Понедельник, 23 мая 2022

Информационный портал

Лента новостей

РЕКЛАМА

Редакция

Святая к музыке любовь

В октябре Новгородский городской академический хор ЦКиД имени Н.Г. Васильева под управлением Кирилла ШАЛЁННОГО отмечает свой 25-летний юбилей
В кремль уже приходят осенние вечерние сумерки, когда в одном из классов старого двухэтажного здания музыкальной школы начинают раздаваться звонкие чистые голоса.

На протяжении четверти века, по вторникам и пятницам, сюда спешат участники этого известного и горячо любимого новгородцами самодеятельного коллектива, отложив на время свои заботы и семьи. Они усиленно репетируют юбилейный концерт, на котором наряду с музыкой и пением непременно вначале прозвучат и те почетные звания, которые коллектив заслужил за годы своего существования: «Лучший хор России», лауреат и обладатель «Гран-при» многих престижнейших российских и международных конкурсов. Но главным виновником торжества станет, конечно же, основатель и бессменный руководитель хора — Кирилл Шалённый, лучший хормейстер и Заслуженный деятель искусств России, обладатель Ордена «За заслуги перед Отечеством II степени», имя которого занесено в Книгу Почета Новгородской области. Однако, как признается он сам, для всего коллектива гораздо более ценна та любовь, которая исходит на концертах от преданных зрителей и поклонников.
На улице Казанской
Кириллу Шалённому далеко за 70, и за эти годы его имя успел узнать весь город. Новгородцы очень любят и уважают его за неуемную энергию и  нескончаемый энтузиазм. Но лишь самые близкие  люди знают, какие трагедии пришлось пережить ему в детстве и то, какую цену заплатил он за свой нынешний успех.
Когда началась война, маленькому Кире было шесть лет. В его памяти остался тот переполох, который начался в бывшем доходном доме купцов Глазуновых в Ленинграде, на улице Казанской, под боком у одноименного собора. Помнит, как вместе с мамой провожал до конца улицы, мимо знакомой булочной, отца, не зная, что видит он его в последний раз. Второе яркое воспоминание тех лет и по сей день Кириллу Антоновичу дается нелегко:
— Помню, что в квартире было очень холодно, и мы с мамой лежали на кровати, согревая друг друга. Вдруг открылась дверь, вошли какие-то женщины и забрали меня... Наверное, это была весна, так как шли мы потом по солнечной стороне Невского и в воздухе пахло весной. Так я оказался в детприемнике. Уже взрослым я узнал, что это были бригады комсомольцев, которые забирали детей, чтобы вывезти их из Ленинграда. Потом был второй приемник на Садовой. Я запомнил на всю жизнь его номер — 40. Это была бывшая барская квартира, в которой стояли два огромных концертных рояля. Затем за нами приехал длинный английский автобус с трубой от буржуйки, и нас повезли на вокзал. Помню боковую полку в вагоне и то, что ехали очень долго — целый месяц. В поезде каждый день умирали дети, и это постепенно стало привычным делом. Я как-то выжил и добрался до детского дома, который находился в одной деревушке в Горьковской области. Самое яркое впечатление от приезда — рябины с ярко-оранжевыми ягодами — еда! Я все никак не мог понять, почему их никто не ест.
Дети умирали и в детском доме, а у живых от чесотки гнили руки. И опять Кира выжил, дожив до Победы, вместе с которой вновь пришел страшный голод. И кто знает, как бы сложилась дальнейшая судьба ленинградского мальчика, если бы в один из дней в детдом не нагрянули гости, отбиравшие одаренных ребят для хорового училища. Среди двух мальчиков был и Кира. Детский дом сменил интернат с не менее суровыми условиями и строгой дисциплиной. На любое баловство ответ преподавателей был такой — не хочешь заниматься, иди на улицу. Но своим первым педагогам Кирилл Антонович очень благодарен:
— Все мои однокурсники стали профессорами и преподавателями консерватории, и для меня полученная профессия оказалась самой главной в моей жизни. После училища я поступил в консерваторию, но прежде сделал попытку разыскать своих родных и отправился в Ленинград. Возле нашего дома, как и в детстве, на лавочке сидели тетки, которые и проводили меня в домоуправление. Там показали мне документы, домовую книгу. Из нее стало ясно, что мама умерла еще в войну, умер мой маленький братик, а отец так и пропал без вести. Мне разрешили открыть нашу бывшую квартиру, в которой стояли такие родные с детства вещи, принадлежавшие уже чужим людям. Так я расстался и с Ленинградом, и со своим детством.
Здравствуй, Новгород!
За оставленное имущество и квартиру студенту консерватории выдали 900 рублей, на которые он купил первый костюм. Теперь вся его дальнейшая жизнь зависела только лишь от него самого. В промежутках между занятиями юноша подрабатывал, и на последнем курсе уже начал искать постоянное место работы. К счастью, ему повстречался бывший преподаватель хорового училища, который и рассказал о том, что во всех городах открываются музыкальные училища, в том числе и в Новгороде. «Поезжай, — посоветовал он, — при твоей любви к самостоятельности лучше ничего не придумаешь!». Так в 1960 году Кирилл оказался в городе, ставшим ему второй родиной после Ленинграда.
Заметим сразу же, в Новгороде желающих получить музыкальное образование совсем не смущало, что в большинстве своем они были гораздо старше своего преподавателя по хоровой дисциплине — Кирилл Шалённый всех покорил и своим образованием, и уже имеющимся опытом, и, главное — преданностью своему делу. Бывшая ученица, а ныне хормейстер и солист хора Ольга Батманова вспоминает о своем знакомстве с Кириллом
Шалённым:
— Я пришла поступать, когда мне было уже 28 лет. После музыкальной школы закончила иняз, пела в популярном тогда ансамбле «Вече», но все же поняла, что хочу получить настоящее музыкальное образование. Я с первых дней была заворожена талантом этого человека. Он необыкновенный учитель, один из тех, кто из тебя вытаскивает что-то волшебное, то, о чем ты и сам не подозреваешь. И лишь потом думаешь: «Надо же, какой талант, оказывается, во мне есть!». Что еще интересно — еще в советские времена он познакомил нас с духовной музыкой, к которой в те годы писались светские стихи. И когда вновь открылись церкви, в нашем хоре были готовые певчие. Сегодня выпускники Шалённого поют во всех храмах Новгородчины — и в Софии, и в Покровском соборе, и в других церквах и соборах.
Покорял своих учеников и коллег Шалённый и своей работоспособностью. За все 25 лет он лишь дважды пропустил репетиции из-за серьезной болезни и пребывания в больнице. Сами же репетиции не прерывались ни разу. Участники хора рассказали мне одну историю о том, что однажды, по дороге на репетицию, они встретили учеников музучилища, которые рассказали, что у стен Софийского собора нашли авиационную бомбу и все закрыто. Однако мысли об отмене репетиции не появилось ни в одной голове. И действительно — на закрытых дверях все увидели записку от своего маэстро с новым адресом места сбора.
Однако при всей занятости у Шалённого то и дело появлялась мысль — создать самодеятельный коллектив, который объединит его бывших учеников:
— Первый раз я еще в 1969-м это надумал. Не все же работают по специальности после училища, а квалификацию имеют хорошую. Меня в городе поддержали, и смешанный самодеятельный хор просуществовал полтора года. Но его не пускали ни на какие конкурсы и фестивали — именно из-за того, что участники имели музыкальное образование. Москву и Питер это и тогда не останавливало, а у нас, в провинции, боялись. Прошли годы, и вот в 1986 году к этой идее меня вновь подтолкнула Галина Матвеева, бывшая тогда заведующей городского отдела культуры. Стал вновь собирать своих учеников, и через три месяца, в конце октября, культурная общественность города нас уже заслушала в зале филармонии. Всем понравилось. Вот так и началась история нашего коллектива, который я считаю во многом уникальным.
Уникальность хора Шалённого в том, что он образовался исподволь, как поющий без сопровождения, акапелла, а его основными участниками стали музыканты-хоровики, которые могут петь довольно сложные произведения. С другой стороны — все они занимаются этим в свободное время от своей основной работы, то есть по сути составляют самодеятельный коллектив. Для многих из них занятия в хоре стали своеобразной школой повышения квалификации, а для студентов музыкального училища — базой для учебной практики. Отличает этот коллектив и то, что все его концерты абсолютно бесплатны для новгородцев. Главными же стимулами для участников хора долгие годы были выступления на всевозможных фестивалях и конкурсах. И с этим связано множество историй, порой весьма забавных.
Охота за партитурой
На старом видео — выступление хора Шаленого на Всероссийском конкурсе «Поющая Россия» в 1994 году. Концертный зал консерватории, в котором согласно правилам сидят лишь члены жюри. Со сцены звучит сложное многоголосое произведение «Звонили звоны», требующее большого звука, а следовательно, и большого состава хора. У новгородцев всё это было, и как результат — диплом лауреата I премии.
Уже позже награде хора рукоплескал зал, наполнившийся вечером публикой. Правда… сами певцы этого не услышали. Кирилл Антонович объяснил почему:
— Годы-то какие были, безденежье! Мы выступили, и я сразу всех домой отправил, негде и не на что ночевать в чужом городе было. Да мы к тому же и второй хор привезли с собой, студенческий, что само по себе наглостью было. И случилось чудо — он тоже стал лауреатом первой премии… Уже потом нам стала хорошо помогать администрация города. Бывшего мэра Александра Корсунова до сих пор вспоминаем, спасибо ему. Если первые поездки были лишь по территории области, то благодаря поддержке нас услышали и признали Греция, Германия, Испания и многие другие страны. Одним из самых престижных конкурсов был международный, в 1996 году в Греции. Участие в нем принимало около сотни хоров со всего мира. Мы участвовали в двух номинациях и выступили достойно, заняв третье место среди смешанных коллективов и войдя в шестерку лучших хоров при исполнении музыки своей страны. Жаль, что сейчас все эти стимулирующие поездки на конкурсы и концерты пропали — нет средств. А приглашений со всего света и по сей день получаем шквал.
Кстати, там, в Греции, с хором произошла одна любопытная история, которая повторялась еще не раз. После того как хористы отпели классический репертуар и все уже сидели в автобусе, к Шалённому подошла руководительница польского хора с просьбой подарить партитуру. А так как впереди были еще выступления и ноты ценились на весь золота, то женщина получила отказ. И тогда польская музыкантша во всеуслышание заявила, что готова стать на колени ради нового произведения в репертуаре своего хора. Пришлось ее просьбу выполнить. Просьбы поделиться репертуаром, который так тщательно и любовно подбирает для своего коллектива Кирилл Антонович, поступают практически на каждом выступлении хора. В Риге преподаватели местного музыкального училища даже решились на неблаговидный поступок, выдернув партитуру из рук одной из новгородских певиц.
Репертуар  хора Шалённого действительно вызывает восхищение. Даже сами певцы порой удивляются подобранным произведениям и аранжировке, которой занимается сам маэстро. По всеобщему убеждению, у него на это отдельный талант. Некоторые произведения настолько западают в душу зрителям, что те скандируют их названия на каждом концерте с просьбой исполнить. Сам же руководитель хора видит все с другой стороны:
— Мы не можем, как эстрада, петь на бис свои лучшие шлягеры из концерта в концерт. Иногда спрашивают меня, есть ли в репертуаре постоянные произведения? Да нет такого, и быть не может. Это нам противопоказано — так хор устроен. Обновляется его состав — обновляется и репертуар. К тому же музыка настолько богата, что останавливаться на одном произведении — это расточительство! Поэтому мы ежегодно разучиваем по 12 и более новых пьес. За четверть века наверняка более трехсот разучили и исполнили. А публика — она на то и есть публика: пусть помнит и просит. В первую очередь мы должны самих себя музыкой ублажать. Тогда и в радость петь будет, и зрителям нравиться будем.
Конечно же, Кирилл Антонович немного утрирует и кривит душой — есть у хора свои любимые пьесы: это и концерт Рахманинова, и эффектная «Ярмарка» Бориса Кравченко, и «Вечерняя музыка» Валерия Гаврилина, и многое другое. Впрочем, истинная любовь к искусству диктует свои условия — на юбилейном концерте академический хор Шалённого наверняка вновь удивит своих поклонников и репертуаром, и своим составом. В него вольются бывшие ученики и участники, которые приедут 30 октября в Великий Новгород из Москвы, Санкт-Петербурга, Петрозаводска и других городов на 25-летие родного и любимого коллектива. И это, поверьте, будет незабываемый концерт.

 

Светлана ДУБОВИЦКАЯ
Фото из архива коллектива

РЕКЛАМА

Еще статьи

Знакомство с искусством лучше начинать в раннем детстве.

Ночь средь бела дня

На новгородских культурных площадках «Ночь музеев» переедет на вечернее время

18.05.2022 | Культура

Они сошлись…

Музыкальное шоу нового уровня обещает гостям Новгородской филармонии Театрально-концертное агентство.

18.05.2022 | Культура

Научное сообщество соскучилось по Руссе, по живому общению.

«Достоевский и современность»

23–26 мая в Старой Руссе пройдут международные чтения

18.05.2022 | Культура

«ИдиотКа» даёт зрителю возможность осмыслить «женский вопрос», о котором рассуждают герои Достоевского, не только интеллектуально, но и прочувствовать его на физическом уровне, буквально вслед за героинями пройти долгий путь каждой в её «ботинках» и только после этого вершить суд.

Почему это интересно?

Вариацию романа Достоевского «Идиот» предлагает зрителям новгородская перформанс-группа «Омлет для любимой женщины»

13.05.2022 | Культура

Электронный прототип каталога получил положительную оценку представителей Новгородского музея-заповедника.

Каталог с наследием

Студенты НовГУ собирают виды Новгорода с полотен художников XIX и XX веков под одну обложку

13.05.2022 | Культура

Мартынов пишет музыку для театральных постановок, балетов, богослужений.

Классик и музыка

Творческий вечер в Великом Новгороде проведёт российский композитор, музыковед, философ Владимир Мартынов

13.05.2022 | Культура

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 18.05.2022 года

РЕКЛАМА