль возвели 117 деревянных домов. Территория завода была обнесена бревенчатым тыном, берега Гзени соединял деревянный мост. Всё оборудование новгородская фабрика унаследовала от своей московской предшественницы.

С 1780 года фабрика снабжала полотнами, флагдуком (шерстяная ткань для изготовления парусов) и другими материалами Балтийский и Черноморский флоты. Позднее здесь же стали делать пеньковые и льняные полотна, чулки, матросские шляпы.

Вольно, но не хлебно

Жизнь рабочих фабрики была нелёгкой. Из их скромной заработной платы делались вычеты «за медикамент», за пребывание в госпитале, за выдаваемый казной провиант, за мундир. Чтобы свести концы с концами, приходилось в свободное время подрабатывать в городе, что не шло впрок. Старший мастер Якобсон в 1803 году сетовал: «мастеровые люди, сверх рабочих 250-ти, в прочие праздничные 115 дней ходят в город на вольную и трудную работу, за что получа деньги, пропивают оные и делаются больными и неспособными к хорошей казённой работе».

Манеж. Фрагмент открытки 1909 года. Из собрания Новгородского музея-заповедника

Важным подспорьем для мастерового люда были огороды. К 1829 году при фабрике насчитывалось 113 домов с небольшими огородами, «доставляющими живущим достаточные запасы зелени и овощей, чем облегчается самое содержание семейств, пользующихся свежею и здоровою пищею».

Как раз в конце 1829-го производство на фабрике было остановлено, её корпуса вскоре переоборудовали под казармы. И с 1835 года их занимал Новгородский внут-ренний гарнизонный батальон. На месте жилого городка фабрики устроили плац.

В те же годы начались работы по возведению поблизости от казарм каменного экзерциргауза (манежа) – сооружения для строевых занятий зимой и в ненастную погоду. Строительство этого внушительного здания растянулось на долгие годы. Проект был утверждён в 1833 году, а к занятиям в манеже приступили лишь в 1851-м.

Время от времени там устраивались и массовые зрелища. Так, в феврале 1914 года нижние чины 85-го пехотного Выборгского полка смотрели спектакль по комедии Александра Островского «На бойком месте».

«У нас тут не танцы»

Стараниями Выборгского полка в сентябре 1884 года в пристройке к манежу была освящена церковь святого Александра Невского, устроенная частью на церковные средства, частью на полковые суммы и пожертвования бывших офицеров. Современник так описывал внутреннее убранство храма: «Церковь содержится внутри более чем благолепно. Изумительная чистота и порядок обязаны трудам уважаемого ктитора, капитана Недовескова, посвящающего часы досуга храму Божию. По стенам мраморные доски с именами убитых. В иконостасе хранятся высокопочитаемые образа, бывшие с полком на поле брани».

Увы, к началу XX века церковь находилась уже в плачевном состоянии. По словам полкового священника Василия Криницкого, «помещение церкви крайне сырое и зимою очень холодное, так что во время сильных морозов в декабре и январе месяцах вода, оставленная в церкви на ночь, покрывается слоем льда», «иконостас, иконы и позолота портятся», «пол в алтаре и в части, где стоят молящиеся, подгнил и проваливается», «на потолке в штукатурке по всем направлениям видны трещины», «крыша протекает». Не устраивала и вместимость – 200 человек, «и то при тесном расположении».

Кроме того, приходилось совмещать богослужения с происходящими в соседнем помещении манежа учениями: «происходит, например, служение литургии, а в манеже производится гимнастика под музыку или другое учение с музыкой или барабанным боем… Был случай, когда на мою просьбу о прекращении игры на гармонике, под звуки которой люди обучались гимнастике, обучающий офицер артиллерии ответил посланному: «Скажи батюшке, что у нас назначено определённое время для пользования манежем, и когда оно кончится, я музыку прекращу; мы здесь под музыку не танцуем».

В 1913 году полку по ходатайству его командира передали Тихвинскую военно-местную церковь. Прежний полковой храм при манеже вскоре был закрыт.

После ухода в 1914 году Выборгского полка на фронт манеж оказался в ведении вновь сформированного 177-го пехотного запасного батальона (с 1916 года – полка). В 1917 году его солдаты стали главной опорой большевиков в Новгороде. 12 марта в полку возникла организация Российской социал-демократической рабочей партии, объединявшая большевиков и меньшевиков.

Мото, вело, спорт

В годы советской власти манеж и расположенные поблизости казармы по-прежнему использовались военными. Во время Великой Отечественной войны манеж серьёзно пострадал. Но уже в январе 1945 года началось восстановление, поскольку здание должно было стать главным корпусом моторемонтного завода. Были «расчищены коробки бывшего здания манежа, двух казарм и бани, которые за годы войны были разрушены и оказались сильно захламлёнными. Теперь имеется общежитие на 150 человек, помещение для красного уголка, ларёк и столовая». Предполагалось, что завод будет иметь мотороремонтный, сварочный, литейный, механический, деревообделочный и шиноремонтный цеха, электротехнический отдел, ОТК, отдел главного механика и лабораторию, различные хозяйственные и служебные здания.

Предприятие предназначалось «для капитального ремонта моторов, тракторов и автомашин, изготовления и реставрации запасных частей, инструмента и приспособлений». К концу 1947 года требовалось выйти на полную мощность, обслуживая тракторы и машины МТС, совхозов и колхозов области. С появлением ремонтно-тракторных станций завод переориентировался на выпуск деталей к текстильным машинам, затем стал изготавливать детали к велодвигателям. В 1971 году «с помощью прогрессивного метода литья под давлением» завод производил «10 видов сложных деталей на шести машинах», а со следующего года работать должны были уже 20 современных по тем временам машин, и планировалось, что производство деталей к велодвигателям утроится.

В конце 1980-х годов покинул манеж и завод, началось переоборудование под спорткомплекс. В 1999 году здесь обосновалась Специализированная детско-юношеская спортивная школа олимпийского резерва, в 2001 году начал работу спортивно-оздоровительный комплекс.

* * *

А вот бывшим корпусам парусной фабрики повезло меньше. Вплоть до Великой Отечественной войны они использовались в качестве казарм, новгородцы продолжали называть их «Выборгскими». В восстановленных из руин корпусах размещались военкомат, госпиталь и другие учреждения. После упразднения госпиталя прежде занимаемая им часть здания стремительно ветшала и несколько раз горела. Лишь в этом году у здания появился новый владелец. Будем надеяться, что и новая жизнь бывшей парусной фабрики не за горами.

Подготовили Илья ХОХЛОВ, Вячеслав ВОЛХОНСКИЙ

научные сотрудники НГОМЗ

РЕКЛАМА

Рекомендуемое

Еще статьи

Здание офицерского собрания 22-й артиллерийской бригады. Открытка начала XX века. Из собрания Новгородского музея- заповедника

Где эта башня, где этот храм?

Воспоминание от начала Неревского конца

Зверин монастырь, вид с востока. Открытка анонимного издания 1909 года из собрания Новгородского музея-заповедника

«Соблюди церковь свою...»,

или Святая Русь между кустами и особняками

Духовная семинария. Открытка 1904–1909 гг. издания книжного магазина И.И. Дорер из коллекции Вячеслава Волхонского

Нам некуда больше спешить –

в начале XVII века новгородские ямщики взяли и сбежали

Церковь Никиты Мученика, вид с северо-востока. Фотография 1948 года из собрания Новгородского музея-заповедника

Иван Васильевич меняет прописку

Живи мы в XIX веке, то, перейдя по мосту с южного берега Фёдоровского ручья на северный, увидели бы справа двухэтажное здание с высокой пожарной каланчой — съезжую часть ...

Фёдоровский ручей, вид с запада. Открытка начала XX века издания И.И. Дорера из коллекции Вячеслава Волхонского

Улица, которая течёт

Многие новгородцы помнят, что Фёдоровский ручей как улица существует не так давно и до середины XX века на её месте протекал одноимённый ручей. В древности местность по е...

Церковь Дмитрия Солунского, вид с северо-запада. Открытка начала XX века

Долой неграмотность и... сорочки

После революции напротив храма Дмитрия Солунского располагалась совпартшкола. Этот идейный перекресток просуществовал недолго. Остался просто перекресток — Большой Москов...

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 20.02.2019 года
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА