Сегодня понедельник, 19 августа 2019 года

Газета издавалась с 1838 года по 1918 год.
Издание возобновлено 29 декабря 1990 года.

Елена Кузьмина

Признаки беспамятства

Собственник снёс только фронтальную часть бани. Общественность подозревает: это было сделано для того, чтобы историческое здание точно не признали памятником

Собственник снёс только фронтальную часть бани. Общественность подозревает: это было сделано для того, чтобы историческое здание точно не признали памятником

Фото: Фархада ЮСУПОВА

Cнос бани в Великом Новгороде — история о том, что закон может быть сильнее здравого смысла

В первую пятницу августа горожане наблюдали шокирующую картину: ковш экскаватора рушит стены двухэтажного здания старейшей городской бани на набережной Александра Невского в Великом Новгороде. В течение нескольких часов от фронтальной части остались горы битого кирпича. Белые колонны лежали на земле в стороне. Исчезли лепнина, треугольный фронтон...

Она же не памятник

Вокруг сноса сразу поднялся большой общественный шум. Горожане критиковали чиновников, выразивших сожаление, но позволивших провести работы. Судьба бани, в 2011 году закрытой для ремонта, в 2012-м приватизированной и тихо стоявшей семь лет, очень многим оказалась небезразлична. Быстро выяснилось, что приметное двухэтажное заведение было кандидатом на попадание в число объектов культурного наследия как максимум и как минимум обладало архитектурной ценностью, являясь образцом неоклассики.

Фасад в неоклассическом стиле у бани появился в послевоенные годы. Фото из открытых источников

Мы помним недавнюю историю в Валдае, где жители ополчились против чиновников по поводу сноса жилых домов, построенных в XIX веке и признанных памятниками архитектуры регионального значения, но, по итогам заказанной администрацией экспертизы, лишенные такого статуса из-за позднейших перестроек. И впрямь спорная тема. Но история с новгородской баней — пожалуй, первая в своем роде. Здание не было памятником. И могло ли стать им — неизвестно. Но новгородцы вступились. Баня на набережной была не единственным образцом неоклассики без статуса памятника. Несколько жилых домов в центре города тоже остаются напоминанием о сталинском ампире. Их тоже можно снести без суда и следствия? А сколько старинных построек в районах, на которых пока не установлены «охранные» таблички?

Как выяснилось, одной архитектурной ценности мало, чтобы получить статус охраняемого государством объекта, к которому ни один экскаватор не приблизится. По сообщению пресс-центра мэрии, у владельца здания — компании «Элис Люкс Медиа», зарегистрированной в Челябинске, — имелась информация о том, что здание находилось в аварийном состоянии. Подтверждающих этот факт документов общественности не представили, но частная собственность есть частная собственность. Представители «Элиса», к слову, и до сих пор хранят молчание по поводу истории со сносом.

В полном порядке

Теперь, когда неоклассику уже не спасти, пришел черед классики — «кто виноват?» и «что делать?». Грустная (очень) ирония судьбы в том, что спасти особнячок пытался сын известного новгородского архитектора Ильи Кушнира — Михаил Кушнир. Именно по проекту Ильи Кушнира — документ датирован 1950 годом — была проведена реконструкция построенной еще в 1937 году бани. По информации «НВ», Кушнир-младший ранее обращался к главе региона с просьбой придать бане статус памятника. Но такое обращение вне закона, если не соблюден официальный порядок.

Алексей КУРОЧКИН, начальник инспекции по государственной охране культурного наследия Новгородской области, разъяснил, что право на включение, к примеру, здания в число объектов культурного наследия, как гласит закон, есть как у физических, так и юридических лиц — обычных жителей области и организаций. Следует подать заявление в инспекцию о признании памятника объектом с признаками объекта культурного наследия.

После этого инспекция в течение 90 рабочих дней должна провести работу с привлечением специалистов, чтобы установить: имеет ли объект ценность с точки зрения истории и культуры? Эксперты могут согласиться с заказчиком процедуры, а могут и оспорить.

Если специалисты инспекции согласятся с тем, что здание имеет признаки объекта культурного наследия, заказчик имеет право направить новое заявление в инспекцию — о включении «объекта с признаками» в перечень выявленных объектов культурного наследия, после чего он автоматически попадает под госохрану. Потом ему присваивают категорию, и он становится памятником федерального, регионального или муниципального значения. Всё не так уж сложно — было бы желание.

Раз процесс запустил Михаил Кушнир, то ему и следовало обратиться с официальным заявлением о придании бане статуса здания с признаками объекта культурного наследия, считают в инспекции. Однако такого заявления там так и не дождались. Почему? Мы и сами хотели бы знать. Пытались, но, к сожалению, не смогли связаться с Михаилом Ильичем через его мать Изольду Михайловну, но известная новгородка посчитала, что смысла обсуждать эту историю сейчас, «когда уже всё снесли», нет.

Правила сноса

В то же время в конце мая в областной инспекции охраны культурного наследия прошло заседание научно-методического совета, на котором участники рассмотрели предложение о включении старейшей городской бани в число объектов с теми самыми признаками. Все члены совета согласились с такой идеей.

Примечательно, что в заседании совета Михаил Кушнир не участвовал. И в протоколе встречи не говорится, что рассматривается именно его предложение. Дело было 22 мая, за несколько дней до того, как губернатору поступило еще одно обращение о бане — на сей раз от академика Сергея Заграевского. Срок подачи второго заявления — о включении бани в число выявленных объектов — истекал в октябре, но 31 июля «Элис Люкс Медиа» уведомило мэрию о сносе. И чиновники не смогли возразить — ни в комитете по архитектуре и градостроительству, ни в инспекции. Формально владелец здания имел право на проведение таких работ.

Чтобы этого не случилось, по мнению Олега ДЕМИДОВА, начальника отдела по охране культурного наследия Великого Новгорода, в процесс должна была включиться областная инспекция по охране культурного наследия и довести его до логического завершения, не ссылаясь на формальности.

— Чего еще нужно было? Признаки объекта культурного наследия имелись, — сказал он. — Есть и заключение академика Сергея Заграевского о том, что здание относится к выразительным памятникам нео-классического стиля. Согласно федеральному законодательству, именно инспекция отвечает за организацию работы по сохранению объектов культурного наследия.

По данным Демидова, обращение академика было перенаправлено в мэрию, а контроль исполнения поручен инспекции.

Недоуменные вопросы прозвучали и на недавнем заседании городского парламента — к председателю городского комитета архитектуры и градостроительства Евгению Жилину: почему чиновники не позаботились о том, чтобы оформить нужные документы? Разве они не такие же физические лица, как и все остальные? Только гораздо более компетентные, осведомленные и заинтересованные, чем обычные горожане, которые вряд ли разбираются в особенностях неоклассики и, возможно, никогда не читавшие закон об объектах культурного наследия.

И на майском заседании научно-методического совета было целых восемь физических лиц. И Алексей Курочкин, и Олег Демидов, и руководитель Старорусской археологической экспедиции Елена Торопова, и эксперт музея-заповедника по изучению и популяризации объектов культурного наследия Лариса Банникова, и другие. Все ждали, пока главный ход сделает Михаил Кушнир?

— И где были члены Новгородского общества любителей древности? — спрашивает сейчас Олег Демидов.

Любители древности, лидер которых Сергей Трояновский сказал, что обязательно обсудит ситуацию с баней на ближайшем заседании, наверное, тоже могут показать пальцем на Олега Демидова. Или Алексея Курочкина. Замкнутый круг? Тупик? Когда виноваты все, судить некого. Но это уже из области неписаных законов.

* * *

Участники общественного движения по улучшению городской среды «Новый город» направили главе региона петицию по поводу сноса бани и требуют проверки действий чиновников.

РЕКЛАМА

Рекомендуемое

Еще статьи

В Новгородской области система долговременного ухода за пожилыми людьми внедряется с 2018 года

Как прожить долго и относительно счастливо

В Великом Новгороде прошло заседание рабочей группы Госсовета по направлению «Социальная политика»

14.08.2019 / Общество

С леса, сада, огорода – заработок для народа

Игра в классики

Из жизни маленькой деревни с большой дороги

14.08.2019 / Общество

Что несут ручьи в старорусские реки — ни один эколог не скажет. Не проверяли и не собираются. А смысл, спрашивают?

Отдых второй категории

Купаться нельзя. Но если очень хочется, то можно

07.08.2019 / Общество

Раз в полгода сенатор встречается с журналистами, чтобы рассказать о том, что сделано, и о том, что ещё предстоит сделать

Законы, которые важно знать

Сергей Фабричный — о развитии новгородского юрфака и упрощённом порядке декларирования доходов для сельских депутатов

31.07.2019 / Общество

В центре фото, сделанное во время войны в Ираке и то, как его показали: справа — СNN, а слева — Альджазира

Осторожно, фейк!

Как жить в мире, где тебя постоянно пытаются обмануть, и не потерять веру в журналистику?

31.07.2019 / Общество

Побег в глухую тайгу

Желание сохранить язык манси привело новгородского лингвиста в сибирскую глубинку

31.07.2019 / Общество

Свежий выпуск газеты «Новгородские Ведомости» от 14.08.2019 года
РЕКЛАМА
РЕКЛАМА